НЛО - ПОХИЩЕННЫЙ ИНОПЛАНЕТЯНАМИ

"Меня зовут Антонио Виллас Боас, мне 23 года, я фермер. Вместе со своей семьей живу на ферме. Она расположена поблизости от города Сан-Франсиско-де-Салис в штате Минас-Жераис, вблизи от границы штата Сан-Пауло в Бразилии. Мы вспахиваем землю трактором; если приходится работать ночью, то чаще всего я сам сажусь за штурвал".

Так начинается фантастическая история, рассказанная бразильцем Антонио Вилла-сом Боасом о его невероятной встрече с инопланетянами в беседе с врачом Олаво Фонтесом и журналистом Жуаном Мартинсом. Беседа состоялась в Рио-де-Жанейро 22 февраля 1958 года, спустя полгода после происшествия.

"Все началось в ночь на 5 октября 1957 года. В этот вечер у нас были гости, и поэтому мы пошли спать только в 11 часов, намного позже, чем обычно. Вместе со мной в комнате был мой брат Жуан. Из-за жары я открыл ставни и в этот момент увидел в середине двора слепящий свет, освещающий все вокруг. Он был намного ярче лунного света, и я не мог объяснить себе его происхождение. Он шел откуда-то сверху, как бы от направленных вниз прожекторов. Но на небе ничего не было видно. Я позвал брата и показал ему все это, но его ничто не могло расшевелить, и он сказал, что лучше всего пойти спать. Тогда я закрыл ставни, и мы оба улеглись. Однако я не мог успокоиться и, разбираемый любопытством, вскоре снова встал и открыл ставни. Все было по-прежнему. Я стал наблюдать дальше и вдруг заметил, что пятно света приблизилось к моему окну. От страха я захлопнул ставни и впопыхах устроил такой шум, что спавший брат снова проснулся.

Вместе мы следили из темной комнаты через щель в ставнях, как световое пятно перемещается в направлении к крыше... Наконец свет погас и больше не возникал.

14 октября произошел второй случай. Это, вероятно, было между 21.30 и 22 часами. Точно я не знаю, так как у меня не было часов. Я работал на тракторе с другим братом. Вдруг мы увидели источник света, настолько яркий, что стало больно глазам. Свет исходил от огромного и круглого предмета, похожего на колесо машины. Его цвет был ярко-красным, он освещал большую территорию.

Я предложил брату пойти посмотреть, что это такое. Но он не захотел. Тогда я пошел один. Когда я приблизился к предмету, он неожиданно пришел в движение и с невероятной быстротой перекатился на южную сторону поля, где снова замер. Я побежал за ним, но повторилось то же самое. Теперь он вернулся на свое прежнее место. Я предпринял не менее двадцати попыток подойти к нему, но безрезультатно. Мне стало обидно, и я вернулся к своему брату. Пару минут светящееся колесо вдали оставалось недвижимым. Время от времени от него, казалось, исходят лучи в разных направлениях. Затем внезапно все исчезло, как если бы свет выключили. Я не очень уверен, так ли все это было на самом деле, потому что не помню, смотрел ли я на источник света непрерывно. Может быть, я на мгновение отвернулся, и как раз в это время он быстро поднялся и улетел. На следующий день, 15 октября, я один пахал то же поле. Была холодная ночь, и ясное небо было усеяно звездами. Точно в час ночи я увидел красную звезду, которая выглядела точно так же, как большие светлые звезды. Но я сразу заметил, что это вовсе не звезда, так как она увеличивалась и, казалось, приближалась. В несколько мгновений она превратилась в светящийся предмет яйцевидной формы, мчавшийся на меня настолько быстро, что он очутился над трактором прежде, чем я успел подумать, что мне делать. Внезапно предмет остановился примерно на высоте 50 метров над моей головой. Трактор и поле были освещены так ярко, как в солнечный полдень. Свет фар трактора был полностью поглощен блестящим светло-красным сиянием. Я страшно испугался, поскольку не имел ни малейшего представления о том, что бы это могло быть. Сначала я хотел завести трактор и убраться отсюда, но его скорость была слишком мала по сравнению со скоростью светящегося предмета. Соскочить же с трактора и бежать по вспаханному полю — значит в лучшем случае сломать себе ногу.

Пока я колебался, не зная, какое принять решение, предмет слегка передвинулся и снова остановился примерно в 10--15 метрах от трактора. Затем он медленно опустился на землю. Он придвигался ближе и ближе; наконец я смог различить, что это необычная, почти круглая машина с маленькими красными отверстиями. Мне в лицо светил огромный красный прожектор, ослепивший меня, когда предмет опустился вниз. Теперь я видел совершенно точно форму машины. Она была похожа на вытянутое яйцо с тремя шипами впереди. Их цвет нельзя было определить, так как они утопали в красном освещении; наверху что-то, также отливающее красным, очень быстро вертелось.

Этот цвет изменялся по мере уменьшения числа оборотов вращающейся части — во всяком случае, у меня сложилось такое впечатление. Вращающаяся часть производила впечатление тарелки или плоского купола. Выглядела ли она на самом деле так или это впечатление складывалось только благодаря вращению, я не знаю. Ведь она не прекратила своего движения и после приземления предмета.

Главные детали я, конечно, заметил позднее, потому что вначале был слишком взволнован. Я потерял последние остатки самообладания, когда в нескольких метрах от земли из нижней части объекта появилось три металлических патрубка, как у треножника. Это были металлические ноги, на которые, безусловно, ложилась вся тяжесть машины при посадке. Но я не хотел больше ждать. Трактор в течение всего времени стоял с включенным двигателем. Я дал газ, развернулся в противоположную от объекта сторону и сделал попытку к бегству. Но через пару метров мотор заглох и фары потухли. Я не мог понять причины этого, так как зажигание было включено, а фары исправны. Мотор не включался. Тогда я выскочил из трактора и бросился бежать. Но было слишком поздно, так как через несколько шагов кто-то схватил меня за руку. Им оказалось маленькое, странно одетое существо, доходившее мне до плеча. Я в полном отчаянии повернулся к нему и нанес удар, от которого оно потеряло равновесие. Неизвестный отпустил меня и упал ничком. Я вновь хотел бежать, но тут же был схвачен тремя такими же непонятными существами. Они оторвали меня от земли, крепко держа за руки и за ноги. Я пытался отбиваться ногами, но напрасно. Тогда я громко стал звать на помощь, проклиная их, и требовал освободить меня. Мой крик вызвал у них то ли удивление, то ли любопытство, так как по дороге к своей машине они каждый раз останавливались, как только я открывал рот, и пристально смотрели мне в лицо, не ослабляя, однако, своей хватки.

Они тащили меня к машине, которая находилась метрах в десяти над землей на уже описанных металлических ногах. В задней части машины была дверь, которая опустилась сверху и стала похожей на платформу. В конце ее стояла металлическая лестница. Она была из того же серебристого материала, что и стены машины, и доходила до земли. Для этих существ было очень непросто втащить меня туда, так как на лестнице помещались только двое. Кроме того, эта лестница была подвижной, эластичной и колебалась взад и вперед от моих рывков. По обеим сторонам шли витые перила, я вцепился в них со всей силой, чтобы не было возможности тащить меня дальше вверх. Поэтому им приходилось постоянно останавливаться и отдирать мои руки от перил. Перила тоже были эластичны, и позднее, когда меня отпустили, у меня сложилось впечатление, что они состояли из отдельных звеньев, вставленных друг в друга. Наконец им удалось запихнуть меня в маленькое квадратное помещение. Мерцающий свет металлического потолка отражался в полированных металлических стенах; свет исходил от множества четырехгранных лампочек, расположенных под потолком. Меня поставили на пол. Входная дверь вместе со сложившейся лестницей поднялась и захлопнулась, совершенно слившись со стеной. Одно из пяти существ жестом дало понять, чтоб я следовал за ним. Я послушался, так как у меня не было другого выбора.

