Теракты в Турции и их последствия (7 фото)

В воскресенье 13 марта в столице Турции Анкаре произошел чудовищный взрыв. Сразу же погибли тридцать человек, еще четверо скончались вскоре, медицина оказалась бессильной ввиду тяжести ранений, полученных ими. Состояние 125 раненых находится в различной степени тяжести, их приняли 14 больниц, при этом жизнь 19 под угрозой, а семерых оперируют. Эта информация предоставлена министром здравоохранения Турции Мехметом Мюеззиноглу. Горе везде горе, а кровь у всех красная, независимо от национальности и гражданства. Однако рассматривать причины и последствия этого террористического акта, как и четырех предыдущих, прошедших совсем недавно, невозможно без анализа военно-политической ситуации, возникшей в стране.

теракт

Кто виноват?

Первое, на что обращает внимание теракт 13 марта, это отсутствие политической силы, взявшей за него на себя ответственность. Сам этот метод порочен, но он становится практически бессмысленным, если нет того, кто во всеуслышание скажет: «да, это сделали мы, мы добиваемся того-то и того-то, а если этого не будет, то сделаем еще что-то и даже похуже». Любое действие, даже самое преступное или не очень умное, должно быть целенаправленным, иначе остается предполагать, что производит его психически больной человек или группа лиц неадекватного поведения. За последние месяцы в Турции погибли более двухсот человек. Три взрыва устроили боевики ИГИЛ (так сообщили власти), еще один произведен группировкой «Ястребы свободы Курдистана» (эта организация взяла на себя ответственность за уничтожение в Анкаре автобусов с военнослужащими 17 февраля). К числу случайных жертв следует добавить и вполне закономерные потери вооруженных сил, понесенные в ходе боевых действий против РПК (Рабочей партии Курдистана) – примерно 270 солдат и офицеров.

теракт

Курды

Именно курдскую сепаратистскую силу назначили виновной за произошедший в воскресенье теракт, хотя это не совсем логично. Из четырех предыдущих инцидентов три отнесены на счет ДАИШ, при этом не последовало ни подтверждений, ни опровержений этого со стороны Исламского государства, признанного в России и многих других странах преступным. Только в одном случае имело место признание «авторства», и оно было сделано «Ястребами». Нет никакого сомнения, что они приняли бы ответственность на себя и за воскресный теракт, если бы совершили его. Тем не менее, реакция Анкары была почти мгновенной и выразилась в нанесении авиаударов по северным районам Ирака, где вооруженные формирования курдских сторонников государственной независимости (или в турецком варианте сепаратистов) сосредоточили часть своей военной инфраструктуры. Введен также комендантский час в Шираке, городе, населенном этническими курдами.

взрыв

Как сплотить общество?

Обвинять турецкое руководство в организации кровавых событий пока додумались только самые экстремистски мыслящие обозреватели, но в том, что Эрдоган использует сложившуюся ситуацию в собственных интересах, сомневаться не приходится. Перед страной нависла серьезная опасность распада, доходы от нелегальной торговли нефтью почти сведены к нулю, объемы экспорта снизились, туристическая отрасль стагнирует, российские санкции ощутимо бьют по карману сельхозпроизводителей. Политическая оппозиция поднимает голову, несмотря на репрессии и удушение гражданских свобод. В общем, единственным фактором, который мог бы сплотить расползающееся государство, может стать только масштабная угроза, внутренняя и внешняя.

Мигранты и теракты

Так уж сложилось географически, что Турция стала начальным и главным элементом «великого Балканского эмигрантского пути». Сюда направляются беженцы из Сирии, Ирака, Афганистана, отсюда легче всего попасть в Грецию. Анкара практически не препятствовала этому нескончаемому потоку, а местные контрабандисты получали немалый доход от перевозки людей через море. Теперь на международных переговорах лидеры спохватившейся Европы предлагают миллиарды евро (то ли три с лишним, то ли уже шесть), чтобы эти мигранты оставались в Турции. На их содержание, собственно, и планируется выделить эти деньги. Их пока не дали, но, очевидно, другого выхода просто нет. Среди беженцев, наверное, есть и террористы ИГИЛ, им легко затеряться в общей массе, купив за пару сотен долларов сирийский паспорт.

курдистан

Мечта о ЕС

Совсем недавно у Турции были вполне реальные шансы на вступление в Евросоюз, не сразу, конечно, но в определенной перспективе. Относительно благополучные макроэкономические показатели делали это возможным. Несколько своеобразное представление о демократических ценностях объяснялось милой восточной экзотичностью, вполне приемлемой в плюралистическом обществе. Членство в НАТО также обеспечивало определенный политический вес стране, вставшей на путь демократии. Однако неуемное стремление к региональному лидерству обернулось для последнего президента большим количеством вызовов, только обостривших уже существовавшие проблемы. В настоящее время членство в ЕС стало таким же эфемерным, как для Украины. Зато с этой страной теперь можно дружить практически неограниченно.

Мировая реакция и поддержка Запада

В своем сочувствии Анкаре объединились все мировые страны, оппонирующие друг другу во всех прочих вопросах европейского и всепланетного мироустройства. Соболезнования выразили президенты и премьеры России, США, Европы и, вообще, практически всего мира. Варварская акция осуждена на редкость единодушно, другой вопрос состоит в том, что на дальнейшую политику главного союзника Турции, США, это никак, по всей видимости, не повлияет. Слишком разные стратегические приоритеты у друзей-партнеров. Если американцы считают первостепенной задачей разгром Исламского государства, то для Эрдогана куда важнее одержать победу над Курдистаном, не дать ему шансов стать независимым государством, иными словами, сберечь территориальную целостность страны. А США упорно помогают этим вооруженным формированиям, координируют с ними возможные планы военных операций и прочее.

теракт

Возможна ли интервенция?

В последние десятилетия сложилась практика, согласно которой после террористических актов наказывают не виновных в них, а тех, кого по тем или иным причинам удобно считать таковыми. Именно по этой причине нельзя исключать возможности начала масштабной интервенции войск Турции и Саудовской Аравии на территорию Сирии, хотя эта страна явно не имеет прямого отношения к произошедшим трагическим событиям. Взрыв в Ангкоре способен стать аналогом выстрела Гаврилы Принципа в 1914 году, то есть поводом для масштабной войны. Собственно, введение войск уже давно планировалось, но ему помешали успехи армии Асада, поддержанной российской авиацией и сверх всякой меры раздосадовавшие Эрдогана. После этого с переменным успехом идут мирные переговоры, и о возможности военного вмешательства речь уже вроде бы не шла.

взрыв

Что теперь будет?

О том, каковы планы Анкары по использованию возникшей после последнего теракта ситуации, можно будет судить по ближайшим действиям турецкого руководства. Попытка придать невинным жертвам некую сакральность будет свидетельствовать о намерении идти по пути эскалации регионального конфликта. При этом вопрос военных и экономических возможностей отойдет на второстепенный план, что вполне в духе современной политики Эрдогана. Для него сейчас главное – ввязаться в драку, а потом уже можно разбираться, что делать дальше. Без поддержки НАТО и США достижение успеха путем авантюрной интервенции находится под большим вопросом. До сих пор открыто вставать на сторону вечно обиженного турецкого президента желающих не находилось, но кто знает, может быть они появятся после теракта? Тем более, взрыв этот, вероятно, не последний… Или все же здравый смысл победит?


Интересные материалы: