В июле 1962 года в германском журнальчике «Дас Вегетарише Универзум» («Вегетарианская Вселенная»), была размещена заметка, в какой, сообщалось последующее:

«На границе меж Тибетом и Китаем высится хребет Баян-Хара-Ула. В пещерах этого хребта еще в 1937 году (по другим данным — в январе 1938) были найдены очень странноватые таблички с письменами. Люди, о которых китайские ученые имеют самое смутное представление, несколько тыщ лет тому вспять при помощи каких-либо полностью неведомых орудий вырезали из очень твердого гранита диски в форме грампластинок.

716 каменных дисков, отысканных к истинному времени в пещерах Баян-Хара-Ула, как и граммофонные диски, имеют в центре отверстие. От него по спирали к наружному краю тянется двойная бороздка. Очевидно, это не звуковая дорожка, а письмо — самое необыкновенное из числа тех, что когда-либо находили в Китае, да, пожалуй, и в мире. Более 2-ух 10-ов лет потребовалось археологам и филологам для того, чтоб расшифровать письменные дорожки.

Китайские диски

Их содержание так умопомрачительно, что Академия старой истории в Пекине сначала даже отрешалась публиковать научный отчет доктора Цум Умнуя. Ибо археолог Цум Умнуй совместно с 4-мя своими сотрудниками сделал вывод: «Бороздчатое письмо докладывает о летательных аппаратах, существовавших, согласно надписям на дисках, 12000 лет тому вспять». В одном месте текста говорится практически последующее: «Дропа спустились с туч на собственных планерах. 10 раз до восхода солнца мужчины, дамы и малыши народа нахал скрывались в пещерах. Потом они сообразили знаки и узрели, что на этот раз дропа прибыли с мирными намерениями». Можно, естественно, представить, что тысячелетия вспять какой-либо умник из племени нахал позволил для себя пошутить либо что его сообщение о «летательных аппаратах» основано на мифологии. Но как тогда быть с содержанием других записей, которые являют собой форменный плач народа нахал по поводу того, что его свой «воздушный флот» разбился в недоступной горной местности и нет никакой способности выстроить новый?

Иероглифические надписи Баян-Хара-Ула представляют такую загадку для китайской археологии, что она вводит их в научный оборот с большой осторожностью. После того как с покрытых надписями дисков соскоблили частички каменной массы, было изготовлено сенсационное открытие: в дисках высоко содержание кобальта и других металлов. А исследование целого диска на осциллографе выявило умопомрачительный ритм колебаний, как будто диски когда-то «заряжались» либо каким-то образом служили проводником электричества».

Заметка очевидно содержала бросающиеся в глаза несуразицы. К примеру, из заметки нереально осознать, каким методом изготовлены надписи на дисках. Сообщается, что они представляют собой спиральные бороздки, и в то же время сказано, что это иероглифическая письменность. Скооперировать одно с другим трудно даже в воображении… Но заметка всколыхнула энтузиазм целого ряда исследователей, которые попробовали раздобыть более надежную информацию о загадочной находке, хотя и сейчас о ней понятно ровно столько же, сколько и ранее, другими словами — непонятно ничего определенного.

«Сообщение о находке в Китае «гранитных дисков» лишено всяких оснований. Мы также ничего не знаем ни о каком профессоре Цум Умнуе», — говорил официальный ответ, пришедший из Института археологии Академии КНР на запрос 1-го исследователя, попытавшегося проверить истинность журнальной истории. Не достаточно того, знатоки китайского языка говорят, что само имя «Цум Умнуй» для китайца невообразимо.

В итоге сенсацию сочли само мало непонятной, дискуссии о ней равномерно затихли. Но дохнуть потаенна не собиралась. Видно, было в ней что-то такое, что принуждало многих людей, невзирая на все опровержения, вновь и вновь пробовать нащупать след неуловимых дисков.

Особенное упорство в данном деле показал австрийский журналист Петер Красса. Он не один раз ездил в Китай даже в трудные годы «культурной революции», — и каждый раз не упускал варианта наводить справки о «дисках Баян-Хара-Ула». На первых порах ему не везло: никакой достоверной инфы, только слухи. Но Красса не сдавался. Опять ездил, посылал запросы, говорил о загадке дисков в собственной книжке «Когда пришли желтоватые боги». И в один прекрасный момент судьба наградила его за напористость…

Китайские диски

В кулуарах очередной конференции, посвященной «пришельческой» теме, к Петеру Крассу подошел незнакомый человек средних лет и представился Эрнстом Вегерером, инженером, много ездящим свету. Он утверждал, что в 1974 году с супругой побывал в Китае и лицезрел упомянутые диски.

Маршрут поездки супругов Вегерер пролегал через город Сиань, один из древних городов Китая. Тут посреди иных исторических достопримечательностей туристов завлекает музей Баньпо, построенный на месте одноименной деревушки, где археологи раскопали поселение каменного века. Разглядывая экспозицию музея, гости из Австрии в один момент застыли, не веря своим очам: в остекленной витрине были выставлены два диска с отверстиями в центре. На их поверхности, не считая концентрических кругов, просматривались спиралевидные бороздки, шедшие от центра.

Миловидная дама, директор музея, не возражала против фотографирования дисков. Но на естественную просьбу рассказать о происхождении дисков отреагировала с очевидной задержкой. Разумеется, произнесла она, предметы имеют культовое значение и изготовлены из глины, потому что в музее выставлены только глиняние изделия.

Китайские диски

Удивительно: на керамику эти диски не походили. Инженер Вегерер попросил разрешения подержать их в руках. Диски оказались увесистыми. «Хотя я и не геолог, — говорил он потом, — мне показалось, что их материал похож на мрамор. Во всяком случае, это был, непременно, камень, зеленовато-серого цвета и жесткий, как гранит». Откуда попали в музей эти предметы, директр тоже не знала, но при взоре на карту Китая сходу оказывается на виду, что город Сиань размещен не так далековато от хребта Баян-Хара-Ула.

Скоро после встречи с Вегерером Петер Красса располагал снимками каменных дисков.

В марте 1994 года он опять посетил Китай. Компанию ему составил Хартвиг Хаусдорф, у которого была своя священная цель — проверить слухи о существовании в Китае старых пирамид, сравнимых по величине с египетскими. Пирамиды он, в конце концов, отыскал, оглядел, сфотографировал — их открытие стало одной из самых ярчайших сенсаций последних лет… Хаусдорфа в той поездке тоже приманивал Сиань — по имевшимся сведениям, пирамиды находились в округах конкретно этого городка. И, естественно, его, как и Крассу, тревожила возможность своими очами узреть «диски Баян-Хара-Ула».

Вот и музей Баньпо. Оба путника с величайшим вниманием осматривают экспонаты. Напрасно: ничего схожего на диски, заснятые 20 годов назад инженером Вегерером! Сопровождающие гостей сотрудники музея не способен дать никаких разъяснений. Про диски они даже не слыхали. А нельзя ли побеседовать с директором музея, которую помнят супруги Вегерер? Как досадно бы это не звучало, она издавна уже тут не работает. Посреди 70-х — да, да, скоро после визита в музей европейской четы — ее отсюда отозвали, и сегоднящая ее судьба неведома.

Тупик. Красса и Хаусдорф обескуражены, но наседают с вопросами о «дисках Баян-Хара-Ула». В конце концов китайцы ведут гостей в служебное помещение музея и выкладывают на стол книжку. Это некий китайский учебник по археологии. Полистав странички, усеянные иероглифами, один из владельцев кабинета тычет пальцем в набросок. На нем изображен диск с отверстиями в центре, от которого по бокам тянутся дугообразные бороздки. Близко к тому, что запечатлел фотоаппарат Вегерера и стопроцентно соответствует описаниям «дисков Баян-Хара-Ула»! Выходит, все они же известны китайским археологам? К огорчению, в публикации Хаусдорфа и Крассы ничего не сказано о том, как откоментировали набросок показавшие его сотрудники музея…