Мы вместе вошли в другое помещение полуовальной формы, которое было больше прежнего. Стены там блестели точно так же. Я полагаю, что это была центральная часть машины, поскольку посредине помещения стояла круглая, кажущаяся массивной колонна, суживающаяся в своем среднем отрезке. Трудно представить, что она там стояла только для украшения. Помоему, на ней держался потолок. В помещении было множество вертящихся стульев, похожих на те, что стоят у нас в барах. Таким образом, каждый сидящий на стуле имел возможность крутиться в разные стороны. Они все время крепко держали меня и, казалось, говорили обо мне. Когда я произношу "говорили", то это даже в самой малой мере не значит, что я слышал что-то похожее на человеческие звуки. Я не могу их повторить.

Вдруг показалось, что они приняли решение. Все пятеро начали меня раздевать. Я оборонялся, кричал и ругался. Они на миг остановились, посмотрели на меня, как будто хотели дать мне понять, что они вежливые люди. Но это не помешало им раздеть меня догола. При этом они не причинили мне никакой боли и не разорвали моей одежды. В результате я стоял голый и был до смерти испуган, так как не знал, что они дальше намерены со мной делать. Один из них подошел ко мне, держа в руке что-то вроде мокрой мочалки, и начал натирать мое тело жидкостью. Жидкость была прозрачная, не имела запаха, но была вязкой. Сначала я подумал, что это какой-то вид масла, но кожа не становилась ни жирной, ни масляной.

Я мерз и дрожал всем телом, так как ночь была довольно прохладной, а жидкость еще более усугубляла холод. Жидкость, однако, очень быстро высохла. Затем трое из этих существ повели меня к двери, противоположной той, через которую я вошел. Один из них коснулся чего-то в середине двери, после этого обе ее половины раскрылись. Там была непонятная надпись из красных светящихся знаков. Они не имели ничего общего с какими-либо письменными знаками, которые я знаю. Я хотел было запомнить их, но сразу же забыл.

В сопровождении двух существ я вошел в маленькое помещение, освещенное так же, как и другие. Как только мы там очутились, дверь за нами закрылась. Когда я обернулся, уже нельзя было различить какой-либо проем. Видна была только стена, ничем не отличающаяся от других.

Вдруг эта стена снова открылась и через дверь вошли еще двое. В руках у них были довольно толстые красные резиновые трубочки, каждая из которых была длиннее метра. Один из этих шлангов был прикреплен к бокалообразному стеклянному сосуду. На другом конце находилась насадка, выглядевшая как стеклянная трубочка. Мне приложили ее к коже на подбородке, вот здесь, где еще можно различить темное пятно, оставшееся от рубца. Вначале я не чувствовал ни боли, ни зуда. Потом это место стало гореть и зудеть. Я увидел, что кружка медленно до половины наполнилась моей кровью.

Затем они прервали свою работу, сняли одну насадку и заменили ее другой и взяли кровь с другой стороны подбородка. Там тоже осталось такое же темное пятно. На этот раз кружка наполнилась до краев. Затем они ушли, дверь за ними закрылась, и я остался один. Прошло довольно много времени, наверняка не меньше получаса, но никто обо мне не вспоминал. В помещении, кроме большой, стоявшей посредине лежанки без изголовья, ничего не было. Лежанка была довольно мягкой, как пенопласт, и была покрыта толстой, мягкой серой материей.

В связи с тем, что я здорово устал после всех волнений, я сел на эту лежанку. В этот момент я почувствовал необычный запах, от которого мне стало плохо. У меня было ощущение, что я вдыхаю тяжелый дым, грозящий мне удушьем. Обследовав стены, я заметил целый ряд маленьких, закрытых снизу металлических трубочек, выступавших на высоте моей головы и имевших, как душ, много маленьких дырочек. Из этих дырочек сочился серый дым, растворявшийся в воздухе и источавший неприятный запах. Я почувствовал нестерпимую тошноту, бросился в угол помещения, и меня вырвало. После этого дыхание стало свободным, но от запаха дыма мне все еще было не по себе. Я был крайне подавлен. Что еще готовит мне судьба? До сих пор я так и не составил ни малейшего представления о том, как на самом деле выглядят эти существа. Все пятеро носили плотно облегающие комбинезоны из толстого серого материала, который был очень мягким. На голове у них был шлем того же цвета. Этот шлем скрывал все, кроме глаз, которые были закрыты стеклами, похожими на очки. Рукава комбинезона были длинные и узкие. Кисти рук с пятью пальцами скрывались в толстых одноцветных перчатках, которые, безусловно, сковывали движения, что, однако, не помешало им крепко держать меня и искусно манипулировать резиновым шлангом, пуская мне кровь. Никаких карманов и пуговиц на комбинезонах не было. Брюки были в обтяжку и переходили прямо в туфли, похожие на теннисные. Во всяком случае они были одеты иначе, чем мы. Все, за исключением одного, который мне был едва по плечо, были моего роста. Они производили впечатление достаточно сильных, но на свободе с каждым в отдельности я бы справился.

Спустя некоторое время, показавшееся мне вечностью, какой-то шорох у дверей отвлек меня от моих мыслей. Я обвел взглядом помещение и увидел, как ко мне медленно приближалась женщина. Она была абсолютно голая, точно так же, как и я. Я потерял дар речи, и женщину, казалось, развеселило выражение моего лица. Она была очень красива, но совершенно иной красотой по сравнению с теми женщинами, которых я встречал. Ее волосы, мягкие и светлые, даже очень светлые, как бы отбеленные, разделенные посередине пробором, спадали на спину локонами, закрученными вовнутрь. У нее были большие голубые глаза миндалевидной формы. Ее нос был прямой. Необычно высокие скулы придавали лицу своеобразную форму. Оно было намного шире, чем у индеанок Южной Америки. Из-за острого подбородка лицо казалось треугольным. У нее были тонкие, слегка выделяющиеся губы, а ее уши, которые я разглядел только позднее, были точно такие же, как у. наших женщин. Ее тело было изумительной красоты: широкие бедра, длинные ноги, маленькая ступня, узкие запястья и нормальные ногти на пальцах. Она была намного меньше меня.

Эта женщина молча подошла ко мне и посмотрела на меня. Вдруг она меня обняла и начала тереться своим лицом о мое.

Наедине с этой женщиной я был очень возбужден. Вероятно, это звучит неправдоподобно, но я полагаю, что причиной тому была жидкость, которой они меня натерли. Они, наверное, это сделали с умыслом. При всем этом я бы не сменял ни одну из наших женщин на нее, так как предпочитаю женщин, с которыми можно говорить и которые меня понимают. Она же издавала только какие-то хрюкающие звуки, которые совершенно сбивали меня с толку. Я был ужасно зол.

Затем пришел один из команды корабля с моей одеждой, и я снова оделся. Кроме зажигалки, ничего не пропало. Возможно, она затерялась во время драки.

Мы вернулись в другое помещение, где на вертящихся стульях сидели члены экипажа и, как мне показалось, беседовали. Пока они "разговаривали" друг с другом, я пытался точно запомнить все детали окружающего. При этом мне бросилась в глаза четырехугольная коробка со стеклянной крышкой, стоявшая на столе. Под стеклом был диск, похожий на циферблат будильника, но с черной маркировкой и одной стрелкой. Тут меня осенило: надо стащить этот предмет; он будет доказательством моего приключения. Я начал осторожно придвигаться к коробке, пользуясь тем, что они на меня не смотрели. Затем я быстро схватил ее со стола двумя руками.

Она была тяжелой, не менее двух килограммов весом. Но у меня не хватило времени рассмотреть ее получше: один из сидевших вскочил, оттолкнул меня в сторону, разъяренно вырвал коробку из моих рук и поставил ее снова на место.

Я отпрянул к противоположной стене и там замер. Собственно говоря, я ни перед кем не испытывал страха, но в данной ситуации лучше было держаться потише. Мне стало ясно, что они обращались со мной дружески только тогда, когда я вел себя прилично. Зачем рисковать, если все равно нельзя было ничего сделать.

Женщину я больше не видел. Но я понял, где она может быть. В передней части помещения имелась еще одна дверь, которая была приоткрыта, и время от времени оттуда доносились шаги. Я думаю, что в передней части находилась навигационная кабина, но доказать это я, конечно, не могу.

Наконец один из команды поднялся и дал мне понять, что я должен следовать за ним. Остальные не обращали на меня никакого внимания. Мы подошли к открытой входной двери с уже спущенной лестницей, но не пошли вниз. Мне было ведено встать на платформу, располагавшуюся с обеих сторон двери. Она была узкой, но по ней можно было ходить вокруг машины. Мы прошли вперед, и я увидел четырехугольный металлический выступ, торчащий из машины; на противоположной стороне располагался точно такой же.

Тот, кто находился впереди, указал на уже упомянутые металлические выступы. Все три были жестко связаны с машиной, средняя из них непосредственно с передней частью; они имели одинаковую форму с широким основанием, постепенно утончающимся, и находились в горизонтальном положении. Я не мог определить, были ли они из того же металла, что и машина. Они светились как раскаленный металл, но никакого тепла не излучали. Над ними располагались красноватые лампы. Боковые лампы были небольшими и круглыми, а передняя лампа — огромной. Она-то и играла роль прожектора. Над платформой виднелись бесчисленные четырехгранные лампы, вмонтированные в корпус машины. Красноватым светом они освещали платформу, которая заканчивалась впереди большим толстым стеклянным диском. Диск, по-видимому, служил иллюминатором, хотя с наружной стороны и казался совсем мутным.

Мой проводник указал наверх, где вращался огромный тарелкообразный купол. Во время своего медленного движения он постоянно освещался зеленым светом, происхождение которого я не мог определить. С вращением был связан и определенный звук, напоминающий шум пылесосса.

Когда позднее машина стала подниматься с земли, скорость вращения купола начала возрастать; она увеличивалась все то время, пока можно было наблюдать за объектом; затем от него осталось лишь светло-красное сияние. Звук при взлете тоже усилился и превратился в громкий рев.

Наконец меня подвели к металлической ступенчатой лестнице и дали понять, что я могу идти. Очутившись на земле, я снова посмотрел наверх. Там все еще стоял мой спутник; сначала он показал на себя, потом на меня и наконец на небо, на его южную часть. Затем сделал мне знак отойти в сторону и исчез в машине.

Металлическая лестница собралась, ступеньки въехали одна в другую; дверь поднялась и вдвинулась в стену машины.

Сияние прожектора и купола становилось все ярче. Машина медленно поднималась в вертикальной плоскости. Одновременно посадочные опоры убрались, и нижняя часть аппарата стала абсолютно гладкой.

Объект продолжал набирать высоту; в 30-50 метрах от земли он задержался на пару секунд, во время которых его свечение усилилось, жужжание стало громче, а купол начал крутиться с невероятной скоростью.

Накренившись слегка в сторону, машина с ритмическим постукивающим звуком вдруг ринулась в южном направлении и через несколько секунд исчезла из вида.

И тогда я вернулся к своему трактору. Меня затащили в неизвестную машину в 1 час 15 минут ночи, а покинул я ее только в 5 часов 30 минут утра. Таким образом, мне пришлось пробыть в ней четыре часа и пятнадцать минут. Достаточно долгое время.

Обо всем пережитом мной я не рассказал никому, кроме моей матери. Она сказала, что было бы лучше больше не встречаться с подобными людьми. Я ничего не стал говорить своему отцу, так как он не поверил и случаю со светящимся колесом, полагая, что мне все это почудилось.

Спустя некоторое время я решил написать сеньору Жуану Мартинсу. В ноябре я прочитал его статью, в которой он обращается к своим читателям с просьбой сообщать ему о любых случаях, связанных с летающими тарелками. Если б у меня было достаточно денег, я бы раньше отправился в Рио. Но я вынужден был ждать ответа Мартинса с сообщением о том, что он берет на себя часть транспортных расходов".

Насколько явствует из клинической экспертизы и медицинского обследования, молодой Боас после волнующего события, происшедшего с ним, возвратился домой в полном изнеможении и проспал после этого почти целый день. Проснувшись в 16 часов 30 минут, он чувствовал себя хорошо — прекрасно пообедал. Но уже в ближайшую и последующие ночи у него началась бессонница. Он был нервозен и очень возбужден, а в моменты, когда ему удавалось заснуть, его сразу же одолевали сны, связанные с событиями той ночи. Тогда он в испуге просыпался, кричал, и его снова охватывало чувство, будто его схватили инопланетяне и держат у себя в плену. Испытав это ощущение несколько раз, он оставил свои напрасные попытки успокоиться и решил провести ночь в занятиях, но и это ему не удалось; он был не в состоянии сосредоточиться на том, что он читал, и все время мысленно возвращался к пережитому. С наступлением дня он почувствовал себя совершенно выбитым из колеи, бегал взад и вперед и курил сигарету за сигаретой. Когда ему захотелось есть, он сумел выпить только чашку кофе, после чего ему стало плохо, и состояние тошноты, как и головная боль, продолжались в течение целого дня.

Доктор Фонтес не стал делать каких-либо заключений по поводу многочисленных ссадин и других повреждений на подбородке, ладонях, подмышках и ногах. Зато он удостоверил полное отсутствие у пациента какихлибо прямых или косвенных признаков психического заболевания.

Боас не был склонен к психопатии, так же как к суевериям и мистике. Он не принял членов команды летающего объекта ни за ангелов, ни за демонов, но за людей с другой планеты.

Когда журналист Мартинс объяснил молодому человеку, что многие люди сочтут его или сумасшедшим или мошенником, услышав его историю, Боас возразил:

"Пусть те, кто сочтет меня таковым, придут ко мне домой и обследуют меня. Это им помогло бы сразу установить, можно ли считать меня нормальным или нет".

Может быть, молодой человек страдал комплексом неполноценности? Или вообще был ущербным человеком?

Доктор Фонтес полностью отрицает это в своей экспертизе. Но все же указывает на то, что очень часто приходится иметь дело с различными свидетельствами, в которых один "очевидец" противоречит другому.

Феномен НЛО в описываемые времена и для южноамериканской прессы являлся благодатной темой, поэтому легко предположить, что Боас находился под сильным влиянием подобных сообщений еще до того, как описал это происшествие. Как легко стирается грань между разыгравшейся фантазией и реальной действительностью! Особенно неправдоподобно выглядит его описание мельчайших подробностей. Талант наблюдателя, обнаружившийся у этого простого бразильского фермера, сравним с остротой и точностью восприятия у профессионального детектива.

Не являются ли фантастические приключения Антонио Вилласа Боаса плодом воображения?

Как сообщает Иоганнес фон Бутлар в книге "Феномен НЛО", хирург Вальтер К. Бюхлер, проживающий в Рио-де-Жанейро, сказал в телефонном разговоре 24 мая 1978 года: "У меня нет ни малейшего сомнения в том, что это произошло в действительности". Он ссылается на еще не опубликованный до сей поры факт "тщательнейшего обследования Боаса доктором Фонтесом при помощи специального прибора — счетчика Гейгера, — при котором у него на теле и одежде было обнаружено радиоактивное загрязнение". Доктор Бюхлер вместе с другими врачами пришел также к выводу, что только радиация могла вызвать вышеописанные болезненные симптомы у Боаса. Вероятно, он испытал воздействие облучения.

Автор: Гельмут Хёфлинг


Интересные материалы: