Скрытые послания произведения "Алиса в Стране чудес"

Одна из любимых всеми поколениями мировых сказок — «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла — полна волшебства и странностей. Современные критики находят в ней все, от секса и наркотиков до колониальной политики и расстройств питания. Давайте попробуем посмотреть глазами множества современных и не очень критиков, что же в самом деле значит «упасть в кроличью нору».

«Алиса в Стране чудес»

Волшебная сказка Льюиса Кэрролла полна магических тортов и других сладостей, секретных дверей, широко улыбающихся чеширских котов и прочих невообразимых существ, мест и событий. Книга ни разу не исчезала из печати с первого момента ее издания.

На протяжении полутора веков существования сказка стала источником вдохновения для нескольких фильмов, мультфильмов, компьютерных игр, балета и несчетного количества аттракционов, иллюстраций и картин. Даже микропсию – синдром неврологического расстройства, при котором человек воспринимает предметы вокруг себя в уменьшенном виде, – называют синдромом Алисы в стране чудес.

Однако, несмотря на такое грандиозное влияние на современную культуру, самым объемным продуктом, вдохновленным сказкой, стали попытки интерпретации ее символов. Даже представить сложно, сколько научных работ было написано по теме, а сколько ненаучных… все, кому не лень, намерены расшифровать «скрытое посление» сказки.

Если глубже заглянуть в эти попытки объяснить волшебство Страны чудес, то любимая классическая история представляется не детской сказкой на ночь, а сложной, запутанной аллегорией на тему секса, политики и наркотической зависимости.

История книги и Алисы

Корни одной из самых популярных книг в истории литературы были необычайно скромными. Во время плавания по Темзе некий Чарльз Догсон рассказывал некой Алисе Лиддел и ее сестрам историю приключений девочки Алисы в необычайной, чудесной стране.

История настолько полюбилась девочкам, что они убедили Догсона записать ее и издать. Взяв всем известный ныне псевдоним – Льюис Кэрролл, Чарльз Догсон послушал совета и выпустил в свет свое знаменитое произведение.

Алиса была дочерью декана одного из оксфордских колледжей, где Чарльз Догсон преподавал математику. Алиса была любимицей Догсона, но далеко не единственной из его маленьких друзей. Сегодняшнему наблюдателю, выросшему на кошмарных рассказах о педофилии и моральном насилии, этот сценарий дружбы взрослого мужчины с маленькими десятилетними девочками покажется крайне неоднозначным. Однако, несмотря на описание и фотографии, нет ни единого доказательства, что намерения Догсона были преступными. Тем более неприятным становится прочтение некоторых интерпретаций книги, основанных на теории психоанализа – движения, которое как раз набирало обороты во время первого издания «Алисы в стране чудес».

Теория психоанализа

Со временем викторианское ханжество стало спадать, и развитие и популяризация основ психоанализа дали толчок не совсем детским интерпретациям «Алисы в стране чудес». Критики читали сказку-сон девочки Алисы и объясняли в соответствии с теорией Фрейда. Неудивительно, откуда ни возьмись нашлись гинекологические, сексуальные и фаллические символы, жертвами которых стала бедная гусеница, у которой, по ее же заявлению, прекрасный размер в три дюйма. Падение в кроличью нору и занавес, который должна раздвинуть Алиса, стали отражением сексуального акта, как и стремление подобрать ключи к замкам.

Взросление

Более философски настроенные критики воспринимали психоаналитическую трактовку сказки как аллегорию взросления. Вся эта сексуальная символика была лишь прохождением пути от детства к юности и затем ко взрослой жизни, в которой нужно принимать решения, последствия которых отражаются на окружающих. Конечно, этот путь ведет и через половое созревание, потому что сексуальные и фаллические символы никуда не деваются.

Однако половое созревание, по теории критиков, ярче всего демонстрируется в изменении тела Алисы – она то слишком большая, то крошечная, то непропорциональная. Психологически эти перемены приводят к тому, что девочка не может определиться, кто же она такая и что ей нужно. Она в поисках своего Я, и в этих поисках Алиса конфликтует с представителями власти, сомневается в легитимности правил, учится играть во взрослые игры, обретает чувство справедливости и впервые сталкивается с угрозой смерти.

Наркотики

Конечно, не обошлось и без тех критиков, кто сфокусировался на слишком явном наркотическом характере некоторых событий в сказке. Образы курящей кальян гусеницы и галлюциногенных грибов только раззадоривают воображение желающих интерпретировать всю историю как один большой «приход». Психоделические образы, падение в кроличью нору, исчезающие и появляющиеся персонажи, бессмысленные фраз и проблемы с памятью были интерпретированы как результат регулярного потребления наркотиков. Стоит сказать, что Догсон не потреблял ничего опаснее гомеопатических лекарств от простуды.

Политическая система

Не только наркотики, секс и рок-н-ролл были найдены между строк этой классической английской сказки. Другое направление критиков рассматривало «Алису в стране чудес» как политическую аллегорию. После того как героиня прыгает в кроличью нору, она оказывается в королевстве, управляемом вспыльчивой и властной особой. В этом усматривалась критика королевы Виктории, к которой, по некоторым сведениям, Догсон не питал особой симпатии. Кроме того, в беспорядочной системе управления и непонятных законах тоже прослеживались параллели с Великобританией времен Льюиса Кэрролла.

Колонизация и отношение к колониям

Многие критики воспринимали поведение Алисы в Стране чудес как явную параллель с отношением британцев к своим колониям. Как же ведет себя Алиса после того, как попадает в незнакомую, волшебную страну со своими уникальными правилами? Не понимая местных обычаев и не зная законов, девочка стремится установить свои правила в новом месте. Ее не срезу смущают негативные результаты этих попыток, и она продолжает наводить «порядок» там, где события происходят по совсем иным законам.

Рассматривая все эти теории, параллели и интерпретации, можно явно следить за тем, как менялось общество, его ценности и интересы на протяжении полутора веков. Все эти изменения несут в себе новую «линзу», через которую можно взглянуть на уже существующий текст. Это говорит в первую очередь о безвременности произведения и его качестве. Любое поколение найдет в нем отражение своих событий и интересов.

Загадки и разгадки

На страницах «Алисы в Стране чудес» критики чего только не находили: репрезентацию проблем с питанием, символическую алгебру, сатиру на тему Войны Роз и проблемы рабства. Во всем этом нескончаемом и ярком потоке теорий немудрено заблудиться и оказаться настолько же ошарашенным, как и маленькая девочка, попавшая в волшебную страну.

Будучи математиком, Льюис Кэрролл наполнил свою историю загадками — от загадок Безумного Шляпника до игры в крокет с королевой. Как бы не пыталась Алиса их разгадать, в них оказывается мало смыла, и разгадки ни к чему ее не приводят.

Несмотря на то что в реальной жизни Кэрролл любил, изучал и преподавал логику, в его вымышленном мире нет ничего логичного. Возможно, главное послание его необычайно странной книги заключается в том, что мир на самом деле полон безумства и нелогичности, поэтому вместо того, чтобы искать всему объяснение, стоит просто наслаждаться волшебством.