Глубокая заморозка

Глубочайшая заморозка

Русские фондовые биржи 8 октября вновь тормознули. ММВБ - на два денька, РТС - до особенного решения Федеральной службы по денежным рынкам (ФСФР). Закрытие бирж вышло из-за чертовского падения котировок акций. Всего за полчаса индекс ММВБ обвалился на 14,35 процента, рискуя перекрыть антирекорд, установленный всего 2-мя деньками ранее (18,66 процента). Когда закончится этот нескончаемый обвал, не знает никто, и даже в собственных догадках аналитики как никогда аккуратны.

Деяния же властей, испробовавших, кажется, практически все методы борьбы с мировым кризисом, больше походят на панику. Вобщем, это касается не только лишь Рф.

 

Индекс ММВБ свалился к 8 октября более чем втрое по сопоставлению с максимумом, достигнутым в мае. Ненамного лучше себя ощущает и номинированный в баксах индекс РТС. Падение в среду обещало быть беспримерным, так что ФСФР просто ничего не оставалось, не считая как временно "прикрыть эту лавочку" в надежде, что рынок малость остынет и подождет с массовой распродажей.

Глубочайшая заморозка

Динамика графиков и инструментов РТС

Последний раз закрытие бирж более чем на день вышло три недели вспять, после начала обвала на глобальных рынках в итоге краха инвестбанка Lehman Brothers. Тогда ситуацию удалось выправить - в главном усилиями южноамериканского правительства, пообещавшего принять "план Полсона". 19 сентября русские индексы опять взлетели более чем на 20 процентов, но хватило этого чувственного порыва на короткий срок.

И банкиры тоже стонут...

Кредитный кризис в стране не удалось приостановить ординарными вливаниями средств в банки. Дело в том, что никто из участников банковского рынка на данный момент не уверен в собственных сотрудниках и желает свести опасности до минимума. Сейчас правительство решило выделить кредитным учреждениям страны практически триллион рублей на длительной базе. Приведет ли это к любым результатам, сказать трудно. Есть большая возможность того, что большая часть этих средств осядет на счетах гигантов - Сбербанка, ВТБ, Россельхозбанка, а малые и средние банки не получат практически ничего.

Не за горами и огромные выплаты по зарубежным кредитам, которых русский денежный сектор во времена подъема набрал на 150 млрд баксов. Опыт огромного количества прошлых кризисов в Рф и по всему миру в очередной раз оказался бесполезен для банкиров, которые не думают о том, что "тучные" годы в какой-то момент завершаются.

Слабость банковской системы оказывает давление на фондовый рынок, потому что пытаясь хоть какими методами заполучить актуально важную ликвидность, банки продолжают сбрасывать акции. Покупатели же издавна ушли с рынка, защищаясь от кризиса вложениями в валюту, золото либо муниципальные облигации, быстро растущие в цены (хотя и падающие в доходности) в ближайшее время. Таким макаром, приостановить падение без нормализации кредитного рынка не получится.

Кроме кредитного кризиса опасностью для русского рынка стал обвал цен на сырьевые продукты из-за замедления темпов развития большинства государств мира. Другими словами на данный момент на русский рынок давит не только лишь "схлопывание" глобальных денежных рынков, да и рецессия глобальной экономики. Шансы на то, что рост США и Европы в этом году окажется нулевым, вырастают, равно как и возможность падения темпов роста в Китае до 7-8 процентов. В итоге нефть, уголь, металлы дешевеют беспрерывно. По сопоставлению с июлем стоимость на нефть свалилась уже в 1,8 раза, оказавшись на 10-месячном минимуме. В этих критериях спрос на ресурсы существенно свалится, и в большей степени сырьевые компании Рф останутся без прибылей. Начали действовать те же "фундаментальные причины", которые в ближайшее время практически никак не оказывали влияние на российский фондовый рынок.

Разрешите представиться, Глобальная Рецессия

Сами промышленники уже лупят тревогу - кредитный кризис начал распространяться на реальный сектор. 7 октября наикрупнейшие русские нефтяные компании попросили прямой гос поддержки. Им тоже предстоит отдавать многомиллиардные кредиты. Не считая того, многие из их запланировали вкладывательные программки с учетом сверхвысоких цен на нефть. При более умеренных расценках рентабельность добычи с учетом вложений падает в разы. Пока не понятно, готово ли правительство посодействовать нефтяникам, но если нашлись четыре млрд для поддержки Исландии, то уж столпов русской промышленности правительство, нужно считать, в обиду не даст.

Еще ужаснее обстоят дела в металлургии. 8 октября стало понятно, что из-за падения глобальных цен на сталь Магнитогорский металлургический завод, один из огромнейших в стране, обязан уменьшить три тыщи служащих. Объемы производства подразумевается понизить на 15 процентов. В примыкающей Украине и совсем пришлось приостановить половину всех доменных печей.

Дыхание мирового кризиса ощутили на для себя и русские девелоперы. Цены на недвижимость могут обвалиться, и значительную часть проектов безизбежно придется заморозить. Глава строительной компании MIRAX Сергей Полонский по этому поводу опубликовал в собственном ЖЖ открытое письмо (обращенное почему-либо к журналистам), где призвал поддержать русскую строительную ветвь, которая уже "лежит на лопатках", но имеет еще "малость сил, чтоб подняться".

Все в одной лодке

Пока русское управление размышляет над тем, следует ли помогать местным компания и в каком объеме предоставлять им помощь, в США уже взялись за дело. В первый раз со времен Величавой Депрессии Федеральная запасная служба начала впрямую поддерживать южноамериканские компании, покупая их короткосрочные обязательства. Власти на Западе продолжают находить варианты выхода из кризиса и с помощью денежного регулирования. Деньком 8 октября стало понятно о синхронном снижении базисных ставок ФРС, ЦБ Европы, Англии и Канады на одну вторую процентного пт.

Эта новость малость подняла котировки на глобальных фондовых рынках, но эффект вышел далековато не превосходный - большая часть индексов балансирует около нуля по отношению к предшествующему закрытию. После того, как все прошлые усилия властей не принесли результата, доверие системы к регулирующим органам практически утеряно. Что еще можно сделать, и как должны свалиться фондовые рынки, чтоб ощутить несчастное "дно", предсказать нереально.

Для русского рынка взятая пауза смотрится чуть не единственно вероятным вариантом спасения. От чертовского положения в банковском секторе она, естественно, не оградит, но, возможно, закончит панику хотя бы на время. С другой стороны, если глобальный кризис ликвидности и платежеспособности банков не будет преодолен в последнее время, то этот "наркоз" от ФСФР только отсрочит необходимость в дальнейшем резать по живому, другими словами допустить обвал рынка.

Дмитрий Мигунов


Интересные материалы: