Умирает ли человек сразу, как только ему отрубают голову? (2 фото)

Статья с научного датского сайта Videnskab. Перевод на русский подготовлен ИНОСМИ.

Продолжает ли мозг жить и воспринимать окружающий мир еще несколько минут после того, как голова мгновенно слетает с плеч, как, например, на гильотине?

В среду исполнилось 125 лет с момента последней казни через отрубание головы в Дании, и в связи с этим от читателя поступил жуткий вопрос: Умирает ли человек мгновенно, когда ему отрубают голову?

«Я просто однажды слышала, что мозг умирает от потери крови лишь через несколько минут после отрубания головы, то есть люди, казненные, например, на гильотине, в принципе могли „видеть" и „слышать" окружающую обстановку, хотя уже и были мертвы. Правда ли это?» — спрашивает Анетт.

Мысль о возможности увидеть собственное безголовое тело в ком угодно вызовет содрогание, и на самом деле этот вопрос возникал еще несколько сотен лет назад, когда в качестве гуманного способа казни после Французской революции стали применять гильотину.

Отрубленная голова покраснела

Революция была настоящей кровавой баней, в ходе которой с марта 1793 года по август 1794 отрубили около 14 тысяч голов.

И именно тогда впервые был поднят вопрос, заинтересовавший нашу читательницу, — это случилось в связи с казнью на гильотине приговоренной к смерти Шарлотты Кордэ (Charlotte Corday), женщины, убившей лидера революционеров Жана-Поля Марата.

После казни пошли слухи, что когда один из революционеров достал ее отрубленную голову из корзины и отвесил ей пощечину, то лицо исказилось от гнева. Были и такие, кто утверждал, что видели, как она покраснела от оскорбления. Но могло ли такое произойти в действительности?

Мозг может немного прожить

«Покраснеть она в любом случае не могла, так как для этого нужно кровяное давление», — говорит профессор зоофизиологии Тобиас Ванг (Tobias Wang) из Орхусского университета, где он, среди прочего, изучает кровообращение и обмен веществ.

Тем не менее он не может решительно исключить, что после отрубания головы она еще некоторое время была в сознании.

«С нашим мозгом дело в том, что его масса составляет лишь 2% от всего тела, тогда как энергии он потребляет около 20%. У самого мозга нет запаса гликогена (энергетического депо — прим. Videnskab), поэтому как только кровоснабжение прекращается, он тут же оказывается в руках господа, если можно так выразиться».

Другими словами, вопрос заключается в том, на какое время мозгу хватает энергии, и профессор не был бы удивлен, если бы ее хватило по крайней мере на пару секунд.

Если обратиться к его вотчине — зоологии, то существует как минимум один вид животных, о которых известно, что их голова может продолжать жить без тела: это рептилии.

Отрубленные головы черепах могут жить еще несколько дней

На YouTube, например, можно найти устрашающие видео, где головы змей без тела быстро щелкают пастями, готовые впиться в жертву своими длинными ядовитыми зубами.

Это возможно потому, что у пресмыкающихся очень медленный обмен веществ, так что если голова не повреждена, то их мозг может продолжать жить.

«Черепахи особенно выделяются», — говорит Тобиас Ванг и рассказывает о коллеге, который должен был использовать мозги черепах для экспериментов и положил отрубленные головы в холодильник, предполагая, что они, конечно же, умрут там.

«Но они жили еще два-три дня», — рассказывает Тобиас Ванг и добавляет, что это, так же как и вопрос насчет гильотины, порождает этическую дилемму.

«С точки зрения этики обращения с животными то, что головы черепах не умирают сразу после того, как их отделили от тела, может быть проблемой».

«Когда нам нужен мозг черепахи, и при этом он не должен содержать никаких анестетиков, мы опускаем голову в жидкий азот, и тогда она умирает мгновенно», — поясняет ученый.

Лавуазье подмигнул из корзины

Возвращаясь к нам, людям, Тобиас Ванг рассказал известную историю о великом химике Антуане Лавуазье, которого казнили на гильотине 8 мая 1794 года.

«Будучи одним из величайших ученых в истории, он попросил своего хорошего друга, математика Лагранжа, посчитать, сколько раз он подмигнет после того, как его голова будет отрублена».

Таким образом Лавуазье собирался внести свой последний вклад в науку, попытавшись помочь дать ответ на вопрос, остается ли человек в сознании после отрубания головы.

Он собирался моргать один раз в секунду, и, по некоторым рассказам, моргнул 10 раз, а по другим — 30 раз, но все это, как говорит Тобиас Ванд, к сожалению, все-таки миф.

По словам историка науки Уильяма Дженсена (William B. Jensen) из Университета Цинцинатти в США, подмигивание не упоминается ни в одной из признанных биографий Лавуазье, в которых, однако, написано, что Лагранж присутствовал при казни, но находился в углу площади — слишком далеко, чтобы выполнить свою часть эксперимента.

Отрубленная голова смотрела на врача

Гильотина была введена как символ нового, гуманистического порядка в обществе. Поэтому слухи о Шарлотте Кордэ и других были совсем некстати и породили оживленные научные дебаты среди врачей Франции, Англии и Германии.

На вопрос так и не дали удовлетворительного ответа, и он поднимался снова и снова вплоть до 1905 года, когда был проведен один из самых убедительных экспериментов с человеческими головами. Описал этот эксперимент французский доктор Борьё (Beaurieux), который провел его с головой приговоренного к смерти Анри Лангиля (Henri Languille).

Как описывает Борьё, сразу после гильотинирования он отметил, что губы и глаза Лангиля спазматически двигались в течение 5-6 секунд, после чего движение прекратилось. А когда доктор Борьё через пару секунд громко крикнул «Лангиль!», то глаза раскрылись, зрачки сфокусировались и пристально посмотрели на врача, словно тот разбудил человека ото сна.

«Я видел несомненно живые глаза, которые смотрели на меня», — пишет Борьё.

После этого веки опустились, но врачу вновь удалось разбудить голову осужденного, выкрикнув его имя, и лишь при третьей попытке ничего не произошло.

Не минуты, но секунды

Этот рассказ не является научным отчетом в современном понимании, и Тобиас Ванг сомневается, что человек действительно может находиться в сознании так долго.

«Я полагаю, что пара секунд — это действительно возможно», — говорит он, и рассказывает, что могут оставаться рефлексы и сокращения мышц, но сам мозг страдает от колоссальной потери крови и впадает в кому, так что человек быстро теряет сознание.

Эту оценку поддерживает проверенное на практике правило, известное кардиологам, которое гласит, что при остановке сердца мозг остается в сознании до четырех секунд, если человек стоит, до восьми секунд, если он сидит, и до 12 секунд при положении лежа.

В результате мы так и не прояснили толком, может ли голова сохранять сознание после отрубания от тела: минуты, конечно, исключены, а вот версия о секундах не выглядит невероятной. И если вы сосчитаете: раз, два, три — вы легко убедитесь, что этого достаточно, чтобы осознать окружающее, а значит, такой способ казни никакого отношения к гуманности не имеет.

Гильотина стала символом нового, гуманного общества

Французская гильотина имела большое символическое значение в новой республике после революции, где она была введена как новый, гуманный способ приведения в исполнение смертного приговора.

По словам датского историка Инги Флото (Inga Floto), написавшей книгу «История смертной казни в культуре» (2001), гильотина стала инструментом, который показывал, «как гуманное отношение нового режима к смертной казни контрастирует с варварством прежнего режима».

Не случайно гильотина предстает как грозный механизм с ясной и простой геометрией, от которой так и веет рациональностью и эффективностью.

Гильотина получила свое название в честь врача Жозефа Гильотена (J.I. Guillotin), который после Французской революции стал известен и превозносился за то, что предложил реформировать систему наказаний, сделав закон равным для всех, а преступников наказывать одинаково независимо от их статуса.

Отрубленная голова Людовика XVI, казненного на гильотине. © flickr.com, Karl-Ludwig Poggemann

Кроме того, Гильотен утверждал, что казнь должна производиться гуманным путем, чтобы жертва испытывала минимальную боль, в отличие от жестокой практики тех времен, когда палачу с топором или мечом часто приходилось наносить несколько ударов, прежде чем ему удавалось отделить голову от тела.

Когда в 1791 году Национальное собрание Франции после долгих дебатов о том, не отменить ли смертную казнь вовсе, вместо этого решило, что «смертная казнь должна ограничиваться простым лишением жизни без каких-либо пыток осужденного», на вооружение были взяты идеи Гильотена.

Это привело к тому, что более ранние формы инструментов с «падающими лезвиями» были усовершенствованы до гильотины, которая таким образом стала знаменательным символом нового общественного порядка.

Гильотина оставалась единственным инструментом казни во Франции вплоть до отмены смертной казни в 1981 году (!). Публичные казни во Франции отменили в 1939 году.

Последние казни в Дании

В 1882 году работник одной из ферм на острове Лолланн Андерс Нильсен Шеллэндер (Anders Nielsen Sjællænder) был приговорен к смерти за убийство. 22 ноября 1882 года единственный палач в стране Йенс Сейструп (Jens Sejstrup) взмахнул топором. Казнь вызвала большой резонанс в прессе — в особенности из-за того, что Сейструпу пришлось ударить топором несколько раз, прежде чем голова отделилась от тела.

Андерс Шеллэндер стал последним, кто был публично казнен в Дании. Следующая казнь прошла за закрытыми дверями тюрьмы Хорсенс. Смертная казнь в Дании был отменена в 1933 году.

Советские ученые трансплантировали головы собак

Если вы способны вынести еще немного ужасающих и вызывающих содрогание научных экспериментов, посмотрите видео, которое показывает советские эксперименты, моделирующие обратную ситуацию: в отрезанных головах собак поддерживают жизнь с помощью искусственного кровоснабжения.

Видео было представлено британским биологом Дж. Б. С. Холдейном (JBS Haldane), который рассказывал, что и сам провел несколько подобных экспериментов.

Возникали сомнения, не было ли видео пропагандой, преувеличивающей достижения советских ученых. Тем не менее то, что российские ученые были пионерами в области трансплантации органов и в том числе пересаживали головы собак, — общепризнанный факт.

Эти опыты вдохновили южноафриканского врача Кристиана Барнарда (Christiaan Barnard), который заслужил мировую известность, проведя первую в мире трансплантацию сердца.


Интересные материалы: