Тайны бога Гипноса

История представлений о сути сна уходит в глубокую старину. Потаенных чар древнегреческой богини ночи Нюкты боялся сам громовержец Зевс. Ее силу умножали сыновья-близнецы — бог сна Гипнос и бог погибели Танатос. Они не случаем названы близнецами — погруженность в сон и уход в мир нескончаемого покоя виделись старым грекам как схожие состояния. Не наименьшим нимбом преклонения был окружен бог сновидений Морфей — разгадыванием его потаенных посланий, получаемых людьми во время сна, занималась особенная каста дельфийских жрецов-предсказателей.

Суть сна и сновидений многие века занимала философов и психологов. Зависимо от собственных мнений они понимали сон либо как магическое состояние, либо как специфическую мозговую деятельность. В древнеиндийском эпосе «Упанишады», сделанном за тыщу лет до нашей эпохи, уже говорилось о 3-х формах существования — бодрствовании, сне глубочайшем и сне со сновидениями. Аристотель расценивал сон как некоторое пограничное состояние «между жизнью и не жизнью». Большой вклад в осознание сути сна занесли российские ученые И.М. Сеченов и И.П. Павлов. Последний, определяя сон как «разлитое корковое торможение», рассматривал его как один из важных вопросов в исследовании высшей нервной деятельности человека.

Таким макаром, сон понимался исследователями двойственно: и как естественный физиологический процесс, и как проявления глубинной работы подсознания. И по-другому быть не могло, потому что в значении «сон» представлены различные стороны людского существования. Чтоб дифференцировать их, было принято рассматривать раздельно сон — как восстановительный процесс и сновидения — как отображение каких-либо образов во сне.

И неспешный, и резвый

Исследованием сна как явления занимается наука, именуемая сомнологией. При этом пионером в экспериментальной сомнологии была российская исследовательница М.М. Манасеина. Она 1-ая в 80-е годы XIX века начала проводить опыты на лабораторных животных. Но потому что в то время еще не было соответственной аппаратуры, способной регистрировать процессы, происходящие в мозге во время сна, научное доказательство ее исследованиям было получено исключительно в середине прошедшего века, с внедрением способа длительной полиграфической регистрации состояния спящего. Данный способ соединяет воединыжды запись биоэлектрической активности мозга (электроэнцефалография), активности мускул (электромиография), также движений глаз (электроокулография). Он позволил выявить не только лишь то, что во время сна в организме происходит огромное количество видимых и невидимых процессов (только движений тела здоровым человеком совершается до 60 за ночь), да и сделать внезапное для ученых открытие: оказывается, сон неоднороден, он состоит из нескольких многофункциональных состояний, чередующихся в серьезной последовательности. А именно, южноамериканский физиолог Н. Клейтман открыл наличие в жизни человека полуторачасового био ритма, определяющего деньком чередование сонливости и бодрости, голода и жажды, а ночкой — смену фаз неспешного — либо обыденного, без сновидений, сна, и резвого — либо парадоксального сна, со сновидениями. Было найдено, что в течение полутора часов происходит повторяющаяся смена разных стадий сна, составляющая один цикл. Снутри этого цикла выделяют 4 стадии неспешного сна, для которых типично постепенное нарастание его глубины, и один период совсем отличающегося от их по своим качествам резвого сна.

Так, 1-ая, самая маленькая стадия неспешного сна — это переход от бодрствования к дремоте, во время которого в мозге человека проскальзывают отрывочные, лишенные чувств мысли, создающие типичное чувство «уплывания». 2-ая, более презентабельная по времени (до 50% продолжительности всего ночного отдыха), — так именуемый поверхностный сон. И хотя в этой фазе психологическая деятельность носит фрагментарный нрав, все же это реальный сон, с уникальной работой мозга, отражаемой на электроэнцефалограмме возникновением типичных «веретен» и так именуемых «К-комплексов». Через 20—30 минут спящий, погружаясь в глубочайший неспешный сон, заходит в третью, а потом и в четвертую его фазы, называемые «дельта-сон» поэтому, что на ЭЭГ возникают выраженные неспешные волны, похожие на эту греческую буковку.

Обычно людям, разбуженным во время такового неспешного сна, кажется, что он был очень маленьким и не очень глубочайшим. По сути функция всех фаз неспешного сна, занимающего у здоровых людей более 2/3 времени всего ночного отдыха, очень принципиальна: исследовательскими работами установлено, что в эти моменты идет восстановление биохимического равновесия мозговой ткани и активизация управления внутренними органами. Например, в период «дельта-сна» в организме усиливается синтез белков, происходит деление клеток, идет выработка неких актуально принципиальных гормонов, в том числе и гормона роста. Может быть, вот поэтