Виктор Литовкин

Меня, корреспондента, прямо в костюмчике и башмаках; с диктофоном в руках, поставили лицом к компу, чтоб я мог созидать, что происходит на его мониторе. А потом с расстояния в 10 см направили мне в грудь маленький, перетянутый скотчем железный ящичек со железным набалдашником впереди. По экрану побежала тоненькая извилистая линия, как будто с меня снимали кардиограмму.

— На данный момент мы регистрируем ваше элекромагнитное поле, — объяснил директор Столичного института информационно-волновых технологий Валерий Хокканен, — отстраиваем его от наружного фона и, как я подам команду, вам будет нужно сразу отступить в сторону.

Я отошел, а железный ящичек все еще был ориентирован своим набалдашником в то место, где только-только находилась моя фигура. Зигзаг на экране резко пошел на право и вниз, а позже вдруг выровнялся и снова начал чертить замудренную синусоиду, очень похожую на предшествующую.

— Ну, вот, — произнес Хокканен, когда из принтера выполз листочек с моей «кардиограммой». — Сейчас мы можем подсчитать ваши фантомы и найти припас ваших актуальных сил либо мощность той защитной оболочки, которой располагает ваш организм.

Каждый человек, объяснил ученый, обладает неподражаемой электрической полевой структурой, которая на генном уровне, с рождения до погибель. присуща только его организму, каждому его жизнетворному органу, оболочке каждой его клеточки.

— Mы обладаем сейчас такими тонкими устройствами и специальной методикой, — гласит Хокканен, — которые позволят измерить и зафиксировать поле каждого определенного человека. При этом он, как и вы, может уйти из какой-нибудь точки, а его фантомы — остаточные защитные полевые структуры либо сгусток электрических излучений — еще какое-то время будут существовать в данном пространстве, с ювелирной точностью повторяя все энерго свойства этого человека.

Аппаратура по измерению полевой структуры человека создавалась, как было принято в нашей стране, в совсем скрытых лабораториях оборонного комплекса. Поначалу в Нижегородском НИРФИ (научно-исследовательском радиофизическом институте), где разрабатывались сверхчуткие радиолокационные станции, и в ракетном ЦНИИ-4, где спецы трудились над неувязкой искусственного ума.

Регистрацией человеческих излучений в ЦНИИ-4 занималась фактически факультативно, вне рабочего времени, группа из 4 офицеров. В ней состоял и выпускник Военно-воздушной инженерной академии имени Можайского, кандидат технических наук подполковник Валерий Хокканен. И когда офицеры получили очень значимые практические результаты, они сообразили, что у их в руках вдруг оказалось ужасное орудие, способное в микроскопичных частотных спектрах повлиять на хоть какого определенного человека и управлять им.

— Мы тогда здорово испугались, — гласит Хокканен, — и решили уйти из армии, чтоб наше открытие не попало к силовым органам, а более того — преступным структурам.

Из 4 офицеров припаса фантомами занимается на данный момент только он. Один из его бывших коллег спился, другой трудится в банковских структурах, 3-ий зарабатывает средства на жизнь челночным извозом. Непонятно, как сложилась бы судьба открытия, если б Валерий Евгеньевич не познакомился с директором Научного центра информационно-волновой терапии, заслуженным доктором Рф Алексеем Бессоновым. Тот, полковник внутренней службы в припасе, тоже долгие и длительные годы занимался частотными излучениями, а именно КВЧ (очень высочайшими частотами). Вылечивал с помощью их людей, даже когда такие способы были в кашей медицине категорически запрещены.

Оказалось, что оба идут параллельным курсом, хотя одному не хватает технической подготовки, другому — мед. Тогда они организовали общее дело, где каждый отвечает за собственный участок.

Кстати, на базе Института классической медицины Хокканен, Бессонов и их коллеги измерили полевые структуры неких муниципальных деятелей, видных политиков и, пожалуй, всех узнаваемых у нас в стране экстрасенсов. Фамилии никого из их они не стали именовать, им на это никто не давал согласия, — но увидели, что самую большую пользу принесло бы их сотрудничество с таким спецом, как Джуна, и еще с 10 — 12 схожими на нее по мощности людьми. Другие, произнесли мне, хотя и могут пока собирать полные залы, никакими целительскими способностями не владеют.

Приборы, защищающие психофизические и биохимические структуры человека от наружного информационного воздействия, — маленькие по размерам, похожие на диктофон, чтоб комфортно было носить с собой. Правда, имеются они в единичных экземплярах.

Большей потребности пока нет.

«Диагноз по фантому»

Журнальчик «НЛО» № 9(43) сентябрь 1997 года

—————————————————————

Исцеление ЧЕРЕЗ ФАНТОМЫ — ПОЛЕВУЮ СТРУКТУРУ ЧЕЛОВЕКА

Владимир Полупанов

Мише Н. оставалось жить ровно три недели. Снаружи он смотрелся полностью здоровым человеком без очевидных признаков заболевания. Он так никогда бы не вызнал, от чего и когда ему предначертано умереть, если б не оказался по настоянию родственников в лаборатории по исследованию магнитного поля человека. Там и был поставлен этот ужасный диагноз, который через три недели подтвердился.

С такими обреченными на погибель пациентами директору Столичного института информационно-волновых технологий В.ХОККАНЕНУ приходится сталкиваться часто. Ради того, чтоб осознать, от чего зависит длительность жизни человека и на каком шаге можно вмешаться в актуальный цик сменил мундир подполковника на белоснежный халатик исследователя.

— Валерий Евгеньевич, неуж-то это правда, что ваша аппаратура может найти длительность жизни человека?

— Это очень сказано. Перемещаясь в пространстве; человек оставляет за собой сгусток электрических излучений, который живет некое время собственной жизнью. Мы называем такое явление полевой фантом — это практически как шаровая молния. Ряд тестов показал, что фантом неиндивидуального человека живет 4-? секунд.

У неких экстрасенсов и людей с сильным полем он может сохраняться в одной точке места неделями и месяцами. Таковой фантом без помощи других подпитывастся информацией и может ее передавать. Некие люди могут управлять перемещением собственных фантомов и делать их видимыми, как это описано в книжках Карлоса Кастанеды. Призраки и привидения -это не что другое, как фантомы, видимые невооруженным глазом.

По нраву функционирования фантома мы можем найти, сколько человеку предначертано прожить. На генном уровне человечий индивид запрограммирован на 100-130 лет жизни. Более жизнестойкий и мощнейший фантом гласит о большей длительности жизни. Но для нас любопытно другое. Отсутствие фантома гласит о том, что человек обречен на смерть. Другими словами фантом покидает организм человека за длительное время до погибели. Этот период может исчисляться неделями и месяцами. Все это не один раз подтверждалось.

— Как это разъяснить?

— Это та загадка, отгадав которую, мы сможем регулировать длительность жизни. Уже проводились исследования на лягушках, и у нас есть положительные результаты. Мы добивались того, что развитие головастиков задерживалось, либо напротив, процессы перевоплощения в лягушку, старения и умирания организма ускорялись. На этом принципе мы совместно с косметологами готовим целый ряд тестов по омолаживанию. Очень возлагаем надежды, что получится приостановить процесс старения у хоть какого человека.

— А что происходит с фантомом после погибели организма человека?

— У нас есть догадка, что человек продолжает существовать в форме электрического поля. Мы регистрировали в комнате перемещение фантомов погибших людей.

— Какие опыты, кроме омолаживания, вы планируете на наиблежайшее будущее?

— Планируем опыты по исследованию полевых излучений наших астронавтов, когда они находятся на орбите. Любопытно было бы знать, как ведет себя в космосе полевая структура человека. Хотя частичные исследования воздействия космоса мы уже проводили. Узнали, что все галлактические катаклизмы (вспышки на Солнце, столкновения комет), также размещение планет, вызывают у человека ухудшение физического состояния, в то время как человек не ощущает приближения каких-либо бедствий и катаклизмов, происходящих на Земле, к примеру, приближение цунами, землетрясений. Это косвенно показывает на то, что мы имеем неземное происхождение. Вообщем всю свою исследовательскую деятельность мы строили, отталкиваясь от утверждений, что Земля кем-то была сотворена искусственно. Встав на эти позиции, мы смогли осознать, какая нам нужна аппаратура. Это нас и привело к кое-каким успехам.

— А в чем уникальность вашей аппаратуры?

— Сущность работы нашей аппаратуры состоит в том, что мы на расстоянии снимаем информацию с электрического поля человека. Потом ее обрабатываем на базе обыденных уравнений Максвелла и этой преображенной информацией воздействуем на те либо другие зоны организма.Мы провели опыты на мышах, сняли показания с мыши здоровой и с той. у которой язва желудка. Потом в течение 5 секунд повлияли на здоровую мышь информацией, снятой с нездоровой. Биохимический анализ показал, что оба зверя имеют все признаки язвы. Дальше мы повлияли на наших подопечных бодрствующими излучениями, и мыши выздоравливали Опыты на наших сотрудниках эти результаты подтвердили, также проявили, что полностью бесконтактно можно регулировать сердечную деятельность человека, прямо до полной остановки сердца либо напротив — восстановления нарушенной сердечной деятельности. Сейчас мы ведем борьбу с онкологическими и некими другими болезнями, вылечиваем бесплодие. К огорчению, мы не можем разбрасываться на различные направления, скажем, на разработку способов борьбы с алкоголизмом либо с курением. Хотя и тут были достигнуты определенные результаты…

— Понятно, что от алкоголизма кодируют. У вас другой подход?

— Полностью другой. Наш способ зиждется не на ужасе пациента перед употреблением алкоголя. В итоге наших воздействий па точки организма, отвечающие за выработку и переработку алкоголя в крови, человек перестает принимать алкоголь. Он может испить огромное количество водки и при всем этом ничего не испытать, потому что практически сходу после принятия алкоголь в организме перерабатывается.

Если б наше правительство поддерживало такие опыты, мы достигнули бы большего. Кстати, пользуясь возможностью, желаю через вашу газету выразить гигантскую благодарность директору Русского института фтизиопульмонологии академику А.А.Приймаку, который выделил помещение под нашу лабораторию.

«Жизнь после погибели?»

«АиФ » номер 45 (743 ) ноябрь 1994 г.