Война за Кавказ еще впереди

"Война за Кавказ еще впереди"

1-ый президент Ингушетии Руслан Аушев в интервью, которое взял корреспондент "Власти" Муса Мурадов, заявил, что для исправления ситуации в Ингушетии Кремлю необходимо закончить пробы решать все кавказские трудности силой. Говорили, как принято у вайнахов, на "ты".

"Отразиться он должен сам"

Руслан, вот Зязикова уволили, а убийства и стрельба в Ингушетии не прекращаются...

Только месяц прошел.

Что может Евкуров? Ему нужно поглядеть, оценить обстановку и прийти к выводу. Не достаточно еще времени прошло для результатов.

 

Ты знаком с Евкуровым?

Да. Еще когда он был юным старшим лейтенантом, я его приглашал к для себя работать, в систему охраны. Позже я его лицезрел тут, в Москве, у Белоснежного дома, в 1993 году.

А что он делал у Белоснежного дома?

Он же служил в десантных войсках, охранял Министерство обороны. Позже мы встречались, когда ему присвоили звание Героя Рф. Это уже в Ингушетии.

Как, по-твоему, отразится предназначение Евкурова на ситуации в Ингушетии?

Отразиться он должен сам. Ему следует отлично разобраться в том, что происходит в республике. Как человек военный, он, естественно, будет рассматривать.

Ты поддержал его предназначение?

Со мной вообще-то никто и не советовался. Когда вызнал про предназначение Евкурова, то произнес, что это не плохое предназначение. По личным качествам он управится. Как там далее будет, тяжело сказать. У главы республики много таких вопросов, которые необходимо решать не как военному, потому Евкурову нужно состояться как президенту. Президент — это человек, за которым стоит уже целый люд. Это не рота, не полк и не дивизия.

Его 1-ые кадровые предназначения комментируют как возвращение во власть людей Аушева. Ты согласен с этим?

Все, кого успел назначить новый президент Ингушетии, работали со мной. Кто ужаснее, кто лучше. Тот же председатель правительства Рашид Гайсанов. Он у меня министром экономики был, толковый юноша. Либо глава президентской администрации Ибрагим Точиев, который управлял при мне Джейрахским районом. У их опыт есть, и самое главное — они желают вывести республику из этой ситуации.

Получится?

Если захочут.

Что ты думаешь по поводу отставки министра внутренних дел Ингушетии Мусы Медова?

Что по этому поводу можно мыслить? Совсем правильное решение. Этот человек был не на месте. Мне вообщем было неясно, как его назначили на этот пост. Медов никакой не оперативник, при мне он служил в республиканском управлении ГАИ, в подразделении, которое занималось регистрацией автомобилей. У Медова даже соответственного образования нет — у него, как мне понятно, диплом ветеринарного врача.

Все же молвят, что Медова переводят в центральный аппарат МВД РФ. Чуть не на увеличение идет.

Не думаю, что Медова ожидает увеличение. Столько милиционеров при нем в Ингушетии погибло! В ближайшее время ингушская полиция совсем не контролировала ситуацию в республике. Разве за это не несет ответственности министр? Думаю, что с деятельностью Медова на посту главы МВД необходимо серьезно разбираться.

Считаешь ли ты виновным Мусу Медова в смерти обладателя веб-сайта "Ингушетия.ру" Магомеда Евлоева?

Мне тяжело об этом судить, не зная материалов дела. Но есть много вопросов в истории с смертью Магомеда Евлоева, которые стоит задать государю Медову. К примеру, почему в задержании Магомеда, которое сейчас признано нелегальным, участвовали личные сторожи министра?

Не знаю, как в случае с Медовым, а после отставки Зязикова люди в Ингушетии плясали всю ночь. Почему с Зязиковым так случилось?

Ну взять просто вайнахский дом. Если в нем хозяева все, не считая отца, в доме не будет порядка. Малыши будут не обустроены, все гуляют. Так и в Ингушетии сложилось — Зязиков не был владельцем.

Федералы отняли возможности у Зязикова?

Он сам дал с наслаждением.

Почему?

Не знаю.

А в Москве не лицезрели, что он не совладевает?

Думаешь, бюрократа на Рублево-Успенском шоссе тревожит сейчас ситуация в глуши какой-либо? Полностью его не тревожит. Он гласит: как эти горцы надоели! Как эти Чечня, Ингушетия, Дагестан надоели! Да пошли они куда подальше!

А вот в примыкающей Чечне все президенту республики дали.

Это кто и как умеет брать. Рамзан Кадыров взял.

Зязикову было надо быть чуть-чуть Кадыровым, да?

Мурату Зязикову было надо быть президентом. Президент всегда берет, никогда ничего не дает. Президент, как написано в ингушской конституции, это мяхка да (отец народа.— М. М.). Так будь папой! Вайнахи всегда брали и не отдавали никогда.

"Человека со своим воззрением на Кавказ не отправлют"

Как ты думаешь, почему заместо Зязикова назначили малоизвестного полковника, когда был ты — узнаваемый и очень пользующийся популярностью не только лишь в собственной республике, да и во всей стране генерал? За тебя даже оппозиция просила.

Не оппозиция. Как я знаю, там собрали подписи, около 100 тыщ.

Тем паче — люд просил. Почему ты не предложил себя?

Так как я знал, что меня не назначат.

Почему?

Мои взоры на политику на Кавказе и взоры Кремля — это различные вещи, вот и все. Человека со своим воззрением на Кавказ не отправлют.

В чем расползаются твои взоры со взорами федеральных властей?

В государственной политике я всегда выступал и выступаю за то, чтоб президентов республик выбирали, а не итак вот — неясно, назначили либо выбрали. И еще. Необходимо больше возможностей дать республикам и главам, для того чтоб можно было проводить действенную социально-экономическую политику. Вот моя позиция.

А еще ты подписал интернет-прошение в поддержку помилования Светланы Бахминой.

Естественно, подписал. Это просто позор! Как можно держать беременную даму в кутузке?! Я не вникал в уголовное дело, а исходил из простого чувства милосердия: дама вот-вот должна родить, а ее держат в заключении. Нужно же быть просто людьми!

Кремль, видимо, считает, что твоя позиция не совпадает с интересами страны.

Моя позиция совпадает с интересами Ингушетии. Не нужно путать страну и центр. У федерального центра есть свои интересы, там вертикаль и т. д. Вспомни, как я пробовал провести референдум по переподчинению республиканских силовых структур либо адаптировать законы к местным обычаям. Молвят, нет. Это элемент сепаратизма. Какой это элемент сепаратизма?

Это про многоженство?

Они даже в кровать ко мне лезут! Это моя неувязка. Я, напротив, крепил республику, страну.

В 2002 году тебя Путин попросил уйти?

С Путиным мы нормально работали, я критиковал деяния на Кавказе, ну и я в 2002 году ушел. Без помощи других ушел. И для Путина, и для всей федеральной власти это была неожиданность. Единственный, кому я произнес, что не буду баллотироваться,— Абрамов, заместитель главы администрации.

А через два года Кремлю пришлось просить тебя приехать в Беслан...

Не Кремлю. Мне Шойгу позвонил, попросил выехать и оказать помощь.

Боевики тебя позвали?

Нет. Они просили Дзасохова и Зязикова. Те отказались, и ситуация была тупиковая. Началось брожение. Шойгу попросил меня вылететь. Я прилетел туда, там стоял Миша Гуцериев, у него была связь с террористами через телефон.

С кем переговаривался Гуцериев? С главарем?

Нет, пресс-секретарь их был. Я ему произнес: я, Руслан Аушев, желаю зайти. Он гласит: на данный момент я передам.

Они узнали тебя?

Да. Он произнес: подожди 15 минут. Входи один. Я произнес: отлично.

Зашел, и о чем вы гласили?

Я спросил, чего они желают. Они мне дали написанные на листочке из школьной тетрадки требования. Полковник (главарь террористов.— "Власть") возмущался: почему о 300 заложниках молвят, когда их 1200? Позже пришла директор школы. Она гласит: тут тыща с кое-чем. Я спросил, сколько тут убитых. Он гласит: 20. Покажите. Показал. Ну и все.

Ты вывел больше 20 человек...

26. 11 дам и 15 малышей.

Тебя за это одарили?

Как?

Может, грамоту какую дали?

Какая грамота, для чего она мне? Я слышал, что кто-то даже гласил: почему он зашел, да он связан с террористами...

Через пару лет после Беслана у Миши Гуцериева начались трудности, ему пришлось уехать за границу. Можешь разъяснить, что с ним вышло?

Я не знаю, что стало предпосылкой его заморочек. Могу только одно сказать, что с Ингушетией это никак не связано.

"Нужно осознать, почему есть эти боевики"

Что в твоих действиях раздражало Кремль больше всего?

Я и в первую, и во вторую чеченские войны гласил, что тут не все так, как видится из Москвы. Ситуация на Кавказе, она такая, что снаружи смотрится расслабленно, а снутри идет процесс. Потому я действовал по-своему, приходилось даже поперек представления федерального центра поступать. Говорил с различными людьми.

И с боевиками?

С ними тоже.

Тебя винили в поддержке боевиков.

Я поддерживал дела с чеченцами, с моим братским народом. Поддерживал, поддерживаю и собираюсь поддерживать, пока живой. Когда мне молвят, что там были только боевики, это не совершенно так. У меня были беженцы. В первую войну было 120 тыщ, во вторую войну доходило до 250 тыщ. Посреди их, может быть, были те, которых именуют боевиками. Скажи мне, те, которые на данный момент на Кавказе, в Южной Осетии и Абхазии прогуливаются с орудием, они кто? Верно, ополченцы. А в Чечне как было? Человека, который не согласен с тем, что к нему приехали на танках и прилетели на боевых самолетах, называли бандитом. Я гласил, что нужно быть усмотрительным в определениях, не именовать всех попорядку бандитами. Ко всем, независимо от национальности, должен быть один подход — беспристрастный. Для меня все: абхазы, осетины, грузины либо чеченцы — все схожи. Они все заслуживают схожего внимания.

Другими словами ты считаешь, что в Чечне вели войны не бандиты?

Снова повторяю: не нужно всех чохом именовать бандитами. Там были различные. Кто-то растерял семью, мама, отца, брата и взялся по этой причине за орудие. Кто-то еще по некий причине. Были, наверняка, и откровенные бандиты. Отлично посиживать в огромных кабинетах и рассуждать, бандит либо боевик. А нужно придти и на месте разобраться, попробовать поставить себя на место того, кто растерял семью. Суровый в первую и вторую войны бомбардировали бесчеловечно, как неприятельский город. И после чего мы удивляемся, что кто-то взялся за орудие! Я в 1994 году гласил руководителям страны, что не нужно вести войну с Чечней, я не поставил подпись под воззванием о вводе войск в республику. С того времени и начались мои трения с федеральными властями.

А кто ведет войну в Ингушетии на данный момент? Чеченские боевики за независимость выступали...

Люди, которые недовольны жизнью.

Те, кто убивает милиционеров, тоже жизнью недовольны?

Думаю, что в горах остались боевики с первой и со 2-ой чеченских войн.

Они за что ведут войну?

Посреди боевиков, которые ведут войну на Северном Кавказе, много исламских радикалов. Они молвят: нас независимость республики не интересует, мы желаем выстроить на Северном Кавказе эмират. Это такие же кавказские талибы, как в Афганистане.

Назови главную ошибку, которую допускает центр в политике на Северном Кавказе.

Главная ошибка? Необходимо глядеть, кого отправляют туда работать, служить. У нас ах так было при царизме: на Кавказ высылали в ссылку начальников, огромных и малеханьких, и до сего времени их ссылают туда. Не совладал тут — поезжай в ЮФО, не совладал тут — поезжай в оперативную группировку в Чечню, не совладал тут — поезжай в командировку в Ингушетию. Прокурор, МВД и другие, вот они приезжают туда, временщики.

Ты потому скандалил с бывшим полпредом президента РФ в ЮФО Виктором Казанцевым?

Я вообщем с ним не говорил. Я его несколько раз всего лицезрел. Ну и о чем мне с ним гласить было? Он вообщем ничего не осознавал, что происходит. А на Кавказе ситуация совершенно другая, чем ее представляют некие федеральные бюрократы. Там исторические мины заложены. Меж Ингушетией и Осетией, к примеру. Ну и в Дагестане, Чечне, Кабардино-Балкарии и в других регионах много укрытых конфликтов. В их нужно разобраться. Нельзя мыслить, что везде можно силой решить. Самая основная ошибка в том, что не разбираются, что там происходит, не пробуют осознать эти процессы, а чуток что — используют силу. Что сделали с Ингушетией при Зязикове? Войска нагнали. И что? Еще ужаснее стало.

А с вооруженным подпольем другим методом, не считая как силой, как можно биться?

Минуточку. Я для тебя приведу пример по Афганистану. Мы говорим, что америкосы завязли там. Верно. И командующий натовскими силами соглашается и разъясняет: нужно договариваться по способности с теми же талибами. Нужно их в орган власти ввести. Если у нас есть люди, которые не согласны с нашей политикой, то нужно выяснить, чего они желают.

А есть посреди боевиков люди, с которыми можно говорить?

Есть. Ведь нужно осознать, почему есть эти боевики. Их поддерживает часть населения, по другому бы они не выжили. А почему население поддерживает боевиков? Так как обозлено на власть. У населения две порухи — коррупция чиновников и беспредел силовых структур. Чтоб делему решить, нужно опереться на люд. А чтоб на люд опереться, необходимо сделать так, чтоб народу жилось отлично.

И как ты во время президентства опирался на люд?

Ну это я длительно буду говорить, до утра.

А все-же, хоть один пример?

Я поставил во главу угла борьбу с коррупцией.

Справлялся?

Естественно, не так, как хотелось. Снова же эти все коррупционеры находили поддержку в федеральном центре. Вот призову кого-либо к ответу, он прокурору либо в другую структуру сетует: "А вы понимаете, почему меня убирает Аушев? Только поэтому, что я борюсь с сепаратизмом".

Это кто так гласил?

Да все! Хоть какой бюрократ, которого я пробовал снять за коррупцию, сетовал в центр: "Вы понимаете, почему Аушев убирает? Так как я провожу вашу линию". Республиканские структуры федерального подчинения — это отмыв средств. Пенсионный фонд возьми. У меня информация была, что, к примеру, в Ингушетии есть 5 тыщ мертвых душ. На их заполняются бумаги как на живых, получают средства. Вот и все.

Это на данный момент?

Всегда этот механизм был.

А в Москву ты докладывал об этом?

А кто там в Москве? Для чего в Москве убирать свою "булочку", уберут 1-го — посадят другого.

"Я думаю, что чеченцы и ингуши — форпост не ужаснее"

Хоть какой президент Ингушетии обречен столкнуться с таковой неувязкой, как вопрос Пригородного района. Есть его решение?

Естественно, есть. 1-ое, что необходимо сделать, это возвратить людей в свои дома. А позже вести переговоры по статусу этого района.

Каким может быть этот статус?

Статус района определен всеми вероятными и неосуществимыми законами и декларациями. Декларациями глобальными, декларациями Русского Союза, декларациями РФ, всем остальным. Все таки знают, что в 1944 году из Пригородного района против воли депортировали ингушей. Это была нелегальная депортация. У людей нелегально отняли не просто район, я много раз гласил и снова повторю: у людей нелегально забрали дом, огород, землю, память, могилы, сказав, что они в чем либо повинны. Позже, в 1957 году, произнесли, что не повинны, и возвратили домой! Сначала 1990-х русские власти подтвердили, что да, это было нелегально. Так что правовая база для решения этого вопроса есть, но ничего не решается.

Молвят, что осетинское лобби в Кремле очень очень. Правда?

Естественно, правда. Там же молвят, что Южная и Северная Осетия — это форпост на Северном Кавказе. Может быть, это и так. Но мы теряем другой форпост. Я думаю, что чеченцы, ингуши — форпост не ужаснее. И не ужаснее вели войны и в Одичавшей дивизии, и в Величавую Русскую войну. Мы почему-либо хвалимся батальоном "Восток". Чуток что, батальон "Восток" вперед, в Грузию. Чем ужаснее форпост? Нужно внести справедливость. Как никто горцы обожают справедливость. Никто же не гласит про особенные условия. Если мой отпрыск повинет — возьмите его, посадите его! Но так же нельзя: залететь в дом, всех перебить, позже сказать: вот он боевик! Если он повинет, привлеките его, дайте ему адвоката, решением суда его посадите, изолируйте. Но так же не бывает! Взять штурмом дом, перебить всех, дам и малышей в том числе. И объявить: это боевики! Кто произнес, что они боевики? Где? На лбу у их написано, что они боевики? Вот это и вызывает злость у людей.

Признание Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии может плохо сказаться на ситуации на Кавказе?

Я не знаю, как это скажется. С Чечней вели войны из-за чего? Столько сил Чечня издержала, стремясь получить независимость. Произнесли: нет, и забудьте даже это слово. А почему тогда Южной Осетии можно? Очень суровый прецедент появился на Кавказе. Я понимаю еще — Абхазия, там выход к морю. А Южная Осетия? Какое это правительство? Забавно об этом гласить! Чечня имеет границы, другие республики имеют наружные границы. А что есть у Южной Осетии? Ясно, что в конце концов будет объединение с Северной Осетией. Именно тогда что-то у их может получиться. Но тогда это будет считаться аннексией. На это русское правительство не может пойти. Я считаю, что необходимо было подвесить ситуацию.

Как подвесить?

Не признавать самостоятельность, а бросить так, как было. Сейчас на Кавказе другие ветра дуют. На данный момент уже не о независимости речь. Все уже в глобальных масштабах. И я думаю, что война за Кавказ еще впереди.

А кто будет вести войну?

Смотри, какие интересы здесь столкнулись. Президент Дмитрий Медведев в собственном послании в происшедшем на Южном Кавказе кого обвинил? Соединенные Штаты Америки. Президент верно произнес, что мы вели войны не просто с Грузией, а с Грузией, за спиной которой стояли США.

Ты считаешь, что ситуацию на Северном Кавказе, а именно в Ингушетии, провоцируют США?

Нет. Я напомнил то, что произнес президент РФ. На Кавказе всегда были интересы у Рф, Турции, Ирана и Запада. Там есть трубопроводы — нефтяной, газовый, выходы к морям, а мы кувыркаемся под этими делянками. И лупят, и голубят, и депортируют.

В таковой ситуации что, по-твоему, ожидает Ингушетию?

Ситуация в Ингушетии — это последствия событий на Кавказе в целом и сначала в Чечне. Так не бывает, чтоб в одном доме горело, а соседняя квартира не загорелась. Просто Ингушетия оказалась самым слабеньким местом. Там командуют все кому не лень. Не считая власти. Что ожидает Ингушетию, тяжело сказать. На данный момент новый президент. Чего от него пока добиваться можно? Только месяц прошел, поглядим. Я думаю, что 1-ые три-четыре месяца покажут. Но я точно знаю, что сепаратистских настроений в Ингушетии нет. В Ингушетии желают 1-го — справедливости и решения трудности Пригородного района.


Интересные материалы: