Мистические тайны гибели польского президента Леха Качиньского

10 апреля исполнилось три года со дня гибели под Смоленском самолёта Ту-154 президента Польши Леха Качиньского.

Катастрофа до сих пор продолжает влиять на российско-польские отношения, её причины превратились в предмет бесконечных антироссийских спекуляций ряда польских политиков. Но не исключено, что к трагедии привела целая цепь мистических совпадений. Иначе многие моменты просто не объяснить.

Версия первая. Грузины сглазили…

Буквально за месяц до трагедии в эфире грузинского телеканала «Имеди» вышел провокационный сюжет. В нём рассказывалось, как Грузия подверглась российской агрессии. Узнав об этом, Лех Качиньский немедленно вылетел в Тбилиси, но пути его самолёт якобы взорвался в воздухе. Когда 10 апреля 2010 года польский лидер действительно не добрался до Катыни, кто-то произнес: «Грузины сглазили».

Примечательно, что однажды грузинское руководство разыграло пана Качиньского. Осенью 2008 года он прибыл в Закавказье с визитом, и его коллега Михаил Саакашвили повёз гостя поближе к границе Южной Осетии. По дороге их кортеж обстреляли, и грузинская сторона обвинила во всём российские войска. Но быстро выяснилось, что обстрел стал театральной инсценировкой грузинской стороны. 

После этого обиженный Качиньский несколько охладел к Саакашвили, хотя до того яростно обличал «российского агрессора». И не зря – ведь в итоге вышло, что грузины воистину стали злыми гениями польского президента…

Версия вторая. Самолёт не раз предупреждал…

За самолётом Качиньского тянулась цепочка странных происшествий. Так, 12 августа 2008 года польский президент любой ценой хотел сесть в Тбилиси. Однако лётчик наотрез отказался ввиду плохой погоды и посадил борт в Баку, а в столицу Грузии пришлось несколько часов ехать машиной. Строптивого пилота уволили, но спустя два года стало ясно, что возможно он спас много человеческих жизней.

Приключения президентского Ту-154 продолжились. Так, в конце 2008 года злополучный борт обледенел в Монголии, куда Качиньский прибыл с визитом. В сентябре 2009 года Качиньскому пришлось лететь с визитом в США обычным регулярным рейсом. Выяснилось, что вышли из строя сразу два правительственных борта. Но польский лидер не придавал значения всем знакам судьбы. В итоге случилось 10.4.2010.

Версия третья. Расплата за черствость и злорадство

Всего за пару недель до катастрофы Россия пережила свою трагедию. 29 марта 2010 года в московском метро взорвались две террористки-смертницы, погибли 40 человек. Многие польские газеты писали об этом с плохо скрытым злорадством, откровенно оправдывая действия террористок. Слов сочувствия не нашлось и у самого Леха Качиньского, который в свою бытность мэром Варшавы назвал одну из площадей города именем Джохара Дудаева.

Здесь вспомнился ещё один случай. Так, осенью 1999 года после начала Второй чеченской войны толпа ворвалась на территорию консульства России в польском городе Познань и сорвала флаг с криками «Шамиль Басаев!». Когда же чеченского террориста номер один уничтожили, некоторые политики и общественные деятели Польши открыто его оплакивали. В результате сочувствие к убийцам и террористам аукнулась Польше страшной трагедией под Смоленском…

Версия четвёртая. Проклятый Катынский лес

Рокового полёта Ту-154 могло вовсе не быть. Дело в том, что 7 апреля 2010 года в Катынском лесу прошла совместная российско-польская церемония поминовения расстрелянных там польских граждан. В неё участвовали премьеры Владимир Путин и Дональд Туск. Уровень более чем достаточный… К тому же у Качиньского заболела мать, и его брат-близнец Ярослав остался с ней и отказался от поездки в Смоленск. Поводов отменить полёт хватало, но Лех не мог себе такого позволить.


Но Катынь, эта польская Голгофа, слишком много значила для радикального антикоммуниста и русофоба Качиньского. Он побывал там в 2007 году, но одно дело – частный визит, и совсем другое – 70-летие памятных событий. Пришлось специально для него организовывать отдельную церемонию, куда вместе с ним прибыли бы многие польские политики и историки. Не прибыли. Самолёт разбился, и Голгофа стала двойной. Воистину, Катынский лес – проклятое место для поляков.

Версия пятая. Не прогнуться под Путина и Лукашенко

Отношения с российскими руководителями у Качиньского не сложились. Польский президент демонстративно не хотел встречаться с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. Мол, пусть сначала приедут в Варшаву и попросят прощения за всё зло, которое Россия причинила Польше за всю историю. Существовала возможность ухода борта в один из московских аэропортов, но Москва –столица злобной России, оплот врагов Польши. Туда нельзя…

Имелись и другие варианты, куда можно посадить президентский борт, кроме покрытого туманом Смоленска. Это аэропорты Минска и Витебска, а от Белоруссии до Катыни – рукой подать. Но разве мог Качиньский сесть в Белоруссии? Александр Лукашенко был для него личным врагом, против которого он еще в 2005 году собирался идти «крестовым походом». Не поступился польский президент принципами, не посадил самолёт в Москве и Белоруссии. И погубил себя и ещё 95 человек.

Версия шестая. Слишком много исторических спекуляций

Лех Качиньский явно выделялся на фоне большинства европейских политиков. Большинство его коллег – прагматики, предпочитающие говорить об экономике, о делах текущих, о будущем. Для польского президента слишком большое значение имела история, сведение счётов с соседями Польши и восстановление попранной некогда справедливости (разумеется, в его понимании).

Возьмём восточное направление польской внешней политики. Полякам не нравился газопровод «Северный поток», и решение о его возведении не раз сравнивали с пактом Молотова-Риббентропа. При участии польских властей в 2007 году закрыли российскую экспозицию в Освенциме. Всё потому, что жители присоединённых в 1939 году к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии назывались в ней советскими гражданами, а не  «жителями незаконно отторгнутых у Польши территорий».

Непростыми были у Качиньского и отношения с Германией. Так, ему не понравилось, когда канцлер Ангела Меркель решила открыть в Берлине Музей изгнанных, где бы рассказывалось о тяжёлой судьбе этнических немцев, выселенных после Второй мировой войны из Польши и других стран Центральной и Восточной Европы. Польский президент пригрозил открытием в Варшаве Музея немецкой оккупации. Кроме того, Качиньский говорил, что если бы не немцы, то население Польши составило бы сегодня 65 миллионов, и она была бы второй державой Евросоюза.


Польский президент жил мифами, постоянно обращался к делам давно минувших дней. И в исторический день, возле исторического для поляков места оборвалась его жизнь…

*        *        *

Вряд ли стоит удивляться, что гибель Качиньского тоже превратилась в миф, а причины трагедии под Смоленском вот уже три года остаются предметом бесконечных инсинуаций антироссийски настроенных польских политиков. Среди них преобладают сторонники покойного президента, а наиболее заметной фигурой остаётся его брат-близнец Ярослав. И вот здесь уже никакой мистики. Любителя политических и исторических спекуляций в большинстве случаев окружают такие же соратники.


Интересные материалы: