Кто хитрее

Испытательный запуск баллистической ракеты Minuteman III.

Мир вступил в новую эру гонки ядерных вооружений, на которые в ближайшие десять лет многие государства, обладающие соответствующим уровнем развития технологий, потратят сотни миллиардов долларов. К такому выводу пришла британская группа Trident Comission, созданная американо-британской исследовательской организацией BASIC. Крупнейшими конкурентами в новой гонке стали США и Россия, в арьергарде которых идут Индия, Китай, Северная Корея, Франция, Израиль и Пакистан.

Доклад Выводы и цифры были обнародованы Trident Comission в докладе «За пределами Великобритании: тенденции в других ядерных державах». В этом исследовании намеренно упущено из виду само Соединенное королевство, поскольку доклад является первым в серии — британским вооружениям планируется посвятить отдельное исследование.

Trident Comission была создана независимой организацией BASIC (British American Security Information Council) специально для оценки ядерного потенциала Великобритании и проводимой государством политики. Как заявляют представители самой группы, целью ее существования является поиск ответов на три ключевых вопроса: следует ли Великобритании оставаться ядерной державой, являются ли ракеты Trident (стоящие на вооружении страны) наилучшим средством доставки боевых блоков и что должен предпринять Лондон, чтобы ускорить процесс мирового ядерного разоружения.

Пять крупнейших ядерных держав — Россия, Великобритания, Франция, Китай и США — уже сформировали рабочие группы, задачей которых станет подготовка к переговорам о соблюдении Договора нераспространении ядерного оружия, а также о заключении нового многостороннего договора, наподобие российско-американского СНВ-3. Конечной целью работы таких групп стороны установили полную ликвидацию ядерного оружия. По оценке помощника госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями Роуз Геттемюллер (Rose Gottemoeller), все эти усилия являются «детскими шагами».

В опубликованном докладе Trident Comission сделала шесть основных выводов. Первый: количество ядерных боезарядов по всему миру сокращалось на протяжении многих лет с середины 1980-х годов, однако в определенный момент эта тенденция затормозилась. При этом отмечается как количественный, так и качественный рост ядерного оружия, которое находится в распоряжении не только стабильных в политическом смысле государств, но и нестабильных стран Северо-Западной и Южной Азии и Ближнего Востока. Последние нередко конфликтуют между собой, что чревато развязыванием локальной ядерной войны.

Второй вывод заключается в следующем: долгосрочные программы модернизации и разработки новых видов ядерного оружия фактически привели к новой гонке вооружений. Все страны ядерного клуба и Израиль в ближайшие десять лет потратят сотни миллиардов долларов на развитие стратегических и тактических вооружений. При этом США и Россия приложат все усилия для укрепления ядерной триады, а Китай, Индия и Израиль постараются завершить формирование собственных ядерных щитов за счет увеличения дальности своих баллистических ракет и строительства подводного стратегического флота.

Третий: все государства, обладающие стратегическими вооружениями, считают ядерное оружие необходимым и незаменимым инструментом обеспечения национальной безопасности.

Четвертый: ядерные программы, развиваемые государствами, которые обладают соответствующими технологиями, взаимосвязаны. Например, Россия модернизирует ядерную триаду для обеспечения защиты от американской системы противоракетной обороны и программы быстрого глобального удара. Китай развивает ядерные вооружения по тем же причинам, а также в связи с активным наращиванием ядерного потенциала Индией. Последняя, в свою очередь, готовит ядерное оружие для возможного противостояния с Пакистаном и Китаем, с которыми имеет территориальные споры. Франция же, по данным Trident Comission, развивает ядерную программу в ответ на общемировое увеличение запасов стратегического оружия.

Пятый: увеличение потенциала нестратегического ядерного оружия является своего рода попыткой компенсировать малую боевую мощь вооруженных сил. При этом тактические ядерные вооружения не упоминаются какими-либо договорами по сокращению или нераспространению и не могут быть в полной мере учтены.

Наконец, шестой вывод заключается в том, что хотя договор о сокращении наступательных стратегических вооружений (СНВ-3), подписанный США и Россией в конце 2010 года, и является серьезным достижением в сфере глобального контроля за ядерным оружием, на самом деле он содержит массу пробелов и не гарантирует действительно значительного уменьшения запасов боезарядов в мире. Напомним, считается, что на США и Россию приходится около 95 процентов всех развернутых и неразвернутых ядерных боезарядов в мире. Общемировые запасы ядерных боеголовок оцениваются в 20530–21240 единиц. По данным Trident Comission, на Россию и США приходятся 20100 боезарядов. Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) оценивает американские и российские запасы в 19497 боеголовок.

Крупнейшие

Главными конкурентами в уже развернувшейся гонке вооружений стали США и Россия, которые на двоих в ближайшие десять лет потратят на развитие ядерных арсеналов по меньшей мере 770 миллиардов долларов. Большая часть указанной суммы — 700 миллиардов долларов — будет израсходована Соединенными Штатами. В частности, в ближайшее десятилетие США потратят сто миллиардов долларов на обслуживание и модернизацию существующих средств доставки боезарядов. Еще 92 миллиарда долларов пойдут на обслуживание и модернизацию уже существующих ядерных боеголовок и предприятий по их производству.

Стратегические носители России и США Россия: Баллистические ракеты: Р-36М2, УР-100Н УТТХ, РТ-2ПМ «Тополь», РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (шахтного и мобильного базирования), РС-24 «Ярс», Р-29РМ, Р-29РМУ2 «Синева» (постепенная замена на «Лайнер»); Подводные лодки: 667БДРМ «Дельфин», 941 «Акула» (вооружения для подлодок нет, «Дмитрий Донской» используется для испытания БРПЛ «Булава»); Авиация: Ту-95МС, Ту-160. США: Баллистические ракеты: Minuteman III, UGM-133A Trident II D5; Подводные лодки: тип «Огайо»; Авиация: B-1B Lancer (фактически носителем ядерного оружия не считается, ведется переоснащения под обычные виды вооружений, в перспективе будет исключен из СНВ-3), B-2 Spirit, B-52 Stratofortress.

США также намерены продлить срок службы межконтинентальных баллистических ракет Minuteman III и разработать новую баллистическую ракету, построить 12 новых стратегических атомных подводных лодок SSBN (X), первая из которых войдет в состав ВМС в 2029 году, продлить срок службы бомбардировщиков B-52H Stratofortress до 2035 года, разработать новый дальний бомбардировщик и начать замену существующих крылатых ракет с ядерными боеголовками новыми в 2025 году.

Впрочем, ничего нового Trident Comission не открыла. О своих планах по продлению сроков службы ядерных боеголовок и средств доставки США объявили еще в конце мая 2011 года. Тогда Национальное управление по ядерной безопасности США (NNSA) обнародовало стратегический план модернизации ядерного потенциала страны и соблюдения мер по нераспространению ядерного оружия.

Обнародованный документ, рассчитанный на несколько десятилетий, предусматривает модернизацию с целью унификации ядерных боеголовок W78, а также значительное продление сроков службы W76 и модернизацию бомб B61. В случае последних будут заменены пришедшие в негодность детали, а также произведено комбинирование некоторых компонентов с разных устаревших B61 в одной. Строго говоря, этот процесс модернизацией назвать сложно, скорее уж речь идет о восстановлении. В среднем срок службы упомянутых боеголовок и бомб будет продлен на 30 лет. План также оговаривает разработку новых атомных реакторов для перспективных авианосцев типа «Джеральд Форд» и стратегических атомных подводных лодок SSBN (X).

Что касается России, то до 2020 года страна потратит на развитие собственной ядерной триады не менее 70 миллиардов долларов. Эти средства пойдут на разворачивание новых мобильных комплексов РС-24 «Ярс», создание к 2018 году новой межконтинентальной баллистической ракеты с десятью ядерными блоками, переоснащение стратегических подводных лодок проекта 667БДРМ модернизированными ракетами «Синева» (проект «Лайнер») и строительство восьми подводных лодок проекта 955 «Борей», вооруженных баллистическими ракетами Р-30 «Булава».

В России также ведется проектирование стратегической атомной подводной лодки пятого поколения. К 2025 году на вооружение России встанет новый стратегический дальний бомбардировщик. С 2013 года в стране будет удвоено производство баллистических ракет. Кроме того, в ближайшие десять лет российские Вооруженные силы получат десять бригад ядерных ракет малого радиуса действия. О каких именно ракетах идет речь, в докладе британской группы не уточняется. Вероятно, имеются в виду оперативно-тактические комплексы «Искандер-М», закупка которых предусмотрена госпрограммой вооружений 2011–2020 года.

По части России никаких новых открытий Trident Comission также не сделала. Все меры по усовершенствованию ядерного потенциала в разное время были озвучены военным и политическим руководством страны. В частности, о разработке новой баллистической ракеты, которая сможет прорывать даже перспективные системы противоракетной обороны, в феврале 2011 года рассказал руководитель Роскосмоса Владимир Поповкин, занимавший тогда должность первого заместителя министра обороны России. Создание и принятие на вооружение новых образцов ядерного оружия предусмотрено действующей госпрограммой вооружений России на 2011–2020 год, объем финансирования которой определен на уровне 23 триллионов рублей.

При этом ежегодные расходы России на развитие ядерных вооружений будут увеличиваться. Согласно бюджету на 2011–2013 год, одобренному Госдумой в конце 2010 года, траты на ядерно-оружейный комплекс страны за три года увеличатся чуть менее чем на четыре миллиарда рублей. Так, если в 2010 году расходы в рамках этой статьи составили 18,8 миллиарда рублей, то в 2011 году этот показатель увеличился до 26,9 миллиарда рублей, в 2012 году он составит уже 27,5 миллиарда рублей, а в 2013-м — 30,3 миллиарда рублей. Возможно, это тоже является свидетельством разворачивающейся гонки ядерных вооружений. Хотя рост трат на ядерный компонент обороны можно трактовать и иначе — арсенал и носители стратегического оружия России к настоящему времени значительно устарели, многие ракеты проходят через программу продления сроков эксплуатации, а это значит, что большие траты необходимы для поддержания и обновления ядерной триады.

Остальные

В числе других стран, участвующих в гонке ядерных вооружений, Trident Comission отметила Китай, Индию, Францию, Израиль, Пакистан и Северную Корею. При этом Израиль официально не считается членом ядерного клуба, поскольку эта страна никогда не признавала (но и не отрицала) наличия у себя ядерного оружия. Тем не менее, считается, что страна в 1990-х годах поставляла Индии крылатые ракеты, способные нести ядерный боезаряд, а двумя десятилетиями ранее вела совместный с ЮАР проект по созданию стратегического оружия.

В целом же, за Израилем в настоящее время числится целый спектр ядерных «грехов». В частности, в стране создаются ракеты Jericho-III с дальностью действия 4000–6500 километров. На основе ракет Shavit, используемых для вывода на орбиту спутников, Израиль может создать собственную межконтинентальную баллистическую ракету, а также оснастить часть подводных лодок (в настоящее время три корабля типа «Долфин») крылатыми ракетами, способными нести ядерные боеголовки. Кроме того, если Израиль оснастит один из видов используемых в настоящее время боевых самолетов возможностью нести ядерное оружие, формирование стратегической триады страны можно будет считать законченным.

Испытание крылатой ракеты Hatf-8. Фото с сайта brahmand.com

Франция уже завершила поставку своим ВМС четырех новых стратегических подводных лодок типа «Триомфан», оснащенных баллистическими ракетами M51 с дальностью полета 6000–8000 километров. Причем сами ракеты оснащены модернизированными боеголовками. Обновление парка воздушных носителей стратегического оружия во Франции ведется на протяжении последних нескольких лет: самолеты Rafale 3 заменяют Mirage 2000N на суше, а Rafale MK3 сменяют Super Etendard на борту авианосца «Шарль де Голль». При этом все стратегические самолеты оснащаются новыми видами ракет с модернизированными боеголовками.

Если говорить о Китае, то эта страна продолжает развивать серию баллистических ракет семейства DF. На вооружение уже приняты комплексы DF-21, а также DF-31A с увеличенной дальностью действия. Считается, что последние нацелены на США. Кроме того, Китай занимается разработкой нового стратегического сухопутного мобильного комплекса с боевыми блоками индивидуального наведения, а также планирует строительство пяти атомных подводных лодок типа «Цзинь», каждая из которых сможет запускать до 12 баллистических ракет.

Индия в настоящее время ведет разработку серии баллистических ракет Agni с разными показателями дальности полета, причем после завершения создания Agni-V страна, наконец, получит межконтинентальный носитель ядерных боеголовок. Кроме того, министерство обороны Индии планирует построить по меньшей мере пять стратегических атомных подводных лодок, способных нести баллистические ракеты Sagarika. Если говорить о другом морском компоненте, то индийские ВМС уже получают крылатые ракеты с ядерными боеголовками и дальностью полета до 350 километров.

В Пакистане ведутся работы по созданию баллистической ракеты Shaheen II с дальностью действия две тысячи километров. В стране также проходят испытания стратегические крылатые ракеты Hatf-7 (наземного базирования) и Ra'ad (Hatf-8 воздушного базирования). Считается, что Пакистан разрабатывает еще и более легкие и малоразмерные ядерные боеголовки, которые будут использоваться на баллистических ракетах увеличенного радиуса действия или тактических ракетах. В любом случае, основной целью для пакистанского ядерного арсенала, очевидно, является Индия.

Наконец, Северная Корея в 2010 году объявила о создании собственной баллистической ракеты Musudan с дальностью 2500–4000 километров. Кроме того, страна ранее провела испытания ракеты Taepodong-2, способной поражать цели на дальности до десяти тысяч километров. При этом, отмечает Trident Comission, пока не ясно, создала ли Северная Корея достаточно компактные и легкие боеголовки, которые можно было бы установить на упомянутые ракеты.

Мировые запасы ядерных блоков Страна Стратегические Нестратегические Утилизация Всего   Развернутые В резерве Развернутые В резерве США 1950 2850 200 — 3500 8500 Россия 2600 3700 ~2000 ~3300 — ~11600 Китай 185 55 — — — 240 Франция 300 — — — — 300 Великобритания 120–160 65 — — — 225 Израиль 100–200 — — — — 100–200 Индия 60–80 — — — — 60–80 Пакистан 100–110 — — — — 100–110 КНДР 0 0 0 5–6 — 5–6 Всего ~5550 6670 2200 3305 3500 ~21240

В погоне В целом, общую тенденцию Trident Comission выделила верно. В настоящее время между членами ядерного клуба действительно развернулось своего рода соревнование, похожее на игру, в которой победит тот, кто окажется хитрее. Примерно об этом в начале июня 2011 года объявил и SIPRI: по его данным, хотя количество боеголовок в мире и уменьшается, это сокращение нельзя назвать сколько-нибудь серьезным. То есть, по большому счету, ядерное противостояние продолжается и принимает все более серьезные обороты.

Во главе угла, как видится, лежит договор СНВ-3, действительно имеющий массу прорех, которые стороны могут использовать в своих интересах. Срок действия договора — десять лет. За это время Россия и США должны сократить количество ядерных боеголовок и развернутых носителей до 1550 и 700 единиц соответственно. Если говорить о России, то у страны в рамках договора есть значительное пространство для маневра. Согласно последним данным, РФ имеет на вооружении 1556 ядерных боезарядов и 516 развернутых носителей. Таким образом, Москва фактически может увеличить число носителей почти на 200 единиц, а также провести модернизацию ядерных боеголовок, не увеличивая их количество.

Кроме того, под действие договора не подпадают тактические ядерные вооружения, включая и упомянутые ОТРК «Искандер-М», ставшие одним из инструментов в диалоге России и США по ПРО в Европе. В общих словах — в ответ на развертывание позиционного района в Европе Россия разместит комплексы ближе к европейским границам, в том числе — в Калининграде.

Испытание БРПЛ Trident II D5. Фото с сайта fas.org

В свою очередь США также имеют пространство для маневра, правда, более опосредованного. Так, в настоящее время три из девяти стран, обладающих ядерным оружием, — США, Великобритания и Франция — являются членами НАТО, причем британский ядерный арсенал с 1962 года включен в американскую систему ядерного планирования. Это означает, что хотя в СНВ-3 Великобритания вроде бы и ни при чем, на самом деле ее ядерные боезаряды следовало бы внести на счет США. Особенно, если учесть, что в перспективе на британских баллистических ракетах Trident II D5 может быть реализована американская система быстрого перенацеливания, уже интегрированная в такие ракеты, состоящие на вооружении США. Считается, что таким образом американцы смогут использовать британские ракеты в собственных целях.

Кроме того, нынешняя ядерная программа США действительно носит масштабный характер, хотя не подразумевает наращивания количества боеголовок или носителей. В этой стратегии упор делается не только на само ядерное оружие, но также и на сопутствующие компоненты — ПРО и стратегические неядерные элементы (например, баллистические ракеты с обычными боеголовками или высокоточные крылатые ракеты большой дальности). Последние могут представлять серьезную угрозу ядерной триаде потенциального противника, фактически снижая эффективность его ядерного щита. И это одна из причин, по которой Россия так настойчиво сопротивляется развертыванию ПРО США в Европе.

В свою очередь развитие американской программы провоцирует Китай и КНДР на развитие собственных ядерных вооружений, Индия укрепляет свой щит в ответ на усиление Китая, а Пакистан — в противовес Индии, Франция следует общим тенденциям НАТО, диктуемым США, а Израиль готовится к разрешению локального конфликта на Ближнем Востоке любой ценой. Здесь существует целая цепочка зачастую скрытых причин и следствий, особенно если учесть, что больше половины ядерных держав так или иначе конфликтуют друг с другом.

При всем при этом, главные вопросы, на которые пытается найти ответы Trident Comission, выглядят по меньшей мере забавно. В самом деле, какую значимую роль может сыграть в процессе всемирного разоружения Великобритания, обладающая, по собственным же данным, 225 боеголовками и проводящая самую масштабную за многие годы программу сокращения военных расходов?


Интересные материалы: