Ветвь раздора

Ветвь раздора

Известный студенческий пикет на набережной Круазетт в 1968 году

Как ни назови Каннский фестиваль - мерилом вкуса либо ярмаркой тщеславия, мировым авторитетом либо междусобойчиком для собственных, - все будет правдой. Триумфы, скандалы и курьезы такая же неотъемлемая часть этого шоу, как кино.

В этом году в Канне отметят юбилей студенческой революции 1968 года. "Фестиваль для богатых" желал проигнорировать действия, которые к моменту его открытия окутали всю Францию.

Но волна протеста, одним из поводов к которой стало закрытие Парижской синематеки и увольнение ее директора Анри Ланглуа, все таки докатилась до Лазуревого Берега. Набережную Круазетт оккупировали студенты, маоисты, анархисты и киноманы-радикалы с девизами "Власть юным!". Жан Лючок Годар и Франсуа Трюффо, не мальчишки уже, прорвались в фестивальный дворец и лично вцепились в занавес, чтоб не дать ему раскрыться. Показ кинофильма Карлоса Сауры "Мятный коктейль" был сорван.

 

Три члена жюри объявили о выходе из судейской коллегии в символ солидарности с бунтующими. Фестиваль закрылся за 5 дней до срока. Шоу вышло шикарное - на долгую память. Но из-за него безвинно пострадали те киноленты, которые были отобраны в конкурс, но не показаны. В этом году программка Cannes Classics восстановит справедливость. "Мятный коктейль", смытый "новейшей волной", откроет эти показы. Также в программку вошли "24 часа из жизни дамы" Доменика Делюша, "Погибель длинноватого денька" Питера Коллинза, "Люблю тебя, люблю" Алена Рене, "Тринадцать дней во Франции" Клода Лелуша и "Анна Каренина" Александра Зархи.

Канн без скандала - средства на ветер

Ветвь раздора

Спустя 10 лет он вручил ту же заслугу другому скандалисту -Майклу Муру за "Фаренгейт 9/11"

(Фото: Laurent Rebours/AP)

Фестиваль - это огромное шоу, в каком учавствуют знаменитости, гении, выскочки, журналисты, публика и зеваки. И никто не сумеет с уверенностью сказать, кино ли тут является важным из искусств. Так как тот, кто стал призером, достаточно нередко стирается из памяти куда резвее, чем спасение Пенелопы Крус из застрявшего лифта либо каверзная лямка шелкового платьица, которая соскочила как-то с плеча Софи Марсо, поднимающейся по лестнице Дворца фестивалей. Марсо, конечно, улыбалась фотографам и не сходу сообразила, почему они начали палить вспышками ей в лицо с двойной частотой.

Большая часть едет в Канн совсем не за фильмами, а чтоб на других поглядеть и себя показать. Тому масса примеров. Когда-то юные и задористые итальянские секс-бомбы Софи Лорен и Джина Лоллобриджида устраивали показную войну бюстов, чтоб позже слиться против новой бомбочки Брижит Бардо.

Сноб и эстет Лукино Висконти, рекламируя собственный кинофильм "Леопард", решился на прогулку по Круазетт с реальным хищником на поводке. И картина в конечном итоге получила "Золотую пальму".

Илона Сталлер, она же порнодива Чиччолина и тогдашний депутат итальянского парламента, прошлась в 88-м по каннской лестнице в совсем прозрачном платьице, прикрывшись только розовым медвежонком. Дэвид Линч в 92-м ради презентации собственной работы "Твин Пикс: огнь, иди со мной" гениально сымитировал пожар в отеле, что, правда, не выручило кинофильм от провала. Николь Кидман, хотя и не получила приз за роль в кинофильме "Догвилль", на его премьеру пришла с босыми ногами, навечно впечатав эту акцию в длиннющий перечень каннских курьезов. Ну и Роман Поланский, сравнивший в революционном 68-м Канн с зоопарком, в прошедшем году сам повел себя грубо, демонстративно покинув пресс-конференцию коллективного альманаха "У каждого свое кино" со словами: "Вы задаете какие-то убогие вопросы про компы, так что я лучше пообедаю".

Ветвь раздора

Кадр из кинофильма "Сладкая жизнь" Феллини, освистанного критиками в 60-м году.

В общем, весь Канн - театр. А люди в нем - актеры, превращающие свою и чужую жизнь в шоу. При всем этом невидимая рука меркантильного режиссера нередко передергивает карты. В ход идет все - даже расписание показов. Очень почти все находится в зависимости от того, сначала либо в конце фестиваля и даже в какое время суток был показан кинофильм. Провальное время - от ланча до файф-о-клока, когда многие выпивают бокал-другой вина. Вот поэтому некие киноленты в Канне публика просто проспала, к примеру "Интимный ежедневник" Питера Гринуэя. Понятно, что суровые киноленты нельзя ставить под занавес фестиваля, так как перегруз от полусотни просмотренных картин сказывается на воспоминании. Ставший в конечном итоге культовым фильмом "Покойник" Джима Джармуша с треском провалился только поэтому, что был показан последним в конкурсе.

Зато когда в 2002 году было надо раскрутить до уровня глобальной пощечины публичному вкусу и без того скандальную "Необратимость", где кросотку Монику Беллуччи 10 минут лупят и насилуют, то здесь же был пущен неверный слух, что актриса разводится с Венсаном Касселем, который тоже играет в этом кинофильме. В конечном итоге 250 человек покинули просмотр, звучно хлопнув дверцей, 12 человек свалились в обморок прямо в зале. Одни критики окрестили кинофильм шедевром, другие смешали с грязюкой... А Беллуччи расслабленно родила Касселю дочку. Правда, призов картина не получила, но скандал для кассы важнее, чем заслуги. Касса - правитель и бог даже в храме искусств. А фестиваль без скандала - средства на ветер. Вот поэтому при издержек в 10 миллионов баксов каннское шоу приносит около 100 миллионов дохода.

Важное из искусств

Ветвь раздора

Скандалист Квентин Тарантино, получая "Золотую пальмовую ветвь", заявил, что ему плевать на приз

Кажется, за всю историю фестиваля не было ни 1-го оглашения призеров, не ошиканного презрительным "бу-у-у". Каннских приговоров панически страшился величавый Феллини. В 60-м году его "Сладкая жизнь" была освистана публикой и получила "Золотую пальмовую ветвь" благодаря единоличному решению председателя жюри писателя Жоржа Сименона.

Достаточно скоро кинофильм окрестили шедевром всех времен, но тогда критики винили режиссера в буржуазном декадентстве, называя его картину чуть не порнушкой. Стивен Содерберг своим дебютным фильмом "Секс, ересь и видео" тоже вызвал в 89-м возмущенные крики: дескать, Канн докатился до порнухи. Правда, юного режиссера тогда никто не знал в лицо, и когда на церемонии закрытия узрели заместо расхристанного секс-террориста обычного мальчика-знайку в очках, то утратили дар речи. Содерберг получал свою "Пальму" при гробовом молчании изумленного зала.

Легендами становятся те участники и лауреаты, кто умеет огрызаться на беспардонное неприятие. В 85-м году после показа кинофильма "Детектив" один из зрителей кинул тортик в лицо Жана Лючка Годара с кликом: "Я ничего не сообразил!" Режиссер, закрывавший фестиваль 68-го года, артистически слизнул крем с очков и произнес: "Смачно". 61-летний Морис Пиала, попавший в 87-м в немилость со своим фильмом "Под солнцем сатаны", тоже держался молодцом.

Выйдя под град ругательств на сцену получать "Золотую пальмовую ветвь", он заместо ответной благодарности темно буркнул в микрофон: "Вы мне тоже не нравитесь". Одичавшим скандалом сопровождалось вручение "Золотой камеры" за наилучший дебют нашему Виталию Каневскому в 90-м году. Его провокационную картину "Замри, умри, воскресни" полюбили далековато не все. Ну и сам режиссер был очень забиячлив: за некоторое количество дней до окончания фестиваля он подрался на улице, попал в полицейский участок и был сослан, как в вытрезвитель, на русский корабль. Его выпустили лишь на финишную церемонию, куда он пришел с фингалом под глазом и в матросской тельняшке, а на свист гаркнул "ша!", да так грозно, что все замолчали. Квентин Тарантино, взорвавший "Преступным чтивом" фестиваль в 94-м, так не ждал "Пальмы", что тоже был не очень трезв. "Обходительные" европейцы ему в спину орали: "Южноамериканское дерьмо!" А он, взгромоздившись на сцену, произнес, что ему вообще-то наплевать на этот приз. А в сторону Никиты Михалкова, обиженного тем, что "Утомленным солнцем" дали только Гран-при, ну и то на двоих с Чжаном Имоу, злостно прошипел: "Fuck you!" Пережить обиду Михалкову посодействовал приобретенный в будущем году "Оскар", тогда как Тарантино дали его только за сценарий.

В 99-м году под занавес ХХ века фактически все решения каннского жюри под председательством Дэвида Кроненберга вызвали шок. Джим Джармуш, Такеши Китано, Чен Кайге и главный победитель фестиваля Педро Альмодовар пропархали как фанера над Парижем. "Пальму" получили неименитые бельгийские документалисты братья Дарденн за игровой дебют "Розетта". Гран-при достался настолько же безвестному Брюно Дюмону с его фильмом "Человечность". А актерские заслуги и совсем ушли непрофессионалам. Зал на церемонии кричал, как бунтующие заключенные.

Стоит удивляться, что Вуди Аллен и Ингмар Бергман утверждали, что Канн у их рождает комплекс неполноценности. Они даже спровоцировали скандальный "кризис жюри" в 1980 году, наотрез отказавшись войти в его состав. Зато каждый, кому удалось пережить не очень приятные минутки в Канне, попав в жюри, может отыграться за их по полной программке. Тарантино в роли председателя жюри в 2004 году демонстративно "не увидел" кинофильмов каннских любимчиков Эмира Кустурицы и Вонга Кар-Вая, отдав "Золотую пальму" документалисту Майклу Муру за "Фаренгейт 9/11". Ну а Кустурица через год "не увидел" ничего увлекательного в "Городке греха" Тарантинова друга Роберта Родригеса, осенив "Пальмой" еще одну работу Дарденнов "Дитя". В этом году жюри возглавит узнаваемый нонконформист и дебошир Шон Пенн. А в программке есть "Молчание Лорны" - 3-я возможность для постылых многими братьев Дарденн взять главный приз Канна, став чемпионами этого шоу в личном зачете. Какой скандал нас ожидает сейчас, узнаем очень скоро.

ВРЕЗ: ХРОНИКА

Лиха неудача начало

Склочный характер Каннского фестиваля, может быть, связан с его "сложным детством". 1-ый фестиваль начался и завершился в один денек. 1 сентября 1939 года в городском казино состоялось праздничное открытие, и в тот же денек весь мир вызнал, что Германия напала на Польшу. Историческая справедливость после фальстарта была восстановлена исключительно в 2002 году, когда на 55-м Каннском фестивале в отдельном конкурсе соревновались семь кинофильмов 1939 года, посреди которых был и "Ленин в 1918 году" Миши Ромма. Особое жюри присудило "Золотую пальмовую ветвь" картине южноамериканского классика развлекательного жанра Сесила Де Милля "Юнион Пасифик".

Реальной датой рождения фестиваля считается 1946 год, хотя тогда еще не было ни каннской лестницы, ни "Пальмовых веток", ни ярмарки тщеславия, ни армии журналистов. Даже горожане Канна проигнорировали это событие, продолжая заниматься своими делами. Но уже тогда начали вырисовываться черты незабвенного шоу, состоящего из звезд, ошибок и скандалов. Знатным президентом стал 82-летний отец синематографа Луи Люмьер. Но открывал фестиваль, как ни удивительно, министр индустрии, который запамятовал про кино и в собственной праздничной речи упирал больше на сельское хозяйство. А опьяненный киномеханик повсевременно путал бобины и ставил не ту часть кинофильма, вызывая дипломатичные нотки протеста. Так, на открытии фестиваля он показал русский документальный кинофильм про взятие Берлина в оборотном порядке - с конца. Позже перемонтировал по-своему "Дурную славу" Хичкока.

А в 1948 и 1950 годах Каннский кинофестиваль не проводился из-за очевидной нехватки средств на его компанию.


Интересные материалы: