Самые необычные завещания миллионеров и других завещательных людей

Длительно ли кратко

Самое длинноватое в мире завещание оставила после себя никому до того времени не популярная южноамериканская домохозяйка Фредерика Эвелин Стилуэл Кук в 1925 году. Оно состояло из 95 940 слов и никогда не было прочитано полностью вслух, как это обычно происходит. Миссис Кук не обладала огромным состоянием, а ее движимое и неподвижное имущество можно было перечесть по пальцам. Зато миссис Кук, нажившая за свою долгую жизнь огромное количество друзей и противников, имела блестящую память и отыскала несколько слов (хороших либо злых -- дело другое) всем им.
Она придумывала завещание 20 лет, и многие, кто лицезрел ее за этим занятием, были убеждены, что она пишет роман. Кстати, те, кто все-же сумел прочитать завещание полностью, говорят, что оно и читается как реальный дамский роман, а если его напечатать, то читательский фуррор гарантирован.

За право считаться самым коротким завещанием соревнуются сходу несколько документов. Все же официально таким считается последняя воля немца Карла Тауша. 19 июня 1967 года в присутствии нотариуса он своими руками написал на листе бумаги всего два слова: "Все супруге".

Самое досадное завещание составил австралиец Френсис Лорд, который, отписав свое состояние благотворительным организациям, друзьям и слугам, в конце упомянул и супругу. Ей он завещал один шиллинг -- чтоб она "купила билет на трамвай, поехала куда-нибудь и утопилась".

Самым щедрым завещателем можно считать известного писателя Роберта Льюиса Стивенсона, который подарил одной из подруг собственный денек рождения. Дама родилась в Рождество 25 декабря, и ее свой праздничек всегда забывали. Перемена этой даты на 13 ноября, денек рождения писателя, могла бы поменять ситуацию, но последнюю волю создателя "Темной стрелы" и "Острова сокровищ" трибунал удовлетворять воспретил: Стивенсон не был легитимным обладателем денька рождения, а поэтому не мог его никому завещать.

Без права завещательного голоса

Нужно сказать, что в почти всех странах есть законы, ограничивающие возможность завещать имущество, чтоб защитить права наследников. В Иране, к примеру, две третьих имущества погибшего должно распределяться меж родственниками, и только оставшейся третью завещатель может распоряжаться по собственному усмотрению. Во Франции, Испании и, к примеру, на Кипре толика "наследия по праву" -- 50%, а лишить наследия человека можно исключительно в случае совсем исключительных событий, к примеру убийства. "Отлично понятно, что убийца не может наследовать собственной жертве,-- гласит английский юрист Лоуренс Хойт.-- Эта норма находится в том либо ином виде в законодательстве большинства государств и действует даже в отношении ближайших родственников". Еще одну меру защиты от злоупотреблений выдумали в свое время создатели известного Кодекса Наполеона, который до сего времени остается основой штатского права не только лишь во Франции и бывших французских колониях, да и в почти всех странах Европы и Латинской Америки.

В согласовании со статьей 909 кодекса "медикам, иным докторам и аптекарям, наблюдавшим человека во время заболевания, ставшей предпосылкой его погибели, воспрещается получать прибыль в виде прижизненных либо посмертных даров от такового человека, изготовленных во время заболевания". Исключением из этого правила была только выплата обыденного гонорара за услуги в согласовании с выписанным доктором либо аптекарем счетом.

Вобщем, есть и другие ограничения. Когда некоторый обитатель южноамериканского городка Спрингфилд (штат Орегон) в завещании пожелал, чтоб из его кожи сделали переплет для его сборника стихов, власти отказали наследникам: воля завещателя вступала в прямое противоречие с нормами местного законодательства о том, как надо поступать с трупами.

Не было выполнено и последнее желание Мэри Мерфи, богатой калифорнийской вдовы. Она распорядилась усыпить ее возлюбленную собаку Сайдо, чтоб "освободить последнюю от моральных мук, связанных с потерей хозяйки". За собаку вступилось общество борьбы против ожесточенного воззвания с животными, которое обосновало, что умерщвление здоровой и юный собаки нарушает калифорнийское законодательство.

"Норма, в согласовании с которой завещание либо его отдельное положение признается недействительным, если оно нарушает имеющееся законодательство, фактически повсеместна,-- утверждает южноамериканский юрист Джереми Уайт.-- Вот поэтому в Иране либо Бельгии вы никогда не можете завещать свое имущество собаке либо кошке, а в Америке либо Европе, скажем, указать в качестве наследника Осаму бен Ладена". Все же необычно огромное количество странноватых завещаний, написанных в Британии, Америке либо иных государствах, законодательство которых основано на англосаксонском праве, разъясняется как раз тем, что там права завещателя фактически ничем не ограничены. Ваша последняя воля -- только ваша. Оспорить ее можно, только если есть основания колебаться, что завещатель находился в здравом уме.

Нечеловеческий фактор

Даже при наличии запретов их можно обойти. Как, к примеру, в случае с собаками либо кошками, которые достаточно нередко становятся наследниками больших состояний. Даже в тех штатах США, в каких действует конкретный запрет на завещание имущества животным, завещатель полностью может сделать благотворительный фонд либо трест, единственной задачей которого будет забота о возлюбленной кошке либо собаке. Так поступила и Леона Хелмсли, которая не завещала $12 млн возлюбленной собачке по кличке Неудача, а просто выделила эти средства на ее содержание.

Кстати, первым человеком, завещавшим все свое имущество животным, считается обитатель южноамериканского городка Коламбус Джонатан Джексон, поручивший своим душеприказчикам выстроить общежитие для кошек с комфортными спальнями, столовой, библиотекой и концертным залом, в каком кошки могли бы услаждаться музыкой, и комфортной крышей для прогулок.

Самым богатым животным считается собака по кличке Гюнтер IV. В 1991 году немецкая миллионерша графиня Карлотта фон Либенштайн оставила 139 млн германских марок собственному псу Гюнтеру III. От него средства перебежали его единственному отпрыску и наследнику -- Гюнтеру IV.

Вобщем, животные -- не самые необыкновенные наследники. Некоторая дама из окрестность Чероки (штат Северная Каролина) оставила все свое состояние Богу. Трибунал, рассмотрев завещание и не обнаружив оснований для его отмены, поручил местному шерифу отыскать бенефициара и обеспечить передачу ему наследия. Через некоторое количество дней округ Чероки прославился в мире как единственное место на планетке, официально признавшее свою богооставленность. В докладе шерифа местному арбитре говорилось: "После повсеместных и кропотливых изысканий мы не смогли найти Бога на местности этого окрестность".

В свою очередь, финское правительство имеет все основания считаться единственным на земле представителем беса. Один из людей страны завещал все свое имущество Сатане. Правительство удачно отсудило все средства для себя.

А одно из до сего времени не исполненных завещаний изготовлено некоторым французом, оставившим все свое имущество "первому человеку, вступившему в контакт с обитателем хоть какого небесного тела, кроме Марса".

Свободному последняя воля

Запреты и ограничения, налагаемые законодательством на завещателей, не достаточно ограничивают их богатую фантазию и нисколечко не мешают им даже из могилы пробовать держать под контролем собственных малышей и внуков.

Один английский еврей, например, оставил наследие детям, поставив, но, условие, что те "никогда не станут членами парламента, не займут другой общественной должности, не займутся игрой на бирже, не перейдут в другую веру и не женятся на нееврейке". А один рассерженный на свою страну француз оставил завещание в пользу "бедняков Лондона", объясняя свое решение тем, что Франция -- страна "ублюдков и дураков". Он, не считая того, востребовал, чтоб его тело было брошено в море в миле от английского берега.

Очередной француз оставил средства на проведение каждогоднего конкурса на самый прекрасный нос, к которому "допускаются представители всех наций и рас, кроме российских, при условии, что участники конкурса имеют рыжеватые волосы и темные брови". А некоторый венский миллионер, боявшийся мглы, востребовал, чтоб в его могиле всегда горел свет.

Джон Боумен, бизнесмен из Вермонта, погиб, похоронив перед этим возлюбленную супругу и 2-ух дочерей. Полностью уверенный в том, что он повстречает их на том свете и каким-то образом сможет возвратиться в этот мир, он распорядился хранить собственный дом в полной готовности к возвращению и ежевечерне подавать на стол поздний ужин. Боумен погиб в 1891 году. Поздний ужин в его коттедже закончили подавать только в 1950 году, когда кончились выделенные на содержание дома и слуг средства.

Последняя воля звезды калифорнийского высшего общества Сандры Уэст состояла в том, чтоб похоронить ее в шелковом ночном халатике за рулем возлюбленного автомобиля Феррари, при этом душеприказчику было доверено проследить за тем, чтоб кресло было отодвинуто для наибольшего комфорта. Последняя воля была выполнена. Правда, душеприказчик решил залить могилу бетоном, боясь вандалов, которые могли бы покуситься на дорогой автомобиль. Куда проще было выполнить волю американской певицы Дороти Дэндбридж, написавшей: "В случае погибели не снимайте с меня одежку, в чем бы я ни оказалась -- с шарфом, в халатике либо чем угодно. Кремируйте как есть!"

Один из театров Буэнос-Айреса с наслаждением принял несколько 10-ов тыщ баксов от бывшего артиста Хуана Потомаки, согласившись на условие завещания о том, что череп государя Потомаки употреблялся бы в постановках "Гамлета". А вот от дара звезды Вивьен Ли, завещавшей свои глаза банку донорских органов, было решено отрешиться из-за того, что актриса мачалась туберкулезом.

Торонтский мечтатель

При всем огромном количестве самых эксцентричных завещаний фаворитом посреди завещателей по праву может считаться канадский юрист Чарльз Миллар, чье завещание -- не просто собрание не очень хороших шуток над ближними, да и документ, который оказал умопомрачительное воздействие на жизнь не только лишь его родного городка Торонто, да и всей Канады.

Чарльз Миллар погиб в 1928 году, и его последняя воля сходу стала сенсацией. Он упомянул в завещании 2-ух компаньонов, арбитру и священника, узнаваемых по всей Канаде ненавистью к хоть каким видам азартных игр. Им он оставил большой пакет акций 1-го из ипподромов. Не считая того, что оба в итоге получали прибыль от азартных игр, они автоматом -- как акционеры -- становились членами жокей-клуба, с которым оба многие годы боролись. Арбитр и проповедник приняли дар. Еще пятерым своим товарищам, принципным противникам пьянства и спиртных напитков, Миллар завещал акции пивоваренной компании. Только один из 5 отказался от наследия. Еще трем знакомым, которые вытерпеть не могли друг дружку так, что отрешались находиться в одно и то же время в одном и том же месте, он завещал свою виллу на Ямайке. Но самым основным пт была невиданно большая сумма средств, которую юрист завещал "той из жительниц Торонто, которая в течение 10 лет со времени моей погибели произведет на свет наибольшее количество малышей". Этот пункт завещания не один раз пробовали оспорить в суде, но Миллар был неплохим адвокатом, потому придраться было не к чему. То, что происходило потом в Канаде, окрестили "огромным торонтским дерби". Всплеск рождаемости в Торонто, ну и по всей Канаде в это десятилетие был необыкновенным. В конечном итоге 30 мая 1938 года, ровно через 10 лет после погибели Миллара, городской трибунал начал рассматривать заявки на наследие. Дама, успевшая за 10 лет родить 10 малышей, была дисквалифицирована -- оказалось, что не все ее малыши от 1-го и такого же мужчины, как этого добивался Миллар. Дисквалификации подверглась и еще одна дама: она девять раз рождала, но пятеро малышей были мертворожденными. Обе дамы получили утешительный приз в $13 тыс. $500 тыс. были распределены в равных толиках меж 4-мя семьями, в каких за 10 лет родилось по девять малышей. Как позднее докладывали газеты, больше малышей в этих семьях не было.


Интересные материалы: