Айседора Дункан — одна из самых известных танцовщиц рубежа XIX-XX веков. Но в России ее знают как жену поэта Есенина. И хотя Айседора была любимицей публики, ее жизни сложно назвать счастливой. Но танцовщица никогда не унывала, отдавая все свои силы любимому из искусств. Ее жизненный путь — это череда бедности, потерь, любви и трагедий, но она стойко переносила все выпавшие на ее долю трудности. Расскажем в этой статье подробнее о биографии и личной жизни Айседоры Дункан. Фото известной танцовщицы вы также сможете увидеть ниже.

Ранние годы

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с ЕсенинымАмериканская танцовщица Айседора Дункан является основоположницей новой категории танца – свободного, она разработала уникальную систему, за основу которой были положены традиции пластики античной Эллады. Как она писала о себе сама, танцевать начала еще в материнской утробе. Предлагаем познакомиться с биографией и жизнью Айседоры Дункан и узнать несколько мистических совпадений, которые предвещали ее роковую гибель.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным
Дора Энджела Дункан появилась на свет в 1877 году, 27 мая (по гороскопам Близнецы и Бык), в Сан-Франциско, штат Калифорния. Детство прошло в атмосфере бедности и унижения, поскольку отец будущей знаменитости бросил беременную супругу с уже родившимися тремя детьми и сбежал, предварительно совершив незаконную банковскую махинацию.

Для матери это был сильнейший стресс, с которым она боролась в весьма своеобразной манере – не могла принимать любую другую пищу помимо устриц, которые запивала шампанским. После рождения Доры несчастной женщине стало еще тяжелей – на ее хрупкие плечи легла забота о четырех малышах и постоянные «бои» с обманутыми кредиторами супруга.

Мэри Дора Грэй Дункан оказалась очень сильной и волевой женщиной. Музыкант по профессии, она давала огромное количество частных уроков, а заработанные средства тратила на воспитание и обучение детей.

Танец как судьба

Дункан неоднократно повторяла, что танец нужен ей как воздух. Она не могла жить без сцены и публики. Критики и искусствоведы — современники балерины, утверждали, что:

  • Движения артистки во время танца удивительно естественны и органичны.
  • Айседора танцует темпераментно и в то же время сдержанно.
  • Она умело сочетает основные движения классического балета с собственными оригинальными находками.
  • Сценические костюмы исполнительницы способствуют созданию образа смелой, раскованной женщины.

Аутентичность по Айседоре

Дункан называла свой танец «пластическим» (что, конечно, тавтология — разве возможен танец без пластики?), но она так много рассуждала об «освобождении от условностей», о «свободном духе в раскрепощенном теле», что ее искусство в конце концов окрестили «свободным». Термин прижился, хотя область его применения весьма неопределенна.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Приемные дочери Айседоры Дункан. Вторая слева (сидит) — Мария-Тереза Дункан, сооснователь Международного института Айседоры Дункан в Нью-Йорке, 1918.

Из-за отсутствия технического и стилевого единства главным критерием для оценки современного танца стала провозглашенная Дункан и ее зрителями «аутентичность». Если раньше от танца ожидали только искусности, то теперь требовалось, чтобы он был еще и «настоящим».

Вряд ли Айседора посчитала бы своими «детьми» тех «дунканистов», кто занимается лишь повторением, воспроизведением ее хореографического канона. И напротив, можно предположить, что ей оказались бы созвучны те формы современного танца и перформанса, создатели которых настаивают на аутентичности — как бы она при этом ни понималась. Так называемая свобода нового танца — не более чем синоним его аутентичности ((См.: Свободный танец — другое лицо аутентизма // Московское действо. 100-летию первого выступления Аседоры Дункан в Москве посвящается/сост. И. Сироткина, отв. ред. А. Айламазьян, Н. Афанасьев. М., 2005.)). При этом Айседора столкнулась с трудно разрешимыми дилеммами: «искусственность vs естественность», «искусственность vs аутентичность» ((См.: Гумбрехт Х. У. В 1926: На острие времени/пер. с англ. М., 2005. С. 289–299; Сироткина И.Е. Свободное движение и пластический танец в России. Гл. 10.)). Однажды она попробовала «аутентично» поставить «Вакханок» Еврипида — с хором греческих мальчиков. Но когда в гастрольной поездке подростки начали пить и хулиганить, Айседора резонно заявила: «Возвратиться к греческим танцам так же невозможно, как и бесполезно, мы не греки и не можем танцевать как они» ((Дункан А. Танец будущего // Айседора Дункан/сост. С.П. Снежко. Киев, 1989. С. 24.)). И стала искать другие способы достичь аутентичности. Один из них — близость к природе — подсказал Жан-Жак Руссо. «Движения дикаря, жившего на свободе в теснейшей связи с природой, были непосредственны, естественны и прекрасны», — фантазировала Айседора. Программу-максимум свободного танца она видела в обнажении танцовщика: «Только нагое тело может быть естественно в своих движениях» — только танец нагого человека прекрасен ((Там же. С. 17.)). Правда, увидев «дикие» танцы под джаз обнаженной Жозефины Бейкер, Дункан назвала их варварскими — тогда как менее строгим критикам, вроде Макса Рейнхардта, танцы «черной Венеры» показались «аутентичными» именно благодаря своей «дикости», как выражение архаической, природной силы ((См.: Гумбрехт Х. У. В 1926: на острие времени. С. 297.)).

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Провинциальные английские школьницы, поклонницы Айседоры Дункан, в стилизованных костюмах, имитирующих наряды древнегреческих танцовщиц, 1920‑е.

Другая ипостась аутентичности — проявление в танце индивидуальности, «души», личных чувств танцовщика. «Застывшая улыбка балерины исчезла, и лицо танцовщицы раскрылось для выразительной речи» — писал критик о Дункан ((Гвоздев А.А. Айседора Дункан (1927) // Театральная критика/сост. и прим. Н.А. Таршис. Л., 1987. С. 213.)). То, что переживали зрители Айседоры, сейчас хорошо описывается понятием присутствия. Феномен присутствия, пишет Эрика Фишер-Лихте, «привлекает внимание к весьма обычным вещам, превращая их в событие — а именно к тому обстоятельству, что человек по своей сути является воплощенным духом» ((Фишер-Лихте Э. Эстетика перформативности. М.: Канон-плюс, 2015. С. 183.)). Зрители не раз называли танец Дункан «одухотворенным». Отказавшись от образа балерины и конвенциональных балетных па, Дункан на глазах у публики пересоздавала свою телесность, переизобретала себя как воплощенный дух. При этом она как бы намекала зрителю, что он тоже способен создать себя в этом качестве — и зритель чувствовал себя счастливым.

Даже академический балет не мог после Дункан позволить «бездушного» жеста: «Милочка, у тебя в плече ни души!» — наставляла своих учениц Ольга Преображенская. Движения человека должны соответствовать его индивидуальному облику, — проповедовала Айседора, — танец двух лиц не может быть тождественным. Она освободила танец не только от балетных па, но и от балетного тела. По мнению Айседоры и ее единомышленников, «нетанцевальных» тел не существует: форму танца определяет сам танцующий человек. Каждое тело должно создать себе индивидуальные формы, утверждал создатель «Свободного балета» Лев Лукин. «Я должен знать учащегося, его вкусы, склонность, психические уклоны, должен видеть его всего, как он есть в движении», — говорил основатель студии ритмопластики Николай Позняков ((Цит. по: Сироткина И.Е. Свободное движение. С. 63.)). Сама Айседора обещала, что не будет учить детей рабски подражать ее собственным движениям, заучивать определенные формы: «напротив, я буду стремиться развить в них те движения, которые свойственны им» ((Дункан А. Танец будущего. С. 20, 23.)). Ребенка надо учить «дышать, вибрировать, чувствовать. Учите ребенка поднимать руки к небу, чтобы в этом движении он постигал бесконечность вселенной… Учите ребенка чудесам и красоте окружающего его бесконечного движения». Но на вопрос, как учить этому конкретно, «она подумала и кисло улыбнулась: „Разве можно научить танцам? У кого есть призвание — просто танцует, живет танцуя и движется прекрасно“» ((В. Розанов. Среди художников. СПб, 1914. С. 453 (9).)).

Айседора Дункан и американский модерн

Хотя американский танец-модерн стилистически весьма отличался от танца Дункан, он эти ценности унаследовал. Так, Марта Грэм советовала танцовщику следовать «органическому импульсу»: биению сердца, пульсации легких, ритмической смене мышечного напряжения и расслабления. Позже, не без влияния психоанализа, она отождествила источник танца с некоей «внутренней природой» человека. Карл Густав Юнг в своей глубинной психологии трактовал эту «внутреннюю природу» как «коллективное бессознательное», а Грэм называла «памятью расы». Ее публика — образованные жители космополитичного Нью-йорка — охотно видела в танце модерн выражение чего-то «глубинного» и «аутентичного». Современный танец в версии Анны Халприн и ее последователей ищет и находит аутентичность в контакте с природой, человечеством, Вселенной — например, в идее «планетарного танца». Помочь человеку воссоединиться со своей «глубинной сущностью» и вернуть своим действиям «аутентичность» и спонтанность стало задачей появившейся в конце ХХ века танцевально-двигательной терапии. Одно из направлений этой терапии так и называется: «движение в глубине» или «аутентичное движение» (movement- in-depth, authentic movement). Человеку рекомендуют положиться на «мудрость тела», на бессознательное, хранящее эволюционные паттерны или привычные схемы, стереотипы движения, рефлексы человеческого развития и личный опыт. Чтобы начать двигаться, он должен «закрыть глаза и ждать импульсов к движению», которые укажут на «хранящиеся внутри воспоминания и переживания и выведут их на свет осознания». Исцеление должно прийти, когда достигнута «аутентичность».

Не отказался от поисков аутентичности и постмодерн. В противоположность модернистской картине мира, представляющей собой ряд стройных законов, в которые случай только вносит помехи, в постмодернизме случай стал желанным гостем. В алеаторике (от аlea — «игральная кость») и «открытой форме» Джона Кейджа и Мерса Каннингема авторский замысел и контроль уступает место игре случая. «Запланированная случайность» — другая форма проявления «природы» и спонтанности. В дисциплину и упорядоченность традиционных видов хореографии современный танец и танцперформанс пытаются внести творческую анархию и хаос. Перформанс по определению — это риск, эксперимент, результат которого незапланирован; согласно радикальной трактовке акционистов, «безопасный перформанс — это не перформанс». Риск, снятие контроля, открытость случаю — это, конечно, еще одно лицо «аутентичности».

Звучало это весьма радикально и современно, и даже сейчас перекликается, например, с высказыванием Роберта Уилсона о том, что, работая над спектаклем, он исходит из индивидуальных физических данных актера: «Я наблюдаю за актером, за его телом, прислушиваюсь к его голосу и затем пытаюсь вместе с ним создать спектакль» ((цит. по: Фишер-Лихте Э. Эстетика перформативности. С. 152.)).

Еще одну ипостась аутентичности Айседора нашла в серьезной классической музыке: она первой стала исполнять не только «дансантную» музыку — мазурки Шопена и вальсы Брамса, но и «недансантную» — симфонии Бетховена и Чайковского. Меломаны критиковали ее за профанацию, но никто не мог усомниться в глубине, искренности, «аутентичности» ее музыкальных переживаний. Многие последователи Дункан начала 1920-х годов были музыкантами: Вера Майя, Николай Позняков, Лев Лукин прошли консерваторское обучение, готовились к карьере музыкантов-исполнителей и лишь потом создали свои студии танца. Не получив специальной хореографической подготовки, они в своих танцах шли от музыки, а занятия в их студиях превращались в музыкальную импровизацию. Они подбирали произведения, иногда сами же их исполняли или подсказывали концертмейстеру их интерпретацию. Так, у Познякова все обучение строилось на «импровизации побуждающей и вольной»: учащиеся брали маленькие музыкальные отрывки, и мало-помалу их упражнения обретали форму, превращаясь в законченные танцевальные этюды. В полуимпровизационных упражнениях человек «может быть некрасив, неуклюж, безобразен, но будучи самодеятельным, цельным, он поможет себе, поможет мне выяснить материал духовный и физический, каким обладает» ((цит. по: Сироткина И.Е. Свободное движение. С. 63.)).

Можно ли считать формализацию — создание метода обучения, тренажа или канона — изменой духу свободного танца? Видимо, сама Айседора полагала, что да. Во всяком случае, она тщательно культивировала миф об отсутствии у нее формальной хореографической подготовки во имя другого мифа — об аутентичности. На публике она заявляла, что «училась танцевать у Терпсихоры», скрывая, что в прошлом занималась балетным станком, а впоследствии — гимнастикой с личным тренером. В Калифорнии еще подростком вместе с сестрой Элизабет она открыла свою первую школу танца. Кстати, заявляя о том, что танцевать должны все, Айседора отбор, и довольно строгий, в свои школы всё-таки проводила. Она танцевала в профессиональных компаниях: в США у антрепренера Зигфельда и в Европе у Лои Фуллер. Ее собственные композиции почти никогда не возникали экспромтом: она тщательно их готовила, проводила целые дни в музеях, искала в античной в музеях, искала в античной вазописи или живописи Ренессанса эффектные и узнаваемые ракурсы и позы, по многу часов работала с концертмейстером. Двигалась она прекрасно, грациозно, интересно. Но Айседора не считала нужным свой метод формализовать и возводить его в канон. Это сделали ее ученицы ((См.: Duncan Irma. The Technique of Isadora duncan. Illustrated. Photographs by Hans V. Briesex. Posed by Isadora, Irma and the Duncan pupils. Austria: Karl Piller, 1937.)).

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Айседора Дункан, Афины, 1903.

Выход из дилеммы «обучение vs аутентичность» позже предложил Ежи Гротовский. Тренинг актера, писал он, направлен «не на обучение чему-то, а на снятие тех препятствий, которые в духовном процессе актера может воздвигнуть перед ним его организм» ((Цит. по: Фишер-Лихте Э. Эстетика перформативности. С. 149.)). Гротовский тактично сместил акценты с авторитарного «научения» на либеральное «снятие препятствий», избавление актера от того, что «блокирует его внутренний процесс», не позволяет «внутреннему импульсу» свободно перейти во «внешнюю реакцию». Словом, он предложил компромисс между обучением и аутентичностью в такой формулировке, от которой не отказалась бы и Айседора.

Переезд в СССР

В 1921 году танцовщица получила предложение от Луначарского приехать на постоянное место жительства в Советский Союз и стать учредителем Московской балетной школы при финансовой поддержке правящей партии. До этого Дункан несколько раз была на гастролях в России и хорошо отзывалась об этой стране, поэтому она с восторгом откликнулась на предложение. Однако в Советском Союзе она столкнулась с такими проблемами, как:

  • голод;
  • разруха;
  • безденежье;
  • трудности в поиске денежных средств

Яркие романы

Биография и личная жизнь Айседоры Дункан тесно связаны между собой. Исполняя чувственные танцы в откровенных нарядах, она всегда была любимицей мужчин. Но Айседора не спешила заводить с ними бурные романы. До 25 лет она отвергала всех своих поклонников, считая, что должна посвятить свою жизнь искусству, а не плотским утехам. Но еще в Чикаго она влюбилась польского художника, который был старше ее в 2 раза. Ему было 45 лет. Мужчина обещал жениться на ней, но впоследствии выяснилось, что в Польше у него уже есть жена. Именно после этого Айседора поспешила покинуть США и отправилась покорять Европу.

В Париже Айседора встретила малоизвестного актера Оскара Бережи, в которого сразу влюбилась. Но их роман продлился недолго, потому что мужчине надоело быть тенью своей популярной возлюбленной.

В Берлине Айседора познакомилась с режиссером Гордоном Крэгом. Их отношения продолжались в течение нескольких лет, и они даже жили вместе. Дункан родила от него свою первую дочь, но мужчина так и не решился жениться на известной танцовщице. Вскоре он и вовсе ушел от нее к своей бывшей любовнице.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Айседора тяжело переживала этот разрыв, с головой уйдя в работу. Ее следующему возлюбленному пришлось приложить немало усилий, чтобы завоевать ее сердце. Миллионер Пэрис Зингер был готов потратить огромные средства, чтобы расположить ее. Он присылал ей меха и бриллианты, огромные букеты, пока Айседора не сдалась. Вместе они прожили несколько лет, и танцовщица даже родила мужчине сына. Но их отношения быстро развалились из-за ревности Зингера. Он хотел, что Айседора оставила сцену, а она без нее не представляла своей жизни.

Не разделенная любовь Айседоры Дункан

Впрочем, несмотря на популярность, в личной жизни Айседоре по-прежнему не везло. Она приняла предложение и была помолвлена с неизвестным актером, мадьяром по национальности — Оскаром Бережи. Именно ему посчастливилось стать первым мужчиной в жизни 25 летней танцовщицы, до этого она оставалась девственницей, что было необычно для той богемной среды, в которой проходила ее жизнь. Однако вскоре актеру предложили съемки в столице Испании, Мадриде, и он объявил о расторжении помолвки.

В 29 лет Айседора встретила театрального постановщика и режиссера Гордона Крэга, от него она родила своего первого ребенка — дочь Дейдру. Спустя некоторое время Айседора и Гордон расстались по вине последнего, так как он отказался жениться на ней и предпочел брак со своей ранее возлюбленной Еленой. Это стало еще одним ударом по сердцу женщины, который оставил опечаток на всю оставшуюся жизнь.

 

Однажды после концерта в театральную гримерную Айседоры вошел импозантный мужчина, представившийся Парисом Юджином Зингером. Мужчина унаследовал огромное состояние от своего усопшего отца, фабриканта, выпускавшего знаменитые по всему миру швейные машинки «Зингер». От Париса Зингера у Айсидоры родился сын Патрик. Впрочем, и с Парисом пришлось прекратить все отношения, так как он неимоверно ревновал Айседору ко всем окружающим танцовщицу мужчинам.

Ужасное предсказание

В 1905 году Л. Бакст, русский художник, увлекавшийся хиромантией, предсказал уже знаменитой Айседоре, что ее ждет грандиозный успех и слава, но при этом она лишится двух самых любимых существ. Это предсказание было своего рода, проклятие Айседоры Дункан. В начале 1913 года Айседора Дункан отправилась на длительные гастроли в Россию. Уже, будучи в самой холодной стране Европы ее начали преследовать ужасные видения. То она слышала звуки похоронных маршей, то видела сквозь пелену падающего снега два детских гробика насыпанных посреди сугробов.

К огромному сожалению танцовщицы, этим предчувствиям было суждено оправдаться. После гастролей по России Дункан приехала в столицу Франции Париж с целью повидаться с отцом дочери — Парисом Зингером. Однажды, во время нахождения в танцевальной студии при одном из парижских театров, перед ней внезапно пробежали три совершенно черные кошки. А вернувшись в свою уборную, танцовщица увидела забытую неизвестно кем книгу, печально известную — «Ниобея, оплакивающая собственных детей». Айседора понимала, что все эти знаки являются предвестниками страшной беды. И она не ошиблась. Вскоре к ней пришел Зингер с ужасным известием. Авто, в котором находились дети Айседоры вместе со своей няней, потеряв управление, утонул в Сене.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Фото Айседора Дункан с детьми

После гибели детей Айседора заболела нервным расстройством. Ее постоянно преследовали загадочные видения, однажды, прогуливаясь по пустынной набережной, она отчетливо вдруг увидела своих погибших детей. Держа друг друга за руки, они входили в воду. Увидев это, женщине стало плохо. Подняться ей помог, молодой итальянец, который во время оказался рядом. С того момента они стали любовниками, в результате довольно быстротечных отношений Айседора родила третьего ребенка — мальчика, но прожить ему было суждено всего несколько дней.

Гастроли в Европе и признание

Описывая биографию Айсеоды Дункан, нельзя не упомянуть и о ее путешествии в Грецию. Состоялось оно в 1903 году. Танцовщица всегда увлекалась античной культурой, поэтому и мечтала побывать в этой стране. В Греции она на собственные средства инициировала строительство храма, где должны были проводиться танцевальные занятия. Примечательно, что он существует до сих пор. Сама Айседора часто выступала в этом храме. На сцене ее окружал хор мальчиков до 10 лет, которых она отбирала собственноручно. С ними же она и отправилась на свои европейские гастроли. Дункан выступала в Лондоне и Париже, Вене и Берлине.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Получив должное признание, Айседора решила осесть в Германии, где купила для себя и своей семьи виллу. А в 1904 году она основала неподалеку от Берлина школу танцев для девочек, где сама преподавала им основы своего оригинального танца.

Концерты в России

Биография Айседоры Дункан тесно связана с Россией. Танцовщица впервые посетила ее еще в конце 1904 году, когда приехала в Санкт-Петербург и Москву на гастроли. Она провела здесь несколько месяцев и даже успела познакомиться со Станиславским. С новыми гастролями танцовщица вернулась в Россию только в 1913 году. В Санкт-Петербурге и Москве у нее было огромное количество поклонников и почитателей, в том числе и из состоятельных семей. Некоторые из них последовали ее примеру и тоже открыли свои школы, где обучали детей пластическому танцу, который придумала Айседора.

Трагедия с детьми

Трагедия произошла в 1913 году, когда дочери Айседоры было семь лет, а сыну — три года. Артистка возвращалась в Версаль на автомобиле, в сопровождении детей и их няни. Айседора решила сделать остановку в Нейи, чтобы оценить работу своих учениц в местной танцевальной школе. Машина с детьми и няней поехала дальше, а потом чуть не врезалась в такси, заглохла и упала в воду. Вытащить автомобиль получилось только через полтора часа. Шофер, няня и дети погибли, запертые в стальном гробу. В 1914 году балерина родила сына, но ребенок прожил лишь несколько часов.

Дункан и Есенин

Главный мужчина в жизни танцовщицы, Сергей Есенин, был на 18 лет моложе Дункан. Несмотря на это, в 1922 году пара официально сочеталась браком. В течение полутора лет Есенин сопровождал супругу во время гастролей по Европе и США. В это время он очень скучал по родине. В 1923 году Есенин принял решение уехать обратно в Россию, и семья распалась. Поэт использовал образ бывшей возлюбленной в своем знаковом произведении «Черный человек». Вероятнее всего, Дункан и Есенин расстались из-за невозможности преодолеть языковой барьер. Айседора понимала лишь 30 русских слов, познания Есенина в английском были еще меньше.

Пляска смерти

Окрыленная материнством, Айседора Дункан решила заняться и другими детьми — она открыла в Париже школу танца. Содержание этой детской школы стоило дорого, и тут Дункан познакомилась с одним из самых богатых людей Европы. Это был сын изобретателя и производителя знаменитых швейных машинок — Парис Юджин Зингер. Он охотно дал деньги на школу. Знакомство переросло в дружбу, а затем и в любовь.

Танцовщица из бедной американской глубинки стала завсегдатаем светских приемов и обладательницей неслыханной роскоши. Родился сын Патрик. Казалось, наступило счастье, сбылись все мечты. Но вот на одной из вечеринок Зингер страшно приревновал Айседору, поссорился с ней и уехал в Египет. Дети остались в Париже, а сама Дункан отправилась на гастроли в Россию. Здесь у нее начались вдруг кошмарные видения: среди белых сугробов ей чудятся два гроба, а по ночам ей слышится «Траурный марш» Шопена.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

С мрачными предчувствиями Айседора вернулась в Париж и, забрав детей, отвезла их на отдых в живописное местечко Версаль неподалеку от французской столицы. Вскоре туда явился и Зингер, произошло примирение. Снова возникло ощущение идиллии. И опять судьба разрушила все самым ужасным образом.

После прогулки по Парижу с Зингером и  детьми Айседора решила остаться в городе, чтобы заняться танцем у себя в ателье. Были дела в Париже и у Зингера, поэтому детей вместе с шофером отправили на автомобиле в Версаль. По дороге машина заглохла, шофер вышел осмотреть мотор, а тем временем автомобиль скатился в Сену, и дети погибли. Смерть шестилетней Дидрэ и трехлетнего Патрика столь сильно потрясла Дункан, что она даже не могла плакать, а впала в глубокую депрессию. При этом она ходатайствовала за шофера, зная, что у него тоже есть дети.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Она хотела покончить жизнь самоубийством, и только маленькие воспитанницы из школы танца остановили Дункан. Чтобы как-то отвлечься, Айседора уехала на Средиземное море. Но и здесь ее преследовали образы погибших детей. Однажды они почудились ей в морских волнах, и Айседора упала в обморок. А когда пришла в себя, то увидела перед собой симпатичного молодого человека. «Я могу вам чем-нибудь помочь?» — спросил он. «Да, дайте мне ребенка».

Последний узел

В Европе произошли огромные события — началась и закончилась Первая мировая война, пали империи, в России свершилась революция. В советскую Россию и отправилась по приглашению наркома Луначарского в 1921 году Айседора Дункан. Она заявила: «Я хочу, чтобы рабочий класс за все свои страдания и лишения получил бы награду, видя своих детей прекрасными». В Москве она открыла очередную школу танцев для детей.

Когда Айседоре было всего два года от роду, в их доме случился пожар, и девочку из окна выбросили на руки полицейскому. С той поры языки алого пламени стали для Дункан неким символом жизни и смерти. Она часто выступала на сцене с огромным алым шарфом, создавая им образ сполохов огня. Теперь в советской России этот шарф стал еще и символом революции. Она танцевала на сцене Большого театра под «Интернационал», а из бывшей царской ложи ей рукоплескал Ленин. Пройдет несколько лет, и алый шарф завяжет на жизни Дункан свой последний узел.

В Москве немолодая уже танцовщица познакомилась с юным и очень популярным русским поэтом Сергеем Есениным. И хотя они не знали языка друг друга и общались через переводчика, но вспыхнула страстная любовь, которая закончилась официальным браком — первым в жизни Дункан. Но и эта любовь просуществовала недолго. Поэт, как известно, сильно пил, они часто ссорились, в конце концов, он прислал ей телеграмму: «Я люблю другую, женат, счастлив». Когда через два года Есенин погиб (по официальной версии он покончил жизнь самоубийством) и Дункан узнала об этом уж в Европе, то сказала: «Я рыдала и страдала из-за него так много, что он исчерпал все мои возможности для страдания». При том Айседора Дункан поступила очень благородно — все права на гонорары Есенина она отдала матери и сестрам поэта, хотя, как вдове, они полагались ей.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

 

В те годы сама Дункан очень нуждалась, ей было почти 50 лет, с былой грацией и былым успехом она танцевать уже не могла. К тому же она повсюду, где только можно, открывала школы танца для детей, которые затем обычно быстро закрывались из-за отсутствия средств. Только московская школа танца на Пречистенке просуществовала два десятилетия, благодаря поддержке правительства. Руководила школой ученица и приемная дочь Айседоры — Ирма Дункан.

…О последних днях великой танцовщицы известно немного. Среди ее последних мужчин называют русского пианиста-эмигранта Виктора Серова, который был ее вдвое младше. Она страшно ревновала его и даже хотела однажды покончить жизнь самоубийством. Но через несколько дней после этого судьба распорядилась иначе. Отправляясь на прогулку в открытом автомобиле, Айседора Дункан повязала свой любимый алый шарф с длинными концами. Машина тронулась с места, шарф попал в ось колеса, затянулся и задушил Дункан. Произошло это ясным осенним днем 14 сентября 1927 года.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Похоронена великая танцовщица и женщина необычной трагической судьбы на знаменитом парижском кладбище Пер-Лашез.

Как жила Айседора Дункан, американская танцовщица зажигавшая с Есениным

Интересные факты

Рассмотрев жизненный и творческий путь Айседоры Дункан, предлагаем в завершение познакомиться с некоторыми любопытными фактами из ее жизни:

  • Принято считать, что во много благодаря ей женщины прошлого века отказались от неудобных корсетов, вызывающих проблемы со здоровьем. Танцовщица вдохновила дизайнера Поль Пуаре на создание коллекции туник и свободных платьев-рубашек.
  • Парис Юджин Зингер, один из возлюбленных Дункан, помогал ей финансово и даже взял на себя содержание одной из школ Айседоры, в Грюневельде, где искусству танца обучалось 40 детей.
  • Танцовщица была ярой противницей официального брака, полагая, что он лишает женщину свободы.
  • Получив приглашение советской власти открыть в России танцевальную школу, Айседора согласилась не раздумывая.

У нее не осталось последователей, поскольку целостной системы движений танцовщица не создала, она всегда выражала в танце то, что было у нее на душе, а это гораздо больше, чем просто па, это было само восприятие жизни. Подражать этому невозможно, поскольку восхитительный танец шел из глубины души Айседоры.