Нереальный небоскреб

Спустя 10 лет после возникновения программки столичные власти вдруг согласились с тем, о чем оппоненты гласили с самого начала: в критериях Москвы небоскребы опасны, баснословно дороги и, по сути, вообщем не необходимы городку.

Во вторник столичное правительство послало на переработку схему размещения высотных объектов городской всеохватывающей вкладывательной программки «Новое кольцо Москвы» до 2015 года.

На «работу над ошибками», совершенными в течение 10 лет разработки программки, отведено два-три месяца.

 

Схема размещения небоскребов, по утверждению управляющего Москомархитектуры Александра Кузьмина, была разработана с учетом геологических особенностей земляных участков, транспортной и инженерной инфраструктуры, архитектурно-пространственной организации современной и исторической застройки. И к тому же, как с гордостью сказал Кузьмин, ни один небоскреб не является точечной застройкой – они все запроектированы в кварталах, подлежащих всеохватывающей реконструкции.

Подбирая места для небоскребов, возведенных пару лет вспять в ранг городских ценностей, разработчики схемы «выжали» из местности городка по максимуму.

И даже при всем этом, только 11 из подобранных для строительства участков являются подходящими по своим геоэкологическим показателям. Еще 18 могут быть признаны такими при определенной глубине заложения фундаментов, а 21 участок является сложным для освоения геологической среды и просит дорогостоящей инженерной защиты.

«Высотки будут либо небезопасными либо «золотыми», – заявил на заседании правительства Москвы зампред комиссии Мосгордумы по нормативной базе многообещающего развития и градостроительства Александр Милявский.

Вобщем, как это обычно бывает, проектирование и строительство 10 высоток началось еще до утверждения схемы «Нового кольца Москвы». И посреди их, как надо из приложений к документу, 37-этажный жилой комплекс на «потенциально небезопасном участке по интенсивности развития карстово-суффозионных процессов» в районе Богородское. Подготовлены к вынесению на торги участки и с «сильно сжимаемыми водонасыщенными песчано-глинистыми» породами, и даже с оползнями.

Не считая геологических особенностей Москвы и связанным с этим удорожанием строительства, столичным властям вдруг стали видны и другие трудности.

К примеру, отсутствие федеральных технических регламентов высотного строительства и, как следствие этого, невозможность надзора со стороны федеральных органов. На данный момент небоскребы в Москве строятся на основании временных столичных городских строй норм (МГСН), а это всего только рекомендательный документ, и все связанные со строительством опасности ложатся на правительство Москвы.

Управляющий департамента топливно-энергетического хозяйства Евгений Скляров заявил, что новый проект «в целом еще ужаснее, чем представленный в 2006 году», и ему неясно, каким образом будет обеспечиваться нужная для высотных объектов 1-ая категория надежности по энергобезопасности. А гендиректор заказчика проекта – ОАО «Новое кольцо Москвы» – Валерий Жилов посетовал на сдерживающее реализацию программки отсутствие равновесной программки развития транспортной и инженерной инфраструктуры городка.

Признали участники заседания и тот факт, что квартира в небоскребе – это далековато не «доступное жилье».

Посреди тех же, кому оно доступно и любопытно (по данным соцопросов, приведенных Милявским, это безбедные люди из регионов, приобретающие в Москве второе-третье жилище), выше 15-го этажа соглашаются жить наименее 13% опрошенных приверженцев высоток. Предложения главы стройкомплекса Владимира Ресина располагать в высотках соц жилище особенного оптимизма также не вызвало: в данном случае издержки на эксплуатацию, в 2–3 раза превосходящие таковые в обыденных зданиях, не получится переложить на собственников квартир и кабинетов.

Но приговора, который вынес собственному возлюбленному детине столичный градоначальник, не ждал никто. «Программа нереальная», – заявил Юрий Лужков.

По словам мэра, он не отрешается от высоток, но эту определенную программку «надо переосмыслить» и ответить на ряд вопросов. К примеру, уместно ли размещение построек с таковой антропогенной нагрузкой в местах, где транспортная система и без того очень перегружена, либо необходимо ли Москве такое количество кабинетов. «Когда мы даже на свободное место сажаем такового монстра, все вокруг из-за него зарастает проблемами», – сказал градоначальник собравшимся.

Меж тем эти и многие другие вопросы все 10 лет существования программки задавали городским властям архитекторы и экономисты, убежденные в том, что Москве небоскребы не необходимы в принципе. Но столичные власти не слышали критики.

По воззрению члена президиума Русской академии естественных наук, создателя ряда программ развития рынка столичной недвижимости Иры Рукиной, резкое изменение дела к высотному строительству связано с переменами на рынке жилища. «Когда принималось решение о запуске программки, на рынке была одна ситуация, на данный момент совсем другая, – заявил Рукина. – На данный момент пузырь и без того готов лопнуть».

Вобщем, по воззрению Рукиной, подход к программке с самого начала был совсем необмысленным: «основополагающим был должен стать вопрос, кто будет жить в небоскребах и сколько он готов за это заплатить». По ее словам, малообеспеченные горожане не сумеют оплачивать эксплутационные издержки на такое жилище, а богатые, имеющие возможность жить в более комфортабельных критериях, не захочут. Не увлекательны высотки и бизнесу в качестве кабинетов – все из-за той же накладности.

«Эту программку поменять нельзя ни за два месяца, ни за два года, – заявила Ира Рукина «Газете.Ru». – Естественно, в нее уже вложены колоссальные средства. Но лучше тормознуть на данный момент, чем продолжать их губить дальше».


Интересные материалы: