К началу лета уже не оставалось сомнений в том, что положение с блюдцами принимает скверный оборот. Двадцать четвертого июня двухместный реактивный истребитель Ф-94 Си был поднят с базы Отис, на Кейп-Коде, с заданием выяснить, что за загадочное пятно появилось на радарах наземного контроля. Когда перехватчик - приблизился к своей цели - яркому свету, зависшему к востоку от базы на высоте в полторы тысячи футов, - капитан Джеймс Сагге стал готовиться к схватке. Но битва закончилась, не начавшись. В тот момент, когда Сагге изготовил пушку к стрельбе, все системы истребителя неожиданно пришли в негодность. В одно мгновение самолет вошел в штопор, и Сагге едва успел катапультироваться. Его напарник, лейтенант Роберт Баркофф, оказался менее удачливым и погиб, когда спустя несколько секунд истребитель врезался в землю. Причины столь резкого отказа всех систем так и остались загадкой.

Но худшее по сравнению с кейп-кодским происшествием не заставило себя ждать. Двадцать пятого ноября лейтенант Феликс Монкла и офицер ПВО Роберт Уилсон взлетели с воздушной базы Кинкросс на своем истребителе Ф89, чтобы перехватить блюдце, засеченное группой ПВО над канадским берегом. Объект появился на экране радара в виде хаотически движущегося пятна, а затем оказался огромным космическим кораблем, повисшим над Верхним озером на высоте в восемь тысяч футов. Описание корабля, данное Монклой и записанное оператором на базе Кинкросс, стало его последними словами. Через несколько мгновений после вхождения в визуальный контакт с объектом случилось нечто невозможное. Персонал станции слежения в недоумении уставился на экраны радаров, где НЛО двинулся к истребителю со скоростью, превышающей в несколько раз звуковую. В один миг два пятна слились, и голоса экипажа сменило трещание радиопомех. Куда делись офицеры Монкла и Уилсон, никогда так и не выяснилось.

Розыски у Верхнего озера, проведенные совместной североамериканской и канадской оперативными группами, ничего не дали. Не нашлось ни обломков, ни даже пятна масла на водной поверхности, чтобы хоть как-то прояснить эту загадку. Хотя предположить столкновение в воздухе было наиболее просто, люди со станции никак не могли избавиться от странного ощущения, что их коллеги были похищены - то есть каким-то невероятным образом взяты с собой существами, чье техническое развитие, как уже было признано, ушло далеко вперед от земного. Какие бы там кошмары ни мучили низшие чины, командование быстро обратилось к мерам по пресечению обнародования фактов происшедшего. И если случай с истребителем базы Отис был списан (по крайней мере, в газетах) на обычное расстройство летных систем, то теперь версия ВВС звучала так: над Верхним озером радары засекли не какое-то там НЛО, а летающую лодку Си-47 Королевских воздушных сил Канады.

Когда канадцы заартачились и заявили, что никаких Си-47 в этом районе для патрулирования они не используют, американцы выдвинули новое объяснение - “каприз атмосферы”. На время пресса приняла такое объяснение, но когда исчезновение самолетов продолжилось в последующие двенадцать месяцев, начали возникать разные неловкие вопросы. Первого июля 1954 г. еще один Ф-94, истребитель того же типа, что и потерянный в июне 1953-го, потерпел крушение после встречи с летающим блюдцем над базой Гриффиге, штат Нью-Йорк. Хотя на этот раз оба летчика вовремя катапультировались и спаслись, погибло четверо гражданских на земле во время взрыва самолета. И этого,, естественно, хватило для того, чтобы многие газеты принялись намекать, что вскрываются новые факты касательно обстоятельств крушений, как-то связанных с летающими тарелками. Но вместо исчерпывающих признаний правительство США и военная верхушка приняли другое решение - повысить усилия по сокрытию правды. В феврале 1955-го в Сиэтле была организована конференция, на которой представители разведки ВВС встретились с главами американских частных авиакомпаний. Единственным вопросом в повестке дня были НЛО - или, более узко, необходимость пресечь поток информации о них.

Результатом этой секретной встречи было появление ограничительных правил, которые принуждали экипажи коммерческих самолетов хранить молчание о всех фактах, касающихся НЛО. Любой, кто отказывался соблюдать секретность, подлежал тюремному заключению на десять лет или штрафу в 10 000 долларов. Хотя эти драконовские законы и вызвали возмущение у пилотов, но все же вошли в книгу правил, и в результате поток информации в прессу иссяк. Только благодаря рассекречиванию документов после выхода Акта о свободе информации, мы можем ныне судить, что присутствие инопланетных аппаратов в небе над нашей планетой не только подтверждено событиями пятидесятых годов, но и несет в себе большую опасность.