Он слишком много занял

Он слишком много занял

Леонид Алексеевич Кудрин, как вице-премьер и министр финансов, конечно же, по должности обязан повторять, что мировой кризис на России никак не отразился и не отразится. Особенно в Давосе или на камеры Первого канала. Нечего наводить панику на рынке. Нужно спокойно, но решительно спасать государственные компании. Жертвуя при этом государственными же деньгами и показателями по инфляции.

Спасать госкомпании нужно от кредиторов.
В первую очередь это касается «Роснефти». К середине марта она должна выплатить долг в размере 5 млрд долларов, но еще не определилась, каким образом будет это делать. Потому что свободных денег у нее нет, а занимать на Западе уже не так легко, как прежде — проклятый кризис! Поэтому «Роснефть» решила занять у государства. Точнее, компания «предложила» правительству купить ее облигации и, по возможности, взять на себя кредитные обязательства перед отечественными банками. Особую пикантность предложению придает тот факт, что если «Роснефть» не сможет рассчитаться с кредиторами, государство и безо всяких просьб должно будет помочь ей материально, потому что «Роснефть» входит в перечень стратегических компаний, банкротство которых невозможно.

Впрочем, по мнению экспертов, можно обойтись и без форсмажора. «Если действительно возникнет проблема и нужно будет срочно привлечь дополнительные средства, государство, конечно, окажет помощь, — полагает аналитик ИК «Файненшл Бридж» Дмитрий Александров. — Я думаю, что пока «Роснефть» может использовать другие механизмы, в первую очередь получение синдицированных кредитов. Варианты могут быть разные, но самый элегантный, с точки зрения рынка, — предоставление кредита Центробанком, или Сбербанком, или Газпромбанком, или синдикатом из нескольких этих банков. Можно считать, что 2 млрд долл. «Роснефть» уже получила. В дальнейшем, я думаю, в конце лета — начале осени можно будет размещать облигационные выпуски, и проблема будет решена: краткосрочная задолженность будет переведена в долгосрочную».

Правда, «Роснефть» у государства не одна такая — все крупные госкомпании обременены долгами (в сумме — более 100 млрд долл.), которые в последнее время рефинансировались преимущественно с помощью западных кредитов. Теперь их, видимо, заменит бюджет. По крайней мере, Минфин уже внес законопроект, существенно корректирующий бюджетные показатели. Он предполагает резкое увеличение профицита, то есть объема временно свободных денег, которые можно разместить на банковских депозитах. Именно в этом ракурсе стоит рассматривать высказывание первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева о том, что первоочередной задачей финансовых властей должно быть решение проблемы с ликвидностью, то есть накачивание деньгами банковской системы.

Инфляцией в этом контексте можно и пожертвовать. Тем более что жертва — весьма условная. По итогам января цены выросли на 2,2—2,4%, то есть выполнили четверть годового плана. Основная причина опережающего роста — тарифы. Игры с ликвидностью если и ухудшат ситуацию, то незначительно.

Так, эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев считает, что поддержка ликвидности банковской системы в условиях шоков не ведет к усилению инфляционного давления: «Когда ощущается напряженность по ликвидности, банки предпочтут придержать деньги, а не пропускать их через кредиты».

Кредиты же, выданные таким компаниям, как «Роснефть», моментально уйдут на Запад. Беспокоиться, казалось бы, не о чем. Но вопросы все равно остаются. И главный среди них: какую выгоду из всей этой комбинации извлечет государство?

Напомним, что львиная доля задолженности «Роснефти» сформировалась в сходе скупки активов, выброшенных на рынок в результате распродажи «ЮКОСа» по частям. Целесообразность уничтожения этой компании, с позиций государственников, состояла в том, что прежний собственник укрывался от налогов, обкрадывая тем самым бюджет и, в конечном итоге, население.

Новый же собственник требует изъять из того же бюджета деньги для того, чтобы компенсировать его собственную менеджерскую несостоятельность. Судите сами: выручка того же «Юганскнефтегаза» после перехода к «Роснефти» сократилась на 17,1%, а себестоимость добычи нефти выросла с 1,7 доллара за баррель до 2,1. В прошлом году по «Роснефти» в целом этот показатель вырос уже до 3 долларов за баррель.

Если говорить совсем уж популистские вещи, то вакансию Михаила Зурабова как национального антигероя должен заместить не кто иной, как Игорь Иванович Сечин, председатель совета директоров «Роснефти» и замглавы администрации президента. Потому что благодаря ему мы, возможно, будем возвращать долги западным банкам из нашего общего кармана.

Анна Овян


Интересные материалы: