Есть такие личности, от которых невозможно дождаться извинения. Они убеждены, что признание собственной ошибки принижает их драгоценную персону. Или эти упрямцы пребывают во власти заблуждения, что, чтобы кому-то стало хорошо, кому-то непременно должно быть плохо.

Почему некоторые люди никогда не извиняются

«Не согрешишь – не покаешься», – говорила моя бабушка, а потом жизнерадостно добавляла: «Не покаешься – не войдешь в Царствие Небесное, так что согрешим».

Про волшебную способность извиняться и исправляться

По некоторым подсчетам мы каждый день совершаем, как минимум, один небольшой этический проступок в отношении других людей. И мы бы безвозвратно разрушали свои отношения с окружающими людьми, и сидели обиженные, одинокие и, возможно, по тюрьмам, если бы у нас не было волшебной способности извиняться и исправляться.

Британские юристы, например, подсчитали, что уголовно-правовую систему можно было бы заметно разгрузить и даже снизить рецидивизм, если бы она позволяла в некоторых случаях заменять наказания приношением и принятием извинений, когда обе стороны на это согласны.

В США врачи долго и упорно избегали извинений, считая, что тогда пациенты будут считать, что им оказали плохие медицинские услуги, и будут жаловаться. В итоге пациенты приходили в бешенство от того, что перед ними никто не извинялся – и шли в суд.

Штаты, где приняли законы о том, что извинение не равно юридическому признанию плохого качества услуги, внезапно смогли снизить затраты медицинских организаций на компенсации пациентам и ускорить разрешение споров с пациентами.

Но некоторые люди, кажется, всегда правы и никогда не извиняются. Может быть, наступив кому-то на ногу на бегу, они еще способны бросить «Звиняйсь», но, если ситуация хоть чуть-чуть серьезнее, извинений от них добиться сложнее, чем снега в пустыне. Приприте их к стенке, направьте на них пулемет, и вы, в лучшем случае, услышите: «Ну, мне жаль, что ты такая обидчивая, просто тебе надо…»

Почему некоторые люди никогда не извиняются

Качественное, восстанавливающее отношения извинение, на самом деле, должно включать:

  1. признание правоты чужих чувств,
  2. признание, что ты понимаешь, что сделал не так,
  3. план исправления в будущем.

Почему выполнить эти три пункта так сложно?

Во-первых, обычно не извиняющиеся люди считают, что признание своей ошибки равно признанию того, что вся твоя замечательная персона никуда не годится. И чем выше их статус в своих глазах, тем им, разумеется, больнее это воображаемое падение.

Поэтому родителю бывает сложнее извиниться перед ребенком, а боссу перед подчиненным, чем наоборот. Это люди, которые слабо отличают действия от личности, так что несчастное извинение подрывает их всю идентичность. Вместо чувства вины за действия, они испытывают стыд за собственное существование, а это невыносимо.

Во-вторых, как правило, люди, которым не даются извинения, не верят в способность исправиться. Все люди такие – какие они есть. Лучше уже не станешь, так зачем тратить время на вранье. Напротив, люди, которые верят в гибкость нашей психики и способность меняться, извиняются проще.

В-третьих, упрямцы считают, что признание вины хоть за что-то, как бы откроет ворота для обвинений вообще во всем, полностью снимет ответственность с других сторон конфликта, и их просто смоет последующей волной.

Это еще можно назвать ловушкой невозвратных затрат – со временем из-за бесконечного упорства такой человек разрушает свои социальные связи сильнее, чем если бы его страх сбылся, и его реально во всем обвинили в начале спора.

В-четвертых, противники извинений страдают от заблуждения, что в этом мире, чтобы кому-то стало хорошо, надо чтобы кому-то стало плохо. Ресурсов-то мало. Поэтому они путают извинение с унижением, и не верят в возможность ситуации типа вин-вин (то есть, когда всем становится лучше).

Наконец, есть исследование Питтсбургского университета 2017 года, которое показывает, что не извиняющиеся люди, как правило, не умеют прощать самих себя. У них плохо с таким качеством как самосострадание.

Получается, что люди, способные мысленно простить свою ошибку, потом спокойнее просят за нее прощения у других. А наши герои просто упираются до последнего и бегают от ответственности, лишь бы не напоминать себе, каких они наколотили дров.

Ученые заметили в сфере извинений и гендерные различия. Мужчины больше склонны не извиняться, когда надо, а женщины – извиняться, когда не надо. К тому же, мужчины, в силу воспитания, чаще считают, что извинений требуют более существенные нарушения и меньше волнуются о том, как их действия влияют на чувства окружающих. Дело в том, что мальчиков больше награждают за проявление уверенности и способности переть вперед, не обращая внимания на других, а девочек – за проявление чувствительности и заботы.

И мало того, что извиняться по вышеперечисленным причинам – больно. Беда в том, что злостно не извиняться – приятно! По крайней мере, по данным одного австралийского исследования. В нем участников просили вспомнить ситуации, когда они кого-то обидели. Потом часть должна была сочинить письмо с извинениями, а часть – письма о том, что они категорически отказываются просить прощения.

И угадайте, кто потом почувствовал себя смелым, свободным и взявшим свою жизнь под контроль? Те, кто отказался извиняться. Тут можно было бы решить, что извинившиеся почувствовали себя слабыми и никчемными. На самом деле, нет. Обеим группам стало лучше, чем тем, кто вообще ничего не делал (только вторая еще и извинилась).

Извинение – это дар, который ранит дарителя, и далеко не все способны на такие щедрые поступки. Когда вам в лицо отказываются признавать ваше право на слезы, злость, гнев, боль, справедливость вашей реакции, оскорбление получается двойным. Сначала вам причинили вред, а затем отрицают еще и ваше право на признание и компенсацию этого вреда. Не удивительно, что люди порой годами ждут и надеются на извинения, чтобы избавиться хотя бы от половины боли.