Цены победили людей

В ноябре, по оценке МЭРТа, она составит 0,9–1%. Хоть это и меньше октябрьских 1,6%, но больше, чем в сентябре, когда правительство начало лупить тревогу. Прогнозы на будущее неутешительны. Причины, толкающие цены ввысь, остаются. К ним могут добавиться новые.

Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ) в очередной раз скорректировало прогноз по инфляции на этот год. Еще в сентябре ожидалось, что она уложится в 8%, после всплеска потребительских цен этой осенью официальный прогноз был повышен до уровня 10,5–11%, а в обнародованном во вторник мониторинге министерства о текущей ситуации в экономике страны признаётся, что инфляция, по итогам года, может добиться и 11,5%.

 

Таким макаром, рост цен превзойдет показатель не только лишь прошедшего, да и позапрошлого года (9,0 и 10,9% соответственно) и будет сравним с уровнем 2004 года, когда он составил 11,7%.

Вновь усугубить прогноз МЭРТ принудили подготовительные итоги ноября. По оценке министерства, в этом месяце инфляция может составить 1%. Естественно, это меньше, чем октябрьские рекордные 1,6%, но больше, чем в сентябре, когда рост цен достигнул 0,8%. Меж тем, конкретно итоги первого осеннего месяца принудили правительство лупить тревогу и решать усилия по обузданию цен.

Как понятно, по ряду продуктов (хлеб, продукты из молока, яичка, подсолнечное масло) были достигнуты контрактённости по замораживанию цен. Министерство считает, что они начали оказывать влияние на ситуацию уже с середины прошедшего месяца. Другие меры: понижение ввозных пошлин на растительные масла, увеличение вывозных на зерновые – окажут своё воздействие со 2-ой половины ноября, уповают в министерстве. В то же время МЭРТ признаёт, что «результаты многих из принятых мер полностью скажутся к середине последующего года».

Таким макаром, приметного улучшения в этом году уже не будет. Ведь в декабре, в связи с предновогодними растратами, рост цен обычно ускоряется.

В особенности остро инфляцию ощущают менее обеспеченные граждане. В связи с тем, что дорожают в главном продукты первой необходимости, «у 20% населения с низкими доходами скопленная с начала года инфляция значительно выше, чем в среднем по России», констатирует МЭРТ.

Таким макаром, инфляционные процессы наращивают соц расслоение и препятствуют борьбе с бедностью.

При всем этом в министерстве считают, что чисто монетарные причины (количество средств, вращающихся в экономике) на рост инфляции фактически не оказывали влияние. В неприятном случае, мы бы лицезрели повышение темпов роста цен на непродовольственные и дорогие продукты. «Таким образом, увеличение инфляции практически стопроцентно (на 73%) определялось факторами, связанными с наружными шоками и структурными дисбалансами в производстве и реализации продовольственных товаров», – заключает МЭРТ.

Но специалисты не согласны с тем, что монетарные причины не воздействовали на инфляцию. Мария Катаранова из Экономической экспертной группы отмечает, что если не брать в расчёт цены на бензин, то динамика цен на непродовольственные продукты тоже выросла, от обыденных 0,4–0,5% за месяц до 0,8–0,9% в сентябре-октябре. По её выкладкам, за счёт только этого роста инфляция, по итогам года, составила бы 9%, опередив начальный прогноз правительства. Значимый приток зарубежного капитала в экономику во 2-м квартале и рост свободной валютной массы тоже оказал своё воздействие.

Аналитик ИК «Тройка Диалог» Антон Струченевский более категоричен: «МЭРТ хитрит, рост цен на продовольствие – это спусковой крючок, а не причина».

Просчёты гос макроэкономической политики – вот базовая причина, считает эксперт.

Декларирование укрепления рубля в целях борьбы с тогда ещё безопасным уровнем инфляции, огромные забугорные заимствования госкорпораций, фактически одномоментные IPO ВТБ и Сбербанка – всё это привело к притоку спекулятивного капитала и значительному росту валютной массы на 60% в мае к маю 2006 г. в годичном выражении, отмечает Струченевский. В этих критериях рост инфляции был неизбежен. «Для нашей в общем-то маленький экономики излишние $10–15 миллиардов – веская цифра, – замечает он. – Мы на данный момент пожинаем плоды I полугодия».

Инфляция является лакмусовой бумажкой состояния дел в экономике, подтверждает Катаранова.

Все причины, отмеченные в мониторинге МЭРТа, существовали уже издавна, но прекрасные числа понижения потребительских цен камуфлировали несовершенства нашей экономики. И 1-ый же кризис оголил эти несовершенства, гласит эксперт.

Все это принуждает усомниться в способности плавного понижения инфляции в предстоящем. По воззрению профессионалов, уже на данный момент правительство готово принять за базу коридор 8–9,5% на будущий год. Катаранова и Струченевский сходятся на том, что цифра 9–9,5% более реальна. Ведь причины, действующие на данный момент на рост цен, никуда не денутся, они имеют среднесрочный нрав. Не считая того, к ним могут добавиться и новые. Обычный рост экономных расходов в конце года, предвыборный рост соц расходов, рост тарифов естественных монополий после Нового года, последствия неловкой «заморозки цен» – всё это скажется уже в первом полугодии 2008 г.

Нам нужно проведение поочередной антиинфляционной политики, считает Катаранова. В данном случае будут устранены инфляционные ожидания населения, тогда и правительственные мероприятия сумеют достигать собственной цели, а одномоментные локальные ценовые всплески будут восприниматься вправду как всплески. А Струченевский вообщем не лицезреет на данный момент реальных методов борьбы с ростом цен.

Ужимание валютной массы не гарантирует фуррора, но может сделать дополнительные трудности нашей банковской системе, а понижение госрасходов утопично.

Потому, к огорчению, на данный момент ничего полезного не сделать, заключает эксперт.


Интересные материалы: