Луис Мария де Пуч: Мы не требуем от России быстрых перемен

Луис Мария де Пуч: Мы не требуем от Рф стремительных перемен

Луис Мария де Пуч: Мы не требуем от Рф стремительных перемен

Луис Мария де ПУЧ избран на зимней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) ее председателем. Историк по образованию, каталонец по этнической принадлежности, социалист по политической ориентации, он участвовал в подпольной борьбе против режима Франко, позже — в переходе Испании от диктатуры к демократии.

Сходу после избрания председателем ПАСЕ он ответил на вопросы нашего корреспондента.

Государь председатель, «Новая газета» поздравляет вас с избранием на высочайший пост и желала бы выяснить, как вы представляете для себя роль и место Рф в Совете Европы, ее обязательства по отношению к этой организации?

Сначала, Наша родина — это не рядовой член Совета Европы. Это очень принципиальная страна, что разумеется даже для школьника: большие размеры, и не только лишь в географическом смысле, да и в смысле массивного культурного и политического воздействия на развитие Европы. Она также большой актер на мировой сцене. Я думаю, что с вступлением Рф в Совет Европы в 1996 году поменялась сама природа этой организации. Хотя Совет Европы никогда не был институтом прохладной войны, имея свои особенные задачки, но все таки был частью западной системы. С расширением его на восток, в особенности с приемом Рф, он существенно поменялся. Наша родина — большая страна и имеет многочисленную делегацию в Парламентской ассамблее, большой вес в Совете министров СЕ, еще больше, чем у малых и средних членов организации. Это факт, действительность. Потому за ее развитием многие смотрят с завышенным вниманием, в главном в положительном плане. Россию в свое время приняли в Совет Европы единодушно. Думаю, что такое отношение к вашей стране сохраняется.

Как вы сами оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Рф? В июне 2005 года ПАСЕ приняла доклад в рамках мониторинга, и в нем указывалось на тревожные тенденции отличия от демократического курса. Поменялось ли положение за три с половиной года?

Многие члены Совета Европы, может быть, глядят на Россию очень внимательно и требовательно. Во-1-х, так как это вправду большая и влиятельная страна, которая полгода вспять председательствовала в Совете Европы. Во-2-х, Наша родина, как и другие страны, должна делать обязательства перед СЕ в области демократии, прав человека, власти закона и т.д.. Есть нюансы, по которым Наша родина сделала большой путь вперед, провела глубочайшие реформы. В других отношениях налицо трудности. В ближайшее время в процессе мониторинга сложилось воспоминание, что не все так отлично, вроде бы этого хотелось. Один из примеров — вопрос о законодательной отмене смертной экзекуции, с решением которого Наша родина канителит. Идет речь о ратификации 6-го протокола. Для нас это чувствительная неувязка. Правда, я знаю, что уже есть ряд инициатив, и президент Владимир Путин отдал моему предшественнику определенные гарантии. Дальше. 14-й протокол, нужный для реформы Евро суда по правам человека. Наша родина его не ратифицировала. На практике для нас это вылилось уже в то, что мы обязаны были поменять всех арбитров, и это негативно сказалось на работе суда. Все правительства спрашивают, почему Наша родина тянет с подписанием. С русской стороны выдвинут странноватый и очень досадный для нас аргумент: дескать, Европейский трибунал по правам человека несправедлив в отношении Русского страны. Но послушайте, Европейский трибунал — это не мы, не ПАСЕ и не Комитет министров Совета Европы. Это независящие судьи. Фактически все страны, в том числе и моя Испания, бывало, ругали Европейский трибунал за несправедливые, на их взор, решения. Мне тоже не нравятся решения, направленные против моей страны. Но их принимают судьи на базе юридических аргументов, это правосудие, а совсем никакая не политика. В Думе же очень болезненно и очень критически относятся к Европейскому суду и его деятельности. Но это не может быть предпосылкой для бойкота 14-го протокола. Государь Косачев (председатель думского Комитета по интернациональным делам. — А.М.) обещал мне, что все появляется. Прекрасно. Но очень длительное затягивание со стороны Рф уже привело к нарушению обычной работы суда. У членов ПАСЕ есть также озабоченность состоянием прав человека в Чечне и другие вопросы к Рф.

В конце концов, последние выборы в Думу. Мы все знаем о выводах наблюдательной миссии ПАСЕ. Ее глава, фаворит Европейской народной партии Лючок ван ден Бранде, совсем ясно заявил, что наблюдатели не оспаривают результатов выборов. Россияне проголосовали так, как проголосовали. Но есть вопросы к предвыборной кампании, к обеспечению равных способностей для всех политических сил продвигать собственных кандидатов. То, что было в Рф, никак не отвечает принятым в Совете Европы эталонам. Я надеюсь, что предстоящие президентские выборы в Рф пройдут лучше и наблюдательная миссия ПАСЕ представит по их итогам положительный отчет.

У всех государств свой путь демократии, но есть и нечто общее: ценности. Не думаете ли вы, что с расширением СЕ на восток возобладала «реал политик» за счет некого размывания ценностей?

Не думаю так. Мы твердо стоим на наших принципах и ценностях. Но находится и «реал политик». Когда мы открыли дверь в Совет Европы всем странам материка и когда Наша родина подала свою заявку, пришлось считаться с тем, что страны Восточной Европы были еще очень далеки от западноевропейских эталонов в области демократии, прав человека, власти закона. Возобладало желание как можно быстрее включить эти страны в нашу компанию, так как так можно подтолкнуть, провоцировать перемены. Время от времени мои коллеги критикуют поспешность приема этих государств, сначала Рф. Но лично я считаю, что все было изготовлено верно, даже если иногда случаются трудности. Нереально выстроить демократию за два денька. Наша родина не имеет в собственной истории вправду демократического опыта. Но мы можем оценивать не только лишь результаты, да и усилия, предпринятые государством. Это не означает, что мы отказываемся от принципов, но я согласен, что мы все таки проводим и реальную политику. Так как нельзя быть слепым и не созидать исторического наследства.

Мы не требуем поспешных перемен либо резких жестов. Мы требуем делать те определенные обязательства, которые страна взяла при вступлении в Совет Европы.

Что ПАСЕ могла бы советовать русским властям, русским СМИ, российскому народу, чтоб свобода прессы, свобода слова была не только лишь на бумаге, чтоб, критикуя любые эшелоны власти и бизнеса, журналисты не боялись за свою жизнь?

Необходимо, чтоб свобода слова была правом не только лишь разрешенным, да и гарантированным. Для нас невообразимо, что есть еще правительства, которые считают, что телевидение, радио и газеты принадлежат им, и не допускают существования свободной, критичной прессы. Это не наш эталон. Мы считаем, что необходимо избегать концентрации СМИ. Такой принцип Совета Европы. Мы всегда говорим о плюрализме массовой инфы, о рассредоточении контроля над ней и с этой позиции агрессивно критиковали Сильвио Берлускони в его бытность премьером Италии. Сосредоточение прессы в руках страны не вписывается в концепцию свободы слова, роль которой очень принципиальна в нашем обществе. Журналистов убивают в различных странах, и почаще это связано с обыкновенной преступностью. Но неприемлимо, чтоб журналисты становились изгоями в собственной стране и погибали за свою профессиональную деятельность. Если нет плюрализма СМИ, то нет и демократии. Журналист играет не только лишь умственную, информационную, но также и политическую роль. Газеты и телевидение делают базу для публичного представления. Потому о демократии можно гласить только там, где есть пресса, критикующая власть. Когда власть изменяется, критиками нового правительства становятся другие газеты и телеканалы. Вот такую рекомендацию мы можем дать для выполнения принципа свободы слова. Но еще есть очень принципиальный момент: проф этический кодекс журналиста. Если правительство должно делать определенные принципы, то и журналисты должны управляться чувством проф этики, не переступать грани, скажем, вторжения в личную жизнь.

Что, по вашему воззрению, Наша родина и страны Балтии должны сделать и чего не делают, чтоб сделать лучше положение русского меньшинства в Латвии и Эстонии?

На данный момент мы готовим новый доклад по государственным меньшинствам. Главное внимание в нем будет как раз уделено странам Балтии. Если в стране есть национальные меньшинства, их права необходимо признавать и уважать. Осознаем, что в неких странах в силу их исторического прошедшего это бывает тяжело. Но всегда можно отыскать разумное решение. Я каталонец. Каталония — часть Испании, но в различное время в той либо другой мере в ней проявлялись сепаратистские движения. В Испании отыскали очень не плохое решение. И это после борьбы, продолжавшейся полтора века. Я уверен, что можно отыскать согласие и в странах Балтии. В муниципальных рамках есть много вариантов решения: по типу федерализации, выделения регионов, различных форм автономии. Мы не будем вмешиваться, не будем решать за других. Но попытаемся уверить в том, что есть много способностей добиться согласия.

Александр Минеев

наш соб. корр. Брюссель


Интересные материалы: