Меня пугает, что в школе не учат думать своей головой (3 фото)

Меня пугает, что в школе не учат думать своей головой. Изображение №1.

В последнее время я много думаю об образовании, а точнее о том, что почему-то успешные методы, которые учат школьников и студентов мыслить критически по отношению к устоявшимся системам, много где оказываются не востребованы. Недавно я решил посмотреть, как переводится название террористической организации из Нигерии «Боко харам». Я знал, что «харам» — это «запрещено», и ожидал, что всё название означает что-то вроде «грех запрещён» или «порок запрещён» (пусть это и тавтология). Но всё оказалось даже ещё более клиническим: «Боко харам» на языке хауса — это «западное образование запрещено». Стало понятно, что недаром террористы часто делают мишенями атак детей: вспомните, например, 200 похищенных школьниц и совершенно жуткий случай, когда на рынке взорвалась бомба на теле 10-летней девочки.

Спустя некоторое время мне на глаза попался отрывок из книги южнокорейского преподавателя английского языка, которая некоторое время проработала учительницей в элитной школе в Пхеньяне. В нём она рассказывает, как сталкивалась с тем, что ученики просто не умеют мыслить. Вместо того чтобы пробовать самостоятельно искать аргументы и сталкивать их между собой в поисках истины и собственного мнения, они пытались подгонять их под некие аксиоматические факты. Обычно аксиомы были связаны с превосходством северокорейской культуры над всеми остальными и особенно — над отсталой американской. В конце концов у одного из учеников случилось нечто вроде озарения. Он понял, что структура необычного и пугающего задания по английскому языку — «написать эссе» — соответствует стандартной задаче по дисциплине, в рамках которой изучают идеи чучхе. Это были первые ростки критического мышления по отношению к системе.

Я боюсь, что то, как устроено российское среднее образование (а иногда и высшее) — это своего рода лёгкий вариант таких вот тоталитарных образовательных систем. И дело даже не в уроках православной культуры или патриотизма. Просто так вышло, что школьников не учат мыслить. Даже в случае таких дисциплин, как математика. Часто её преподавание сводится к правильному применению известных алгоритмов к сложным ситуациям, хотя обычно этот предмет, можно сказать, луч света в тёмном царстве.

Меня пугает, что в школе не учат думать своей головой. Изображение №2.

Кстати, насчёт Островского. Критическое мышление можно эффективно воспитать на таком предмете, как литература. Мало какая дисциплина в школе может дать такие же возможности в свободе интерпретаций и разностороннего анализа. Но у нас принято, что существует некая каноническая версия того, «что хотел сказать автор». Однажды учительница литературы (в общем-то, очень неплохой преподаватель, с которым мне повезло) снизила мне балл за сочинение по «Грозе» Островского, в котором я написал, что самоубийство Катерины — это следствие давления женоненавистнической тоталитарной культуры, которая оправдывается религиозными моральными ценностями, и можно поспорить насчёт того, что её решение было не единственным достойным. Своей точной формулировки я не помню, но реакцией учительницы было то, что это просто не так и что «по-хорошему, это два».

В этом плане мне очень помогли уроки обществознания и истории, которые вела, наверное, моя любимая школьная учительница. Она часто просила нас писать небольшие тексты, в которых мы должны были в классической форме с аргументами «за» и «против» прийти к иногда парадоксальному мнению по какой-то проблеме. К сожалению, это было скорее исключением. ЕГЭ по разным предметам включает в себя письменную часть, в которой нужно, приводя аргументы, высказаться о чьём-то афоризме, и, когда я сдавал экзамен в 2009 году, там была удивительная оценка за этику. Не знаю, сохранилась ли она сейчас.

Когда я готовился к ЕГЭ по русскому языку с репетитором, я тренировался писать много таких вот эссе, и однажды мне снизили баллы именно из-за этики. Тогда в эссе о «нужных» и «ненужных» заимствованиях в русском языке я написал, что ни в одном заимствовании нет ничего плохого или хорошего, в итоге какие-то не приживутся, а какие-то войдут в словарь, но это объективный процесс, который не остановить. Оказалось, что это тоже неправильная позиция, и репетитор аргументировала свою точку зрения существованием невыносимого для неё (и загадочного для меня) слова «блинхаус». Кажется, имелось в виду заведение, где подают блины.

Меня пугает, что в школе не учат думать своей головой. Изображение №3.

Но главное разочарование ожидало меня в бакалавриате, который я окончил в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации (когда я туда поступал, он ещё назывался Финансовой академией). Правда, это я осознал, уже когда окончил вуз и поступил в магистратуру по совсем другой специальности в совсем другой университет. Мне стало казаться, что Финансовый университет был скорее не вузом, а чем-то вроде ПТУ высокого уровня. Несмотря на то что всех в нём призывали заниматься наукой, сами студенты были настроены на то, чтобы получить диплом и начать зарабатывать много денег на скорее всего скучной работе (известно, что у выпускников ФУ один из самых высоких уровней зарплат в России). Их ожидания влияли на отношение преподавателей.

В основном нас просто учили выполнять разные задачи. На предметах вроде «Налоги и налогообложение», «Финансовый менеджмент», «Оценка собственности» нам давали какую-то теоретическую базу просто как факт, а не как результат научных изысканий, а всё остальное время посвящали решению задач. Иногда над ними нужно было поломать голову, но в основе обычно лежали заранее известные алгоритмы. Конечно, кто-то пытался заставлять нас думать, но иногда с очень печальным исходом. Одна из преподавательниц любила устраивать дискуссии на семинарах, но в них хорошим аргументом считалась даже копипаста из «ВКонтакте» о том, как щедр Муаммар Каддафи (тогда как раз началась гражданская война в Ливии).

В моём теперешнем вузе всё совсем по-другому. Я впервые чувствую, что действительно получаю образование, которое не просто сводится к набору фактов и алгоритмов. Может, оно и не самого высокого уровня, но во многом помогает мне понять, к какому уровню знаний и мысли стоит стремиться. Жаль, что самые интересные и необычные образцы критической мысли даже у образованных людей могут встретить не всегда объяснимое отторжение. Например, на днях мы с коллегами спорили по поводу колонки в The New Republic, в которой автор критиковал модели поведения (а именно режима сна и бодрствования), которые навязываются американцам успешными владельцами и распорядителями крупного капитала. Некоторые мои сотрудники заклеймили колонку как «доведение проблемы до абсурда». Мне же кажется, что только таким способом можно действительно разобраться в мире: нужно мысленно разобрать его на самые неожиданные части и сложить из них совершенно новые фигуры.


Интересные материалы: