Гастрономическая издевка

Гастрономическая насмешка

Гастрономическая насмешка

Широкая и увлекательная выставка печатной продукции европейских футуристов, с ноября 2007 года проходящая в Английской библиотеке, сопровождается концертами и кинопоказами, лекциями и научными коллоквиумами. Самое экзотичное блюдо устроители проекта приберегли в итоге: перед закрытием экспозиции, намеченным на 30 марта 2008 года, проф итальянские повара попробуют довести до съедобного состояния рецепты из "Поваренной книжки футуризма" Филиппо Томмазо Маринетти. Попытка выяснить, как это может смачно, обойдется пытливым фанатам авангарда в 75 фунтов стерлингов.

Маринетти (1876-1944) был одним из самых значимых скандалистов первой половины XX века. Написанный им и его товарищами в 1908 году "Футуристический манифест" ("Manifesto del futurismo") был размещен на первой полосе французской газеты Le Figaro в 1909-м и произвел эффект разорвавшейся бомбы. В манифесте искусство и жизнь признавались одним целым, краса обнаруживалась только в борьбе, время и место объявлялись погибшими, а война - лекарством для населения земли, музеи и библиотеки были названы злом. Так как последовательность никогда не заходила в число добродетелей футуристов, то равным музеям и библиотекам злом оказались феминизм, мораль и "оппортунистская и практическая боязливость".

За первым и основным текстом футуристов последовали бессчетные манифесты живописцев, архитекторов, музыкантов, драматургов. Маринетти приложил руку ко многим из их. После 1921 года, когда он опубликовал "Манифест тактилизма", их поток иссяк на добрые 10 лет. Эти годы Маринетти издержал, прямо и косвенно работая на фашистский режим Муссолини, а именно он приветствовал и подписал "Манифест фашистских интеллектуалов". Дуче никогда сколько-либо серьезно не относился к главному национальному футуристу: теран прямо называл Маринетти "эксцентричным клоуном", но последний был необыкновенно приклонен по отношению к Муссолини, и некие его одичавшие идеи временами принимались на вооружение фашистским правительством. Самый узнаваемый пример тому - объявленная в 1932 году война макаронам. Воодушевленные мыслями Маринетти бюрократы попробовали было "поддержать российского производителя", другими словами внутреннее создание риса, чтоб уменьшить импорт пшеницы в страну. Проект фуррором не увенчался, но до сего времени остается в памяти итальянцев как беспрецедентное и неестественное вмешательство страны в жизнь практически каждого дома.

Сущность программки Маринетти по реформе государственной кухни Италии содержалась в его "Поваренной книжке футуризма" (1932). Футуристические гастрономы стремились отделить голод от наслаждения, а пищу "как горючее" от пищи "как искусства". Физиологическую пользу от еды следовало извлекать из особых таблеток, безвозмездно раздаваемых государством, а эстетическое наслаждение должно было достигаться на приемах и банкетах. Полный желудок объявлялся противником футуриста: этот орган предназначен для восприятия, а не для набивания.

Упоминавшийся выше "Манифест тактилизма" Маринетти добивался точного разделения 5 эмоций. В "Поваренной книжке футуриста" эта мысль получила развитие: вкушающий еду был должен сразу осязать надлежащие случаю поверхности, внимать подобающей музыке и обонять специально подобранные запахи. Каждое блюдо должно было быть "аранжировано" особым образом: так, чтоб оно давало эстетическую еду очам. Вот поэтому многие футуристические блюда составлялись из малеханьких кусочков: имел значение порядок их поглощения. Не считая того, желательно было брать еду руками - для получения дополнительных тактильных чувств. Некие произведения футуристической кухни и совсем не были созданы для поглощения: их "ели" носом и очами.

Вкус для футуристов представлял необыкновенную задачку: они экспериментировали с контрастами, сочетая несочетаемое. Продукты должны были раздражать чувства участников застолья. Известен рецепт "Полиритмического салата": участников банкета рассаживали за столом, в помещении угасал свет, и под музыку и запах лаванды едоки должны были опустить лица в тарелки, чтоб осязать щеками и губками фактуру содержимого. Один из обедов a la Маринетти состоял из тарелки красноватого (томатного) супа, ярко-желтой поленты (пользующегося популярностью в Италии блюда из кукурузной муки) и букета белоснежных роз (совместно с шипами). Сардины у футуристов подавали с ананасами, колбасу "мортаделла" - с нугой, салями - с кофе и одеколоном. Пользующийся популярностью коктейль авангардистов включал в себя ананасовый сок, сырые яичка, какао, черную икру, красноватый перец, мускатный орешек и гвоздику. "Интуитивная закуска" представляла собой апельсин, фаршированный салями, маринованными грибами и оливками. Вовнутрь плода вкладывали какое-нибудь сообщение, к примеру: "Рецепты футуристов оставят без работы докторов, аптекарей и могильщиков".

Российские футуристы, которые еще в 1914 году с огромным раздражением отнеслись к претензиям Маринетти на мировое умственное господство, выдумали замечательное выражение - "пощечина публичному вкусу". "Поваренная книжка футуриста" иллюстрирует буквальное чтение этой фразы. Участники грядущего футуристического банкета в Английской библиотеке добровольно подставляют щеку авангардистской ладони. Так поступают истинные буржуа в их особенной разновидности - богемной ("BoBo", "Bohemian Bourgeois"). Невкусно, но экзотично, и только для избранных.