Первая спецоперация эпохи Дмитрия Медведева

1-ая спецоперация эры Дмитрия Медведева

На прошлой неделе случилось важное политическое событие Рф со времени предназначения Медведева преемником: а конкретно арест Семечки Могилевича.

Об этом аресте было поначалу сообщено как об аресте обладателя большой парфюмерной сети «Арбат Престиж» Владимира Некрасова, задержанного совместно с каким-то украинским предпринимателем. Потому поначалу нужно объяснить, при чем здесь Некрасов и почему предприниматель — «украинский».

Дело было ах так.

В среду, 23 января, г-н Могилевич и г-н Некрасов посиживали в ЦМТ, в ресторане. Тема разговора, думаю, была не очень легкой: два с половиной года вспять Некрасов выкупил (по последней мере, по документам) 40-процентную долю Могилевича в «Арбат Престиже» и до сего времени не мог расплатиться; можно для себя представить, как г-ну Могилевичу это не нравилось.

Вот эти двое побеседовали, и Некрасов с сторожем пошел пешочком к для себя во дворец — у него недалеко, в Трехгорном переулке, есть нечто, что домом именовать было бы очень робко. Они неподалеку отошли от ЦМТ, когда сторож обернулся вспять и сказал предпринимателю, что «у машины Сергея Юрьевича — какая-то свалка».

Некрасов, любопытствуя, возвратился. От свалки отделились человек 5 в полной экипировке и произнесли Некрасову: «Вали отсюда». Здесь один из командовавших операцией присмотрелся и произнес: «А ведь этот с нашим сидел».

Некрасова здесь же макнули рожой в асфальт. «Ты кто?» — спросил Некрасова старший. «Я — Некрасов», — честно ответил обладатель «Арбат Престижа». «Ну и вали отсюда на хрен», — отдали приказ предпринимателю. Позже поразмыслили и позвонили начальству. «Тут некий Некрасов еще попался. Он нам не нужен? Понял». И Некрасова загребли.

В ту же ночь у Могилевича и Некрасова прошли обыски, а еще на последующий денек Некрасову предъявили неуплату 48 млн руб. налогов. Акт о неуплате был составлен ментами, а не налоговиками и не прокуратурой, и помечен числом, предыдущим задержанию. Уголовное дело было возбуждено в денек задержания Некрасова — без подготовительных обысков и изъятия документов.

Но самое увлекательное вышло вечерком в четверг, когда Останкинский райсуд по ходатайству следователя следственной части ЦФО (Центрального федерального окрестность) санкционировал арест поначалу Некрасова, а позже Могилевича.

Семен Могилевич был арестован как Сергей Шнай­дер; при всем этом арбитр заявила, что подозревает, что г-н Шнайдер обманным методом получил русское гражданство, а по сути гражданство у него украинское. Кроме документов по «Арбат Престижу», фигурировала на суде и другая бумага — просьба украинской стороны об экстрадиции Могилевича.

А еще через два денька взяли супругу Могилевича — Ольгу Шнайдер. Тут-то при чем «Арбат Престиж»? Духи она, что ли, там брала?

Во всей этой истории главный, на мой взор, является вот эта аббревиатура: следственная часть при ГУ МВД по ЦФО.

Оказывается на виду, во-1-х: 1-го из самых разыскиваемых в мире людей арестовывал не Следственный комитет, не Генпрокуратура, не ФСБ и даже не столичное ГУВД. Его арестовывала СЧ при ГУ МВД при ЦФО. Господа, понимаете ли вы таких бойцов с оргпреступностью? Какое отношение следственная часть ЦФО имеет к магазину «Арбат Престиж»?

Оказывается на виду, во-2-х: арест Могилевича был чертовски не подготовлен. Но не поэтому, что брали его лохи, а, напротив, поэтому, что брали его люди, имевшие основания считать, что мельчайшая информация о готовящемся аресте, утекшая к клану силовиков, значит крах операции. Отсюда и украинский запрос об экстрадиции, и эта странноватая оговорка судьи насчет того,что Могилевич получил русское гражданство обманным методом (и, стало быть, может быть законно и стремительно выдан Украине).

Когда планировали арест, никакого Некрасова, судя по всему, не было в помине, планировали предъявить то, что смогут накопать за ночь, и, когда во время ареста случаем макнули в снег Некрасова, кто-то умный сообразил: давайте прилепим Некрасова. Неважно какая бумажка лучше, чем украинская. «Арбат Престиж»? Отлично, давайте «Арбат Престиж». Посиживал бы с Могилевичем какой другой подшефный коммерсант — замели бы его.

Отчего же такая скрытность? Отчего наши Шеллен­берги таились от наших Мюллеров?

Г-н Могилевич издавна состоит в международном розыске. ФБР считает его чуть не русским мафиози номер один. Но до самого ближайшего времени данный факт не только лишь не мешал г-ну Могилевичу жить в Рф — о его могуществе и связях прогуливались легенды.

Одно из самых сильных моих личных воспоминаний — это встреча с одним из доверенных лиц Могилевича на каком-то приеме. Тот хвалил вертикаль власти: укрепление порядка, как верно посадили Ходорковского и как нехорошие США преследуют, в натуре, незапятнанных предпринимателей. Словом, обыденный суповой набор Первого канала — одичавшая драматичность заключалась только в том, кто гласил эти слова.

С того времени, слыша официальные филиппики в адресок США, я не раз задавалась вопросом, какую личную составляющую в эту ненависть занесли приближенные к Кремлю непосредственно кристальные бизнесмены.

В большинстве случаев имя Могилевича упоминалось в связи с наименованиями 2-ух компаний — Eural TransGas и «РосУкрЭнерго».

«Газпром» — это не просто вотчина Путина. Это и колония враждующих кланов. И вот в январе 2003 года маленькая компания Eural TransGas с уставным капиталом в 12 тыщ баксов, зарегистрированная 4-мя физическими лицами в венгерском поселке Чабды, внезапно получила беспримерные договоры на поставку туркменского газа. На Западе заподозрили, что совладельцем компании является Семен Могилевич.

Тогда же Владимир Путин и Сапармурат Ниязов подписали соглашение о туркменском газе; в обмен Путин отказал в двойном гражданстве живущим в Туркмении русским. Туркмения — это вам не Латвия и не Эстония. Это — средневековый зиндан размером с правительство. Это казалось неописуемым — президент Русской Федерации продал в рабство средневековому хану 140 тыщ российских в обмен на… да ровно в обмен на то, чтоб Eural TransGas вел торговлю туркменским газом. Ибо тяжело сказать, таковы ли были намерения Путина и «Газпрома» либо ими крутил определенный кремлевский клан, но реальную выгоду от соглашения получала конкретно компания из поселка Чабды.

В конце концов недоумение Запада по поводу хозяев Eural превысило пороговую величину, ну и многие в «Газпроме» были против. Компанию тихо убрали — но ее возможности унаследовала другая, схожая, только зарегистрированная в Швейцарии и с уставным капиталом в 100 тыщ швейцарских франков — «РосУкрЭнерго».

Здесь же появились подозрения, что «РосУкрЭнерго» тоже реально контролируется г-ном Могилевичем. Подозрения укреплялись оттого, что два номинальных обладателя компании — некто Фирташ и Фурсин — ни в чем решительно ранее в деловом мире были не увидены. Г-н Фирташ, который, по его признанию, «встречался с Могилевичем пару раз, но не имел с ним никаких дел», был известен разве что тем, что как раз был представителем Eural да возглавлял филиал компании Highrock Properties Ltd, «дочки» израильской Highrock Holdings, денежным директором которой является давнешний соратник Могилевича Игорь Фишерман.

А потом вышло и совсем неописуемое. Один из бывших вяхиревских* менеджеров выставил на продажу Астраханское газоконденсатное месторождение с утвержденными припасами в 220 миллиардов кубов газа. Путинская официальная нефтегазовая политика известна: все в «Газпром». «Газпром» и желал приобрести. А купил его г-н Фирташ. Событие это поставило точку в отношениях меж главным газпромовским кланом, представленным на данный момент сначала председателем совета директоров «Газпрома» и наследником престола Дмитрием Медведевым и тем кланом силовиков, который спешно готовил запасные аэродромы на случай победы Медведева и при всем этом использовал одиозных людей для заключения одиозных сделок.

В Рф есть политика для лохов и политика реальная. Для лохов — это Английский совет, движение «Наши» и всякие там национальные проекты. И есть реальная политика, которая в ближайшее время состоит в главном из арестов. Оказывается на виду, что арест г-на Могилевича — самый ужасный удар по партии силовиков, который только могли нанести «Большой «Газпром» и Дмитрий Медведев.

Сила этого удара в том, что освобождение Моги­левича нереально. Можно выпустить Ваню, можно выпустить Петю, но как новость об аресте Семечки Могилевича просачивается в информационное поле, она становится необратимой.

Слабость этого удара в том, что Семечки Могилевича совсем не непременно освобождать для того, чтоб вывести из-под удара. Довольно Следственному комитету либо ФСБ затребовать дело к для себя, ввиду значимости обвиняемого — и где тогда будут менты из СЧ при ГЦ МВД по ЦФО?

В конце концов, этот удар может быть просто ранним. Очень многих силовиков он может напугать и вынудить задуматься. Дескать, марта еще как бы нет, а наших уже лупят. Тогда и единственным видимым результатом этого сенсационного ареста будут те несколько миллионов баксов, которые сдерут за освобождение с г-на Некрасова, так неосмотрительно подошедшего поглядеть, кто это там валяет его недавнешнего собеседника.

* Прошлый глава «Газпрома».

Юлия Латынина


Интересные материалы: