Хуже, чем в дефолт

Правда, 10 годов назад инфляция была в 6 раз выше, и не все вклады удалось возвратить. Но тогда было ясно, что «хуже уже не будет», а на данный момент это не так ясно.Мы сравнили конфигурации фондовых индексов, цен акций и паев ПИФов, которые обращались на рынке и 10 годов назад, и в этом году, также подсчитали, сколько заработали вкладчики на депозитах и золоте в обезличенных железных счетах в дефолтном 1998 и уходящем 2008 годах.

 

Расчеты делали в рублевом эквиваленте, используя условия вкладов в банках, которые пережили 1998 г. Тогда ММВБ только что начинала торги акциями в рублях (котировок даже самых ликвидных бумаг на начало года нет), потому изменение цены отдельных акций посчитано по ценам РТС. Итоги 2008 г. подводили по котировкам ММВБ.

Спасение в валюте

Рублевые депозиты в этом году принесли вкладчикам 9-12% прибыли. Это чуток меньше, чем 10 годов назад, — от 13% годичных (Сбербанк) до 17% (Банк Москвы). Как тогда и, ставки по вкладам остаются ниже уровня инфляции, т. е. реального выигрыша для вкладчика нет, отмечает прошлый 1-ый зампред ЦБ Сергей Алексашенко.

Другое дело баксовые депозиты: они перекрыли инфляцию, которая в 1998 г. была 84%, а в этом превысила 13%.

Курс бакса в этом году вырос на 19%, и годичные баксовые депозиты принесли около 28% дохода. «Десять годов назад выбор в пользу баксовых вложений выручил мои сбережения», — вспоминает Ира Алексеева, экономист столичного НПО. «С сентября 1997 по август 1998 г. ЦБ практически поддерживал слабо снижающийся курс рубля, хотя цены на нефть опустились с $20 до $9 за баррель», — вспоминает Олег Ларичев, вкладывательный управляющий УК «Тройка диалог». В августе после объявления дефолта курс бакса взлетел с 6 до 20 руб.

Те, кто сначала 1998 г. открыл вклады в баксах в «правильном» банке, в пересчете на рубли заработали 255% прибыли. В выгоде остались и те, кто положил баксы под матрац (+244%).

Но подфартило не многим: после дефолта население кинулось в банки выручать сбережения, через неделю банки отказались платить. Из приблизительно 20 «системообразующих» устояли единицы. Страхования вкладов тогда не было, и правительство вынуждено было прогарантировать вклады в 6 банках (Инкомбанке, Мосбизнесбанке, «Менатепе», Мост-банке, Промстройбанке, «СБС-агро»): через Сбербанк возвращали основную сумму рублевого вклада.

Денежные депозиты конвертировались по курсу 9,33.

Нехорошие бумаги

В уходящем году, как и 10 годов назад, фондовые индексы снизились в разы.

Сейчас более-менее ликвидные бумаги на ММВБ утратили до 90% цены.

Держатели акций Сбербанка, например, тогда и, и на данный момент утратили около 80% вложений. Бумаги «Лукойла», «Сургутнефтегаза», привилегированные акции «Ростелекома» в этом году подешевели даже больше, чем в 1998 г. (см. таблицу). Только простые акции «Ростелекома» в 2008 г. принесли маленький по сопоставлению с другими бумагами и с 1998 г. убыток — 9,5%. «Обыкновенные акции “Ростелекома” перевоплотился в полностью нерыночный инструмент, весь объем сконцентрирован у 1-го игрока, который держит под контролем ценообразование», — разъясняет управляющий директор «Юникредит Атона» Стивен Дашевский.

До наших дней дожили девять из 18 действовавших в 1998 г. ПИФов (см. таблицу). При этом фонды акций проявляют завидную стабильность: в этом году, как тогда и, их пайщики утратили по 60-70% вложений. А вот фонды облигаций сейчас отвертелись умеренными потерями: «Тройка диалог — Илья Муромец» — 28%, «Паллада — фонд облигаций» — 5,4%. В 1998 г. их пайщики лишились 84% и 60% вложений соответственно.

В уходящем году гособлигации принесли до 15% убытков, корпоративные — до 30%, подсчитали аналитики МДМ-банка. На данный момент на нашем рынке преобладает корпоративный долг, а 10 годов назад на нем были в главном ГКО-ОФЗ и дефолт обесценил активы фондов облигаций, гласит Ларичев.

Ужаснее, чем вчера

Невзирая на некие сходства меж 1998 и 2008 гг., проводить аналогию не стоит, считает Ларичев: в 1998 г. внутрироссийский кризис разрешился дефолтом, и обвал курса рубля стал подарком для русских экспортеров и товаропроизводителей, все это в конечном счете стало предпосылкой бурного роста в экономике. «А на данный момент наблюдается общемировая рецессия и недоверие инвесторов к рынку. Наша родина расхлебывает последствия общемирового кризиса, конца которому пока не видно», — рассуждает Ларичев.

Пессимизм еще не завершился, и 2009 год может принести массу противных сюрпризов. Так задумываются и население, и власти, и участники рынка, вторит главный стратег ИГ «Норд капитал» Александр Баранов.

Чувства рядовых инвесторов в 2008 г., по его воззрению, необходимо проецировать быстрее на лето 1997 г. — начало 1998 г. «Те, кто в 2008 г. не имел дела к фондовом рынку, поверили в кризис, только когда в ноябре ЦБ начал приметно девальвировать рубль».

Котировки ценных бумаг, по воззрению многих аналитиков, еще не достигнули дна. «На мой взор, индексы могут свалиться еще ниже — в марте, июле либо августе 2009 г., но уверенно можно гласить, что через пару лет они будут значительно выше: на уровне 1500 по индексу РТС и выше. Когда точно это произойдет — находится в зависимости от цены на нефть», — выражает мировоззрение многих профессионалов Ларичев. Почти все будет зависеть от цен на нефть — неплохой индикатор развития экономики Рф, уточняет Баранов.

Для вкладчиков банков ситуация намного лучше, чем в 1998 г., уверен Алексашенко. Главное — работает система страхования, гарантирующая возврат в полном объеме депозитов на сумму до 700 000 руб., а таких — 98% вкладов. «Я полностью уверен, что если вдруг у АСВ не хватит средств, то правительство или через Минфин, или через кредит ЦБ выделит столько средств, сколько необходимо. Это нигде не записано, но у меня нет никаких колебаний, что будет конкретно так», — гласит Алексашенко, добавляя, что на данный момент в отличие от 1998 г. нет больших стопроцентно личных банков, которые могли бы тягаться по объему средств населения со Сбербанком и чей крах мог бы породить панику, как 10 годов назад.


Интересные материалы: