Греф: я не верю в длительную и глубокую рецессию

Как пишет английская газета Financial Times, экономисты Глобального банка и Евро банка реконструкции и развития молвят, что страны бывшего Русского Союза могут стать последующими жертвами банковского кризиса.

О том, как глубочайшего кризиса стоит ждать мировой экономике, на прошлой неделе спорили в Давосе на Глобальном экономическом форуме. И хотя большая часть профессионалов выступало с пессимистическими прогнозами, русские бюрократы и банкиры убеждали, что Россию этот кризис не затронет.

Председатель правления Сбербанка, входящего в первую 10-ку банков мира, Герман Греф отдал эксклюзивное интервью нашему специальному корреспонденту на Давосском форуме Кириллу Сухоцкому.

--------------------------------------------------------------------------------

Би-би-си: Как глава наикрупнейшго банка в Рф, считаете ли вы, что у Рф есть шансы избежать банковского кризиса, который разыгрывается в Америке и Европе?

Герман Греф: Никаких драматических последствий для русского банковского сектора не будет.

Би-би-си: Почему?

Г.Г.: Русские банки не участвовали в ипотечных инвестициях в Америке, потому они не понесут никаких утрат. Все, что касается кризиса ликвидности, который затронул русские банки, может быть преодолено за счет грамотных действий со стороны правительства, также больших банков, а именно Сбербанка, у каких есть лишная ликвидность.

Би-би-си: Но может ли тот ипотечный кризис, который разразился в американской банковской системе, повториться и в русской банковской системе, ведь русские банки тоже занимаются ипотекой?

Г.Г.: Нет. В этом случае неразвитость русского ипотечного сектора сослужит нам добрую службу. У нас пока удельный вес ипотечного кредитования очень низок, и такая ситуация в наиблежайшие 10 лет не может повториться.

Би-би-си: Но как тогда по-вашему русские банки вообщем включены в мировую банковскую систему?

Г.Г.: Полностью включены. Это один из самых конкурентных секторов. И это одна из моих основных задач в крупнейшем банке страны, который ранее не ощущал конкуренции и мог развиваться довольно консервативно и инерционно. На данный момент я чувствую давление со стороны бизнеса и понимаю, что это один из более конкурентных секторов русской экономики. И нужно особо серьезно увеличивать эффективность денежных институтов, чтоб выдерживать конкурентнсть.

Би-би-си: Если вправду Америка вступит в период рецессии, если вправду начнется суровый экономический кризис, то обыденные обитатели Рф ощутят это на для себя любым образом?

Г.Г.: Все находится в зависимости от глубины рецессии и ее продолжительности. Если рецессия будет долговременной и глубочайшей, тогда, непременно, ощутят. Вопрос - что. Я не думаю, что будет спад экономического роста в Рф - просто несколько уменьшатся темпы экономического роста. Как ощутит на для себя это обычный человек? Сначала, произойдет понижение темпа роста его доходов. Произойдет понижение темпов инвестиций, а как следует и всей экономической активности вокруг. Но я отношу себя к оптимистам, я не верю в долгосрочную и глубокую рецессию мировой экономики. Я думаю, что все будет отлично.

Би-би-си: Министр денег Алексей Кудрин заявил в Давосе, что русская экономика может посодействовать мировой экономике избежать рецессии. С ним далековато не все согласны...

Г.Г.: Мы уже помогаем. Есть числа. Даже те кризисные явления, которые уже наблюдаются в американской экономике, сглаживаются беспримерно высочайшим ростом в странах БРИК (Бразилия, Наша родина, Индия, Китай) и развивающихся странах. Сейчас толика только 4 государств БРИК в мировом ВВП - 13%. И это уже существенное воздействие на мировую экономику. Наша родина находится в числе фаворитов этой четверки, и, непременно, наш вклад очень приметен. Наш вклад в мировой ВВП за семь лет вырос практически вчетверо: если ранее толика Рф в мировом ВВП составляла 0,8%, то по итогам 2007 года мы вышли на цифру 2,34%.

Би-би-си: Тут, в Давосе, во время 1-го из пленарных заседаний, вам задали вопрос, не является ли демократия препятствием для экономического роста - ведь большая часть государств, где наблюдается значимый экономический рост, навряд ли можно именовать демократиями. И вы произнесли, что экономическое развитие государств разделяется на два шага - поначалу для рывка нужна жесткая власть и вертикальная структура, а позже уже, при достижении порога ВВП в 20-25 тыщ баксов на человека начинается переход к демократии. Это применимо к Рф?

Г.Г.: Полностью.

Би-би-си: Другими словами для того, чтоб русская экономика выросла, нужна вертикальная структура и жесткая власть?

Г.Г.: Нет, 1-ое является вероятным, но не нужным обстоятельством. Различные страны первого шага собственного развития с разными системами политического устройства показывали высочайшие темпы роста. Может быть это делать и в демократическом [обществе]... Ну выскажемся так, грань демократии и недемократии очень такая шаткая... Но приходит момент, когда демократия становится методом действенного экономического производства. Без этого нереально, я в этом убежден.

Би-би-си: В Рф помогает ли экономическому росту вертикаль власти, выстроенная Владимиром Путиным за восемь лет его президентства?

Г.Г.: На мой взор, то, что делает президент Путин все эти годы - это полностью нужное условие для поддержания темпов роста. В некий момент Наша родина не могла продолжать отлично развиваться в том состоянии, в каком она была. И вы понимаете, что, по состоянию на 1999 год, когда пришел президент Путин, приблизительно 60% местной нормативной базы субъектов федерации противоречило федеральной конституции. А на данный момент нереально для себя представить, чтоб некий субъект федерации позволил для себя принять некий нормативный акт, противоречащий конституции. Потому я считаю, что на этом шаге большая награда президента Путина - это то, что он смог так мягко все-же отстроить централизованную систему, фактически и спасшую Россию от центробежных тенденций.


Интересные материалы: