От любви до ненависти

От любви до ненавистиЭтого короля не случайно прозвали Сильным. Его физическая мощь поражала: он мог одной рукой согнуть серебряную тарелку, сломать подкову. О его неутомимом любовном темпераменте слагали легенды. Говорили, что у Августа редко когда бывает меньше трех любовниц одновременно, что иной раз за день он «пробует» десяток женщин, что он отец 365 внебрачных детей…

Дамы сходили от него с ума, он же всегда оставался к ним равнодушным. И только одна женщина — Анна Козель — сумела завладеть душой, телом и казной короля Польского и Саксонского.

Пари на 1000 талеров

Анна-Констанция фон Брокдорф уже в пятнадцать лет блистала при дворе герцога Кристиана-Альберта Готторпского. Здесь ее заметил барон Адольф фон Гойм. Состоялась помолвка, но свадебные колокола прозвенели, лишь когда Анне исполнилось 22. Уже через год выяснилось, что брак был ошибкой: муж внушал Анне отвращение. А полное отсутствие темперамента у фон Гойма красавицу ранило особенно: владеть таким сокровищем и не пользоваться?!

Надо отдать Адольфу должное: он прекрасно понимал, что красивее его супруги нет никого при польско-саксонском дворе. Он даже поспорил насей предмет с князем Фюрстенбергом: ставка в пари была нешуточной — 1000 талеров! На роль судьи пригласили самого короля. Только тут Август, вырвавшись из объятий очередной любовницы -княгини фон Тешен, и разглядел баронессу. Фон Гойм выиграл пари, но жену потерял. Ибо Август, в своих интересах всегда действовавший решительно, без обиняков заявил Адольфу: «От обладания вашей женой зависят мои жизнь и смерть». По воспоминаниям, оставленным фон Гоймом, король выглядел так, будто его околдовали…

Бракоразводный процесс, буксовавший дотоле, свершился мгновенно. За согласие стать королевской любовницей Анне заплатили 12 тысяч талеров. Фон Гойм, прилюдно утверждавший, что не взял с короля за свой развод ни талера, на деле нагрел Августа на 50 тысяч. Анна переехала во дворец. Так начался самый известный, самый страстный и самый трагический любовный роман XVIII столетия…

Королевская грамота

Анна фон Гойм была не только красива, но и умна. Красноречивее всего об этом свидетельствует тот факт, что ей на протяжении восьми лет удавалось удерживать при себе такого ветреного и непостоянного человека, как Август. Впрочем, удерживать — не то слово. Король буквально боготворил Анну: ему, привыкшему к женскому преклонению, во что бы то ни стало хотелось завоевать ее. Анна это понимала и напускала на себя показную холодность. Августу приходилось раскошеливаться. Злые языки утверждали, будто Анна стоила королевской казне годового содержания целой армии. Деньги, драгоценности, ковры, столовое серебро, земельные угодья и дворцы — все для милой Анны.

Август был ослеплен. В минуту безумия, верно, он дал баронессе обещание жениться в случае смерти королевы. Более того: он письменно уверил ее в том! Он обязался официально признать их детей. Клятвенно заверил в неприкосновенности имущества — движимого и недвижимого! Он собственноручно подписался под всеми этими обещаниями и вручил Анне документ вместе с дорогим кольцом — в знак своей вечной любви… Такого он не делал еще ни для одной из своих любовниц. И Анна совершила ошибку: она поверила королю, о лживости и непостоянстве которого было известно всем в Европе. Она стала искренне считать себя его законной супругой, а двух дочерей и сына — законнорожденными…

Несмотря на тот факт, что настоящая жена Августа чувствовала себя прекрасно и умирать не собиралась, были совершены приготовления к заключению морганатического брака. Анне пожаловали титул графини Козель: отныне к ней следовало обращаться лишь «ваша светлость»…

Прозрение

Владея польским и саксонским тронами, Август предпочитал находиться в Дрездене. Кстати, будучи ценителем красоты, он украсил город множеством изумительных построек, которые и принесли Дрездену славу Флоренции на Эльбе. В частности, он построил знаменитый Цвингер — пристанище прославленной картинной галереи, великолепный дворец Пильниц — все для той же графини Козель…

Между тем в Варшаве у Августа тоже был двор, прозябавший в забвении. Время от времени королю надлежало навещать поляков. Обычно Анна сопровождала Августа, но в тот последний раз почему-то отпустила одного… Этим не замедлили воспользоваться ее недоброжелатели. Анну не любили — за жадность, за резкость, за то, что она вертела королем, как хотела, и т. д. и т. п. Августу принялись нашептывать, что ему просто необходимо завести любовницу-польку: дескать, своим пренебрежением к Польше вообще и к польским женщинам в частности он обижает своих подданных…

Королю тут же представили некую графиню Марию-Магдалену фон Денхоф, и Август вдруг прозрел: он понял, что больше не любит Анну, что он устал от совершенства…

Государственная преступница

Получив предписание покинуть Дрезден, Анна не могла в это поверить. Она кинулась в Варшаву, но ее не пустили: вооруженные солдаты преградили ей путь. Пришлось покориться и переехать в Пильниц: еще недавно могущественная, бывшая королевская любовница оказалась совершенно одна. Пытаясь вернуть милость Августа, она не гнушалась ничем. В ход пошли магические средства: приворотное зелье для короля, наведение порчи для соперницы и недругов. Все было тщетно. Король и слышать ничего не хотел об Анне. Он потребовал, чтобы она не появлялась в тех местах, где бывает он. Она дала письменное обещание, взамен попросив короля сохранить за собой привилегии и имущество.

Но нет: с тем же пылом, с каким Август некогда любил Анну, он принялся ее ненавидеть. Он потребовал вернуть злополучный документ. Графиня отказалась: ей казалось, что эта бумага является гарантом безопасности — ее, детей, состояния…

Август взъярился. И Анна решила бежать. 12 декабря 1715 года

она тайно покинула Пильниц и отправилась в Берлин, а потом в Галле. И вела там жизнь более чем скромную. Если бы не ее вызывающая красота, возможно, никому бы и в голову не пришло гадать, что за птицу принесло в такой небольшой городок…

Графиню Козель нашли довольно скоро: Август потребовал от прусского короля выдачи «государственной преступницы», и тот, некогда превозносивший красоту этой женщины, с легкостью согласился на ее арест.

Анну обыскали, перетрясли все ее белье, но документа не нашли — она успела его перепрятать… Из Галле графиню перевели в Лейпциг, затем — в замок Носсен, где стерегли как опасную преступницу. Требовали вернуть королевскую грамоту, но, даже находясь в заключении, графиня отказывалась сказать, где находится бумага. В конце концов ее без суда и следствия заключили в крепость Штолпен. По иронии судьбы с этим местом были связаны прекрасные воспоминания: когда-то Анна и Август приезжали сюда охотиться. Теперь же она, на положении узницы, занимала одну из крепостных башен. К ней никого не пускали, даже детей…

Между тем злополучный документ наконец отыскался. Август незамедлительно уничтожил его. Казалось, теперь графиня Козель не представляет никакой опасности и ее можно освободить, но нет!

В ее положении ничего не переменилось даже после смерти Августа в феврале 1733 года! Почему? Неизвестно. Ей, правда, сделали послабление: разрешили видеться с детьми. Но эти свидания не приносили радости: дочери и сын винили мать в излишней строптивости, в потере положения и состояния.

Анна Козель умерла в Штолпене, проведя в заточении долгих 49 лет. Она завещала похоронить себя на горе поблизости от крепости, но даже в последней просьбе графине отказали: ее погребли в церкви замка. Вырваться на свободу Анне не удалось и после смерти…

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x