Научи ученого

Обучи ученого

"Ничто не дается так недешево и не ценится так недорого, как высшее образование", - говаривали в русские времена, перефразируя девиз о полезности обоюдной вежливости, развешанный по стенкам всяческих булочных и прачечных. Времена, естественно, изменяются, но никак не так очень, как хотелось бы. Качество высшего образования как и раньше вызывает массу приреканий и у выпускников, и у их работодателей.

Почему так происходит, попробовали узнать социологи Института социологии РАН.
Целью их исследования было найти "актуальные линии движения" выпускников и осознать, в каких коррективах нуждается система русского высшего образования. Рассматривалось это с чисто практических позиций личного фуррора каждого носителя вузовской "корочки" - отыщет ли он для себя достойное место в жизни, совпадают ли его желания с экономической реальностью, может ли он как-то скорректировать свою карьерную и профессиональную "линию движения".

Опросы преднамеренно проводили подальше от Москвы и Питера - в Чувашской Республике, Краснодарском крае, Свердловской, Воронежской и Томской областях. В общей трудности респондентами для социологов выступили выпускники различных лет и старшекурсники более 40 вузов, руководители институтов и структур послевузовского образования, также главы компаний и компаний, куда выпускники трудоустраивались. Проводились подробные интервью по заблаговременно приготовленным вопросникам и дополнялись плодами обсуждений в так именуемых фокус-группах (свободный разговор на определенную тему под управлением социологов-модераторов).

Учеба пуще работы

Поначалу числа. 53 процента опрошенных выпускников вузов заявляли, что сейчас, получив диплом, они хотят заняться только работой. 35 процентов собирались кооперировать работу с предстоящей учебой. 2 процента планировали в наиблежайшей перспективе только обучаться - увеличивать квалификацию, получать 2-ое образование, писать диссертацию и пр.

Из первой группы при всем этом только 28 процентов были убеждены, что никакой учебы в их жизни с этого момента больше не будет. 40 процентов все-же подразумевали, что курсов увеличения квалификации либо дополнительного обучения им в жизни не избежать (разве что затруднялись сказать, каких конкретно познаний им сейчас не хватает). 5 процентов опрошенных в этой группе планировали поначалу набраться опыта работы, а позже снова засесть за учебники и конспекты в режиме непрерывного обучения (получить 2-ое высшее либо поступить на проф курсы).

Из числа тех 37 процентов выпускников, которые (в общей трудности) заявляли, что, получив диплом, собираются обучаться далее, 41% собирались подать документы в другой университет, 24% - в аспирантуру, 9% планировали пойти на курсы (зарубежного языка, компьютерной грамотности, бухгалтерского учета, дизайна, массажа, парикмахерского искусства и пр.) либо на корпоративные обучающие программки. 7% желали остаться для получения второго диплома в собственном своем вузе, а 3% - обратиться в магистратуры, бизнес-школы и т.д.

Выходит полностью по-ленински: обучаться, обучаться, обучаться… Чему? Ну, естественно, не методике переноски бревен на субботнике. Большей популярностью у выпускников вузов, преднамеренных сразу после выпуска продолжить образование, воспользовались специальности, связанные с обучением менеджменту, экономике, финансам и праву. Только половина упрямых юных людей собирались на этом тормознуть. Еще 23% респондентов хотят и в предстоящем кооперировать работу с учебой.

Спрашивается - для чего? Часто встречающийся ответ: "Я желаю продолжить обучение для ублажения энтузиазма и развития собственных возможностей, для самосовершенствования" (36%). Для увеличения шансов на рынке труда и для карьерного роста к услугам непрерывного образования обращаются 33% выпускников, составивших эту группу респондентов. Для увеличения шансов на фуррор в личной жизни - 21% из их. Практически две третьих выпускников в этой группе гласили о том, что приобретенное образование кажется им "недостающим".

Вобщем, из таких фанатов учебы практически третья часть - 30% - к моменту встречи с социологами и так занимались самообразованием, 10% обучались на компьютерных курсах, 7% - на проф, 20% дополнительно учили какой-либо зарубежный язык, не входивший в вузовскую программку, 5% прогуливались в разные кружки.

Самое увлекательное, что схожая страсть к занию нового совсем не означала, что юные люди хотят использовать свои познания только по месту основной работы, чтоб продвинуться мастерски и устроить карьеру. Спецы из сферы дополнительного образования гласили социологам, что, по их наблюдениям, больше половины студентов выпускных курсов вузов убеждены, что по специальности работать не будут никогда. Шансы получить работу в согласовании со своими желаниями и запросами сходу после получения диплома выпускники, которые не планировали сходу начать новое обучение, оценивали в среднем на 3,6 балла по пятибалльной системе.

Зато - и это вправду оказалось "приметой новых времен" - учеба (в особенности послевузовская и на особых курсах) принципиальна была для их как метод расширить кругозор, обрасти полезными знакомствами, получить "выход на новый уровень и в новый круг". Другими словами развиваться не столько как специалист в узенькой сфере, как личность вообщем. Вот обычные ответы выпускников прошедших лет о том, что отдал им родной институт, институт либо академия. "…Образование в вузе не должно быть узкопрофессиональным. Оно необходимо только для общего образования. Все равно на предприятии приходится обучаться фактически с нуля". "…Если образование не помогает устроиться в жизни, это еще не означает, что оно не надо. У меня гуманитарное образование, после которого я получил МВА. Естественно, в работе мне диплом историка не нужен, но университет и не для этого". "…Я работала с третьего курса и как бы по специальности. Но главные познания получила не в вузе, а на рабочем месте. Зато университет мне отдал кругозор, способности общения, умение верно себя подать…"

Как выяснилось в процессе опросов и обсуждений, юным людям в значимой степени бывает индифферентно, в каком вузе обучаться (очевидно, в рамках избранной специализации). Зато к послевузовскому образованию они относятся еще требовательнее - идет речь уже не просто о "корочках", а о способностях, которые вправду посодействуют устроиться в жизни и преуспеть в профессии. Потому и средств на 2-ое образование они не жалеют: во всех структурах непрерывного образования молвят на данный момент о "росте платежеспособного спроса". Посреди тех, кто собирался продолжить учебу после получения диплома, 31% был готов платить за нее, "сколько будет нужно", для 44% стоимость обучения была решающим фактором выбора. И только 13% таких респондентов делали ставку чисто на бесплатную учебу.

Вообщем, по единодушному воззрению региональных профессионалов, профессионалов сферы непрерывного образования и юных профессионалов, основным препятствием на пути ко второму диплому и проф сертификатам для юных людей был недочет не средств, а инфы о подходящих курсах. Отсутствие средств и времени называли только во вторую и третью очередь. При этом в этом случае меж жителями различных регионов различий не выслеживалось.

Расписание для "шаттла"

Надежды, непременно, юношей питают, амбиции выпускников простираются далековато. Но социологи поинтересовались и воззрением тех, кто берет (либо не берет) "юных да ранешних" на работу - чем они руководствуются при отборе кадров, довольны ли качеством их подготовки? Профессионалами в этом случае выступили работодатели и сотрудники рекрутинговых и консалтинговых компаний.

Складывалось воспоминание, что университеты и рынок труда находятся практически что на различных планетках, меж которыми время от времени туда-сюда курсируют галлактические "шаттлы".

Бизнес-сообщество и университеты, естественно, с огромным либо наименьшим фуррором пробуют сделать контакты (из 5 регионов, где работали социологи, в Томской области это удается идеальнее всего). Классические формы известны: в университетах создаются профильные кафедры "по заказу" компаний, на базе высшей школы работают особые курсы для наилучшей профориентации выпускников, есть масса корпоративных институтов и ученых внутрифирменных подразделений, действует система практики на будущем месте работы и целевое рассредотачивание выпускников в согласовании с "ученическим контрактом" (уволишься ранее срока - выплатишь предприятию средства, затраченные на учебу). Некие кафедры "продают" собственных выпускников компаниям, как футбольные клубы игроков, а при университетах действуют фактически консалтинговые агентства, чья задачка - пристроить всех! Есть, не считая того, и система "бизнес-инкубаторов", когда студенты работают над проектами по заказу больших региональных компаний. "Инкубаторы" финансируются за счет институтов, по идее, должны помогать выпускникам приспособиться к будущей работе. В действительности, правда, все наименее радужно. Так, один из институтов на содержание бизнес-инкубатора растрачивал 6,5 миллиона рублей в год, часть этих средств ворачивалась благодаря отдаче от бизнес-проектов. Но не так значимая, чтоб начинание стало для университета коммерчески прибыльным.

Сила отталкивания

"Сила притяжения" вузов и работодателей на более близком расстоянии, как досадно бы это не звучало, сменяется "силой отталкивания". Только считаные единицы из числа тех, кто готов был взять юных профессионалов на работу, отозвался о качестве их образования с похвалой. Зато управление вузов работодатели нередко винили в том, что оно безбожно "завышает цены" на "продукт с недоделками": то кафедра заломит за подготовку спеца "под заказ" предприятия полностью неадекватную стоимость, то высочайшее должностное лицо института приходит посоветоваться с главой большой компании на предмет того, как сделать обучение по корпоративным эталонам. Что происходило далее, ведает один из участников фокус-группы: "Я думаю, на данный момент, наверняка, начнется разговор о больших материях, как преломить принципы западного менеджмента и управления делом о русские реалии, готовлюсь. Ведь осознает, что бизнесу нельзя обучить. Говорю ему об этом. Он гласит: отлично понимаю, нам главное, как средства со слушателей стрясти, как лохов кинуть - цитирую. Это цитата проректора! Я говорю, в этом вам не ассистент…"

Как узнали социологи, "моментом правды" для работодателей становится преддипломная практика выпускников. И вот здесь перечень претензий к без 5 минут спецам дорастает до объемов широкой "дефектной ведомости". При этом время от времени эти претензии - взаимоисключающие. По принципу "оба ужаснее".

Работодателям - представителям малого и среднего бизнеса не нравится в выпускниках вузов то, что образование у их "неприкладное и очень академическое" (самое увлекательное, что говорится это полностью про все университеты и специальности). Высшей школе сетуют на то, что студентов она учит "по книгам", а практики не знает. Хотя, правда, таких работодателей полностью устраивает то, что юные спецы "юные, активные, свежайшие, готовые начинать с маленьких средств".

У большого бизнеса свои претензии. Тут как раз не в экстазе от "чрезвычайно прикладного" образования, которое (как гласили социологам представители влиятельных структур и компаний) дают университеты. Таким работодателям, по их словам, требуются спецы с широким кругозором и "умением обучаться": "Не нужно делать упор на прикладные нюансы. Больше философии, больше истории, больше арифметики, не нужно говорить про маркетинг. Бизнес развивается так стремительно, что педагоги не успевают, тем паче что они не прикладники. Тем, кто к нам приходит, не хватает базовых познаний, общего уровня культуры, системности". "Нам необходимо умение обучаться, нам не необходимы готовые спецы. Готовых профессионалов, если нужно, мы будем задорого перекупать", - вот несколько соответствующих ответов.

Около четверти работодателей, с которыми поговорили социологи, оценили качество высшего образования, приобретенного их юными сотрудниками, плохо (вне зависимости от того, диплом какого университета они имели). Еще около четверти опрошенных работодателей вообщем считали, что образование для карьеры особенного значения не имеет: все дело в личных качествах человека, а не в "корочке". Очень принципиально, гласили они, чтоб претендент на "не плохое место" был принципиальным в неплохом смысле, умел себя подать, обладал различными способностями кроме основной специальности (в том числе знал зарубежный язык, умел водить машину и т.п.). И, главное, "имел потенциал", другими словами был обучаемым.

А некие работодатели, по наблюдениям социологов, вообщем стараются набирать для себя профессионалов откуда угодно, только не из вузов собственного региона, и повсевременно говорят о "кадровом недостатке на рынке труда" и о собственных "ну, может быть, очень больших требованиях" к юным спецам.

В конечном итоге недовольны все: и вузовское начальство, и работодатели. Зато полностью хорошо ощущают себя рекрутинговые компании. Конкретно они берут на себя роль "универсальной свахи", которая на теоретическом уровне способна (по известному анекдоту) способом "челночной дипломатии" выдать замуж дочь Рокфеллера за сибирского дровосека. Аналогия в общем-то не случайная. Рекрутеры, занятые поиском и "доводкой" менеджеров среднего звена для больших компаний, в один глас сетуют, что выпускники вузов очень много о для себя мнят и желают очень многого при малых на то основаниях. Социологи временами слышали: "Они задумываются, что диплом - это уже как минимум 10 тыщ рублей, которые не надо зарабатывать. Я вот пришел, таковой прекрасный, и у меня должен быть оклад не меньше 10 тыщ. Только единицы верно могут для себя представить, чего ожидают от работы". "Они полностью не приспособлены, не адаптированы. Еще сначала моей работы один написал в анкете: желаю быть директором с заработной платой $1000".

У рекрутеров собственный взор на качество образования и его "проф измерение": "Мы не берем программистов, айтишников. Они квалифицированные, но какие-то одичавшие. Отлично работают экономисты. Ни при каких обстоятельствах не берем философов, актеров, другими словами с культурологического факультета. Для их мир - как объект исследования, глядят на него обширно открытыми очами и фиксируют явления. Что умопомрачительно - филологи владеют системным подходом. Понимают: вот круг моих обязательств, вот цель, вот такие деяния я должен произвести…" "Сначала обращают свое внимание на то, могут ли ребята осознавать потребителя. Могут ли делать внезапные ходы в сфере маркетинга. Все связанное с взаимодействием с потребителями вызывает у работодателей энтузиазм. Неувязка - то, что у выпускников вузов отсутствуют ответственность и огонек в очах. Когда у человека есть "огонек в очах", ему можно поручить дело, а этим - нельзя". Не считая того, по воззрению всех респондентов-работодателей, юные спецы никогда не смогут устроить карьеру, если не владеют 3-мя важнейшими способностями: работа в команде, коммуникационные способности (другими словами умение разговаривать и получать информацию), самостоятельность.

Больше всех - нужно

Считается, что на рынке (в том числе и в сфере образования) спрос рождает предложение. А вот и не совершенно. Социологи выявили типичный "эффект запаздывания" в том, что касается особо фаворитных специальностей, которым учат в университетах. Юные люди изо всех сил стремятся поступить на престижные факультеты и кафедры, от всей души не догадываясь, что они чем далее, тем меньше нужны на рынке труда. Нередко проходит не меньше 5 лет, пока университеты медлительно и со скрипом переориентируются в согласовании с реалиями денька. Но это тоже полностью объяснимо: разработка новых программ и курсов, подготовка профессионалов и остальные нужные для этого вещи требуют большого времени и средств, зато рынок труда изменяется быстро. "Экономика вроде бы уходит из-под ног у сферы образования и тех, кто ею окутан", - заключают социологи.

А еще, естественно, студенту нужно прочно задуматься, необходимо ли будет в его работе высшее образование как таковое. Точнее, отыщет ли он работу, где вузовский диплом - это "путевка в жизнь".

Социологи разделили все посты и должности на 4 группы. 1-ые две (управляющий и спец с высшим образованием) подразумевали наличие диплома, 2-ые (менеджер и спец без высшего образования) нет. Проанализировав данные резюме выпускников вузов, находившиеся в открытом доступе на интернет-сайтах, ученые сделали вывод: есть специальности, вначале направленные на определенные ниши рынка труда, и даже если они уже переполнены, шанс отыскать работу для юного спеца все таки велик. А в других профессиях одним "золотым ключиком" в виде диплома не обойтись: потребуются еще связи, знакомства, опыт работы… К первой группе относятся инженерно-технические специальности, бухгалтерский учет, естественные науки, юриспруденция, информатика и вычислительная техника. Путь человека, выбравшего схожую стезю, в общем-то предсказуем. А вот со 2-ой группой труднее. В ней лидируют такие специальности, как экономика и менеджмент, также педагогика. Выпускники этих факультетов и кафедр очень нередко обязаны после окончания университета занимать рабочие места, которые высшего образования не требуют. В большинстве случаев это случается с дипломированными спецами в сфере гуманитарных наук (75% лузеров), экономистов и менеджеров (67%), языковедов (55%). Ученые именуют такую ситуацию английским термином overqualified - лишнее образование.

Азбука для узенького круга

Если все так нелучезарно, появляется легитимный вопрос: зачем юные люди все-же повсевременно чему-то обучаются с отрывом и без отрыва от работы. Они что - слепые, доверчивые, им некуда девать время и средства? Ни то ни другое и уж тем паче не третье. Как свидетельствуют данные исследования, при помощи всех этих курсов, тренингов, аспирантур и остального многие юные люди уповают не столько научиться чему-то новенькому, сколько укрепить уже завоеванные проф позиции, обрасти полезными знакомствами и связями. Либо (в этом случае, когда человек своим местом в жизни не очень доволен) сделать собственного рода "инвестиции в себя", чтоб в дальнейшем иметь шанс для рывка вперед. Как досадно бы это не звучало, эти "инвестиции" почти всегда себя не оправдывают. Но надежда погибает последней, и конкретно она подвигает юных людей на штурм все новых образовательных высот - "а вдруг понадобится, а вдруг вырвусь из замкнутого круга?" Социологи в собственном исследовании эту надежду топят, как котенка в ведре с прохладной водой: обычно, дополнительное образование увеличивает карьерные и проф шансы тех, у кого они и так высоки, а "лузеры" наслаждаются только очередной "корочкой" и строчкой в резюме. Проанализировав карьерный путь выпускников вузов Чувашии 4-5-летней давности, ученые узнали, что 70 процентов по этой лестнице не двинулись ни ввысь, ни вниз: тот либо другой сектор рынка они заняли уже при первом трудоустройстве. Только 14 процентам удалось повысить собственный статус, но дело тут было очевидно не в дополнительном образовании (толика тех, кто его получил в этой везучей группе, была таковой же, как и в среднем для всех). А еще в 15 процентах случаев на старте карьеры человек занимал позицию выше, ежели на данный момент. Обычно, речь шла о сознательном переходе на более низкую профессиональную позицию из-за малой заработной платы по специальности. Так поступали, к примеру, учителя, библиотекари и остальные бюджетники. Им было проще уйти "в фирму менеджером" либо вести торговлю косметикой заместо увеличения квалификации ради грошовой прибавки к заработной плате. Интересно, что конкретно они еще почаще получали дополнительное образование - на самом деле "переучивались", чтоб уйти из малоперспективной сферы. При этом иногда сходу по окончании университета, даже не пытаясь отыскать работу по специальности.

Половина же выпускников последних 5 лет, которые сходу претендовали на руководящие позиции после университета, "непрерывным образованием" не занимались. Зато они шли на курсы и в бизнес-школы позднее. На топ-уровне действует другая логика. Дополнительное образование посреди высокопоставленных экспертов - это нечто вроде "элитного клуба", где создаются и укрепляются деловые связи. "Я пришел обучаться на МВА не столько для образования - мне его в общем хватает, - а для общения с для себя схожими, - нередко гласили участники фокус-групп. - На данный момент половина моих партнеров - это те, с кем мы обучались. Мы же туда все приходили уже на руководящих должностях от мидл-менеджера и выше. При всем этом, кстати, половина из их не окончили учебу - из-за напрягов на работе, ну и вообщем, здесь после первых же месяцев выбирать нужно: либо учеба, либо работа. Это еще отлично тем, у кого семей нет".

Вобщем, представления относительно того, как ценно высшее образование, высказывались различные. В среднем, считали респонденты, вклад вузовского диплома в проф фуррор человека приблизительно равен значению опыта его работы. А вот дополнительное образование, считает большая часть опрошенных, определило только 10-15 процентов их фуррора, менее того. Хотя конкретно оно, по общему воззрению, еще лучше встроено в систему рынка труда, чем обыденное вузовское, и юные люди, живущие в русских регионах, этим, если необходимо, интенсивно пользуются. Другое дело, что в почти всех случаях все равно приходится смириться с тем, что "выше головы не прыгнешь" - у рынка труда своя логика и законы. Но эту делему ни юным людям, ни их вузовским педагогам решить, как досадно бы это не звучало, не по силам.

Справка "РГ"

Исследование "Мониторинг личных (образовательных и карьерно-профессиональных) траекторий выпускников системы высшего проф образования" проводилось в рамках проекта "Методическое и организационное обеспечение формирования личных образовательных траекторий для проф, карьерного и личного роста в контексте сотворения системы непрерывного проф образования", инициированного Федеральным агентством по образованию. Авторский коллектив: Д.Л. Константиновский, доктор социологических наук, управляющий Центра социологии образования, науки и культуры Института социологии РАН (управляющий проекта), научные сотрудники ИС РАН кандидат социологических наук В.С. Вахштайн, Д.Ю. Куракин.

В Чувашской Республике, Свердловской области, Краснодарском крае, Воронежской области проводился анализ данных региональной статистики, опросы студентов выпускных курсов вузов, групповые дискуссии и фокус-группы с юными спецами, окончившими университеты 4-5 годов назад, полуформализованные биографические интервью, экспертные интервью с работодателями, с представителями администрации вузов и учреждений дополнительного образования, с представителями рекрутинговых агентств и служб занятости. К результатам исследовательских работ в этих 4 регионах были также добавлены материалы, приобретенные в Томской области А.Ю. Рыкуном и его сотрудниками. Всего исследованием были окутаны личные образовательные и карьерно-профессиональные линии движения выпускников более сорока вузов в 5 регионах. Не считая того, был проведен анализ находящихся в открытом доступе баз данных резюме юных профессионалов.

Екатерина Добрынина


Интересные материалы: