история, Москва, 1920

В руки автору попал великолепный фотоальбом Москвы 1920-х, который был издан в Германии. В альбоме находятся редкие и уникальные фотографии, которые снимал иностранный фотограф. Предлагаю вам посмотреть на наиболее интересные снимки из данной книги. Гарантирую, внутри поста будет очень интересно!

Сейчас мы уже привыкли, что Москва-река из-за различных гидроузлов и водосбросов уже почти не сковывается льдом, а еще какие-то 90 лет назад все Лужники (а название то же не простое, дано по заливным лугам) представляли собой огромное снежное пространство с редкими домиками. Граница города проходит по виднеющейся вдали московской окружной железной дороге, за которой уже в городкой черте высятся башни Новодевичьего монастыря. Справа от монастыря уже белеют тогдашние новостройки, ныне конструктивистский квартал между двумя выходами из м.Спортивная. Сейчас это недешевый район центральный Хамовников, а тогда — городские окраины, аж за самым Садовым кольцом, в центр на трамвае надо добираться полчаса. Вид Москвы-реки, Кремля и Храма Христа Спасителя с Большого Москворецкого моста. 

Вид зимней Москвы с Воробьевых гор.

история, Москва, 1920

Заметьте, что до строительства шлюзов, водохранилищ и гидроузлов уровень Москвы-реки сильно менялся в зависимости от сезона. Зимой и жарким летом, например, мог сильно понижаться, так что в некоторых местах можно было реку и пешком перейти. Зато каждую весну поднимался, порой выходя за края набережной. Вид Кремля из Кремля

история, Москва, 1920

На первом плане в шатре стоит памятник Александру II Освободителю. За протяженные галереи в народе монумент прозвали кегельбаном. В 1918 году рабочие-энтузиасты проводили субботник и демонтировали памятник царю. На этот субботник даже Ленин приезжал потаскать бревно, о чем в детских книгах сохранилось множество красивых иллюстраций, документальная хроника же не была такой красивой:

история, Москва, 1920

Вид Кремля с площадки от Храма Христа Спасителя

история, Москва, 1920

На этой и следующей фотографии даже комментировать ничего не хочется. Просто вглядитесь в дореволюционные еще детали. Как сделаны фонари, набережные трамвайные столбы. Эта городская культура было расцвела еще больше в 1930-х, но после войны все пошло куда-то не туда и мы пришли к тому, что мы сейчас видим на улицах, в отличие от европейских городов, где эта традиция не прерывалась.

история, Москва, 1920

И практически все еще по-дореволюционному в головных уборах. Выйти без головного убора — опростоволоситься, да и некрасиво как-то. Все равно что сейчас по городу в исподней майке-алкоголичке разгуливать. Вид Кремля и угловой Беклемишевской башни. Обратите внимание башня еще беленая, да и Кремль по возможности белили, потому что некрашеное по старой русской традиции означает непорядок. А как пришли к власти красные большевики, так и повелели Кремль содержать только красным.

история, Москва, 1920

Обратите внимание, что практически до войны весь Васильевский спуск был застроен, а старый Московрецкий мост стоит правее, за кадром Обшарпаный белый Кремль и уютная набережная с аллеей

история, Москва, 1920

Когда все сетуют, что, мол, в отличие от любого европейского города, в Москве нет старого города, то смело возражайте, что есть. Старый город Москвы — это Кремль. Это и есть изначальный район в пределах крепостной стены, как в любом другом европейском городе. Пока власти при Сталине окончательно не закрыли доступ в Кремль, то это был проходной район — все ворота были открыты, можно было пройти через любую башню. Да и ныне официальный вход в Кремль, Кутафья-башня, был сквозным

история, Москва, 1920

А вот утерянное кремлевское сокровище. Собор Спаса на Бору, известный с 1330 г. и снесенный в 1933 г.

история, Москва, 1920

Храм за многие века, конечно, перестраивался, но при этом считался самой старой постройкой Москвы, что, тем не менее, его никак не уберегло. По Москве ходила легенда, что Сталин, проезжая в автомобиле мимо храма и увидев наваленные у его стен дрова в сердцах вокликнул: «Безобразие! Убрать!» Уточнять, чем точно был недоволен «отец народов» не стали и снесли храм. Новые ценности:

история, Москва, 1920

Деревянный мавзолей

история, Москва, 1920

Сразу после смерти Ленина сначала на скорую руку соорудили куб, но уже в том же 1924 году его заменили на деревянную ступенчатую пирамиду, которую в свою очередь сменил извесный всем каменный мавзолей уже в 1930 г. Особенно умиляет пальма на Красной площади Стена:

история, Москва, 1920

история, Москва, 1920

А это одна из самых красивых площадей Москвы, сожалению полностью уничтоженная — Лубянка

история, Москва, 1920

Виден узкий проезд с Никольской через Китай-городскую стену с башнями и огромная часовня Св.Пантелеймона. Обратите внимание, что для удобства пешеходов брусчатку разрывают ровные дорожки. А на заднем плане прямо у стены стоит красивейший киоск Мосгорсправки, похожий на ракету. Еще один недошедший до нас шедевр петровского времени — Сухарева башня, стоявшая ровно посредине Садового кольца на Сухаревской площади

история, Москва, 1920

Страстная площадь, называвшаяся по Страстному монастырю, снесенному в 1938 году. На место колокольни в 1950 г. перенесли памятник Пушкину, стоявший до этого времени ровно через улицу на Тверском бульваре. А на первом плане также не сохранившийся Храм Дмитрия Солунского

история, Москва, 1920

Вместо Юрия Долгорукого на Тверской площади (тогда Советской) в 1920-х высился обелиск советской конституции, он же совесткая статуя свободы.

история, Москва, 1920

Сделан был обелиск на скорую руку и к концу 1930-х представлял из себя жалкое зрелище, еще и шутки пошли: «Почему у нас Свобода против Моссовета, потому что Моссовет против свободы». Так или иначе циколпический монумент демонтировали. Тверская застава и путепровод. Обратите внимание на старообрядческий храм справа. Место тяжело узнать, но храм сохранился и сейчас за ним высятся огромные стеклянные офисные корпуса на площади Белорусского вокзала и улице Лесной

история, Москва, 1920

На переднем плане еле тащится «ломовик» — грузовой извозчик, и на этом же фоне гордо стремится вдаль рекламнй автомобиль «Автопромторга» Тяжело в это поверить, то это Триумфальная площадь…

история, Москва, 1920

Посредине сейчас стоит памятник Маяковскому, сквера уже давно нет, а бывший цирк братьев Никитиных (2-й Госцирк после цирка на Цветном бульваре) радикально перестроен после войны для театра Сатиры, хотя купол у здания посреди серой коробки так и остался. О бывшем цирке напоминает и круговая планировка помещений. Ныне пешеходная Никольская.

история, Москва, 1920

Площадь Большого театра

история, Москва, 1920

Уже тогда Москва была мегаполисом, но не настолько циклопическим, как сейчас, но почему-то транспорта было больше. Даже на одной этой фотографии можно насчитать около десятка единиц наземного общественного транспорта. А сейчас? И кому он мешал? При этом отдельно выделены разным покрытием пешеходные дорожки и проезжая часть. Трамваи здесь надо восстанавливать:

история, Москва, 1920

Рынок

история, Москва, 1920

история, Москва, 1920

Еще не снесенный ХХС

история, Москва, 1920

А это, опять же не поверите, Тверская в районе Камергерского переулка.

история, Москва, 1920

Все расширили и почти все снесли

история, Москва, 1920

Еще не расширенный Бородинский мост с изящными столбами для трамвайных проводов

история, Москва, 1920

Старый Москворецкий мост с острыми ледорубами на опорах. Ледоходы были обычным явлением каждую весную, и необходимо было оберегать мосты от больших льдин.

история, Москва, 1920

На Москве-реке вообще кипела жизнь

история, Москва, 1920

Наводнение

история, Москва, 1920

Ловили рыбу

история, Москва, 1920

Зимой заготавливали лед для ледников. Глыбы льда клались на хранение в погреба, засыпались опилками, а затем продавались весь год до следующей зимы. Лед был незаменим в хозяйстве, им наполняли шкафы-ледники для поддержания низкой температуры внутри. До эры холодильников остается совсем немного. Бизнес был немалый и прибыльный.

история, Москва, 1920

Стирка в самом центре Москвы

история, Москва, 1920

Об архитектурном облике не задумывались, а вот технический прогресс тогда вдохновлял многих. Надо было протянуть ЛЭП, так и протянули прямо напротив Кремля. Электрификацией всей страны — первейшее дело!

история, Москва, 1920

Ну и завершим, пожалуй, у Метрополя, где варят асфальт, с тротуара есть пандус, а на тротуаре стоят грибочки вентиляции, они служили для притока свежего воздуха в смотровые колодцы канализации.

история, Москва, 1920