Кто такие оборотни: мифы и реальность

В специальной литературе, посвящённой паранормальным явлениям, приводится немало примеров, описывающих случаи оборотничества. Однако ни одно издание, не обратившее внимание на историю, произошедшую в 1580 году во французском местечке Верни, не может претендовать на серьёзность подхода к материалу.

Некий землевладелец Санрош приятельствовал с местным охотником Феролем. Однажды, выйдя на прогулку, он встретил своего приятеля в растерзанном виде. Оказалось, что в лесу на него напал громадный волк, которому Фероль, обороняясь, отрубил лапу. Хромая, волк убежал. Отрубленную лапу охотник сунул в сумку в качестве трофея. Но когда собрался показать ее Санрошу, то вытащил отрубленную кисть женской руки, по кольцам на которой Санрош с ужасом опознал руку своей жены. Вернувшись в дом, он застал жену в кровати, залитой кровью, и оказывающего ей помощь доктора. Позже жена призналась в том, что она - оборотень. Ее судили и приговорили к сожжению - нравы в Европе тогда были крутые.

Итак, попытаемся разобраться, что в этой истории похоже на правду, а что явный вымысел, хотя, с точки зрения современной науки, все это полная чушь и разбираться тут не в чем.

Современные исследователи, опираясь на наблюдения практической деятельности африканских и индейских колдунов, а также трезвомыслящие католические монахи того времени категорически отрицают возможность реального превращения человека в волка или другое животное - вот это уже точно сказки, вроде истории небезызвестного Кота в Сапогах, который съедает великана, превратившегося в мышь. По их мнению (напомню, основанному на наблюдаемых фактах), картина несколько иная: оборотень - это человек, чье сознание (душа, астральное тело) может при каких-то условиях вселяться в животное. Его же собственное тело вовсе не обрастает шерстью, а благополучно пребывает дома в глубоком трансе. Но те же колдуны утверждают, что если такое животное ранить или убить, это тут же отразится и на бесчувственном теле.

«Полная чушь, - возразят ортодоксы. - Разве что чуть меньшая». И, конечно же, никто из них не захочет вспомнить сенсационные эксперименты конца позапрошлого века естествоиспытателей французского Общества психических исследований Дюрвиля, Ланселена и военного врача полковника де Роша. В частности, открытое ими явление экстериоризации, то есть выделения чувствительности из человеческого тела в окружающее пространство, а также в некоторые предметы: например, фотографии испытуемого и сосуды с водой.

Но начнем с опытов Дюрвиля по выделению из тела погруженного в транс человека прижизненного призрака, или астрального двойника (другие термины, чтобы не вносить путаницу, мы использовать не будем). В ходе эксперимента исследователь, в данном случае Дюрвиль, поддерживает контакт с этим астральным двойником (находящимся от тела на значительном расстоянии) как с сознательным субъектом, способным воспринимать и правильно выполнять команды. Сам астральный двойник, естественно, не виден зрением обычного человека, не обладающего, как раньше говорили, медиумическими способностями, но может быть зарегистрирован с помощью фотографии или светящихся в темноте экранов, покрытых сернистым барием или другими аналогичными солями.

Попросив астрального двойника сесть в кресло, на спинке которого находится светящийся экран, исследователь его визуализирует и приступает к экспериментам. Прикинув, где у призрака рука, он щиплет в этом месте воздух или укалывает его иглой. Тело погруженного в транс человека, находящегося в другом помещении, тут же реагирует на подобное воздействие. После пробуждения на нем в соответствующем месте обнаруживается синяк или след от укола.

Коллега Дюрвиля, полковник де Роша, провел множество экспериментов по исследованию экстериоризации, изучая это явление обратной связи призрака и физического тела. Обнаружив на первом этапе, что экстериоризация образует вокруг испытуемого своеобразные кольцевые зоны, он колол их иголкой или помещал туда свечку, а испытуемый (чаще испытуемая) тут же вскрикивал от укола или ожога. В ходе этих экспериментов он обнаружил, что если в зоне выделенной чувствительности поместить фотопластинку с фотографией испытуемой и, к примеру, поцарапать иглой эмульсию на фотографической руке, царапины тут же появятся и на самой руке.

Знакомый де Роша, некий господин X., заинтересовавшись его исследованиями, попросил разрешения принять в них участие. И уже на шестом сеансе смог наблюдать выход своего астрального двойника: из тела, причем наблюдал его в виде светящегося облака, в котором признал свой силуэт. Запомним этот момент. Опыт был произведен, согласно протоколу, 28 апреля 1892 года. В нем полковник попросил испытуемого изменить положение своего астрального тела.

Вот его рассказ:

«Он не смог этого достигнуть, но мог протягивать свою астральную руку и вкладывать ее в мою. При этом он чувствовал мое пожатие и удивлялся, что я не испытываю его в свою очередь. Тогда я попросил его надавить пальцем астральной руки на конец большой иглы, пока он сам не почувствует боль. Через 10 минут господин X. был выведен из транса и по обыкновению ничего не помнил о том, что произошло с ним во время сна. Но затем снял перчатку и внимательно осмотрел палец. На нем был заметен укол иглой, и он выдавил из него несколько капель крови».

Любопытен еще один момент подобных экспериментов: испытуемые ощущали укол железной иглой своего астрального тела, своей фотографии или сосуда с водой, вынесенного из зоны экстериоризации на значительное расстояние. Но эти ощущения почти полностью пропадали, когда использовалась костяная игла.

В заключение более подробно опишем случай, произошедший с одним офицером и опубликованный в апрельском номере журнала Initiation за 1893 год, поскольку он имеет непосредственное отношение к рассказанной в начале статьи истории.

«Моя спальня находилась во второй комнате из двух проходных. Я снял мундир, приставил свою кавалерийскую саблю к стулу, лег в постель и погасил свечу. Как только погас свет, я услышал сильное царапанье в дверь первой комнаты. Так царапается собака, но эта явно хотела прогрызть дверь. Я, было, подумал, что наша собака осталась в доме, но звук, казалось, шел от внутренней стороны двери первой комнаты, а не со стороны коридора. Я позвал собаку, но это только увеличило шум. Дверь между обеими комнатами я оставил открытой. Она упиралась в конец моей постели, и я мог достать ее ногой. Я толкнул ее, она с грохотом затворилась. Но царапанье усилилось и теперь уже у этой двери из первой комнаты.

Я зажег свечу и отправился осматривать первую комнату. Но там никого не было. Я вышел в коридор, спустился по лестнице, стал звать собаку. Но не было никого и ничего. Едва я лег и погасил свечу, как шум возобновился снова с наружной стороны двери в спальню, которую я на этот раз запер после себя. В страшном гневе я вскочил с постели, схватил саблю и, открыв дверь, бросился в первую комнату. Открывая дверь, я почувствовал чье-то сопротивление и в темноте заметил светящееся мерцающее облако, неопределенно вырисовывавшееся над входной дверью первой комнаты. Не размышляя, я бросился вперед и нанес удар саблей по направлению к двери.

Брызнул сноп искр, словно я коснулся саблей гвоздя, вбитого в филенку. С трудом я вытащил ее из деревянной двери, затем вернулся в спальню, зажег свечу и стал осматривать дверь. Но никакого гвоздя в ней не было. Осмотрел весь первый этаж, но ничего необычного не нашел. Вернувшись в спальню, я положил саблю рядом с собой и постепенно уснул, а проснулся около восьми утра».

На следующий день после завтрака офицер и его домочадцы встретили знакомую женщину, которая шла осмотреть соседку, обнаруженную в постели истекающей кровью. Все двинулись следом и стали свидетелями ужасного зрелища: у женщины, лежавшей на кровати, из страшной раны на лбу медленно вытекала кровь. Рана была нанесена каким-то режущим оружием, череп был буквально рассечен и мозг выступил из трещины. (Характер ранения свидетельствует, что с ним она не разгуливала, а получила его, находясь в постели)

Женщина эта слыла колдуньей, местные жители ее боялись, а хозяйка гостиницы удовлетворенно заметила: «Наконец-то эта ведьма получила по заслугам!»

Разумеется, рассказ офицера не документальный факт. Он мог и сочинить эту историю ради того, чтобы произвести впечатление на любимую девушку. Но по смыслу он полностью совпадает с результатами экспериментов французских исследователей. А они свидетельствуют, что прижизненный призрак, или астральный двойник, хоть и бестелесен, но весьма уязвим даже для обыкновенной стальной сабли, раны от которой тут же переносятся на физическое тело. И в таком варианте случай с женой господина Санроша почти полностью аналогичен.

Таким образом, очевидно, что превращение волчьей лапы в человеческую руку - явный вымысел. Однако этот вымысел свидетельствует о бытующих в XVI веке народных представлениях об оборотнях: раньше считалось, что имеет место превращение человека в волка. Там не менее есть возможность реального сопротивления современным колдунам и ведьм, использующих астральные тела в своих целях: любое физическое увечье, нанесённое оборотню, отразится и на человеке, который за этим стоит!


Интересные материалы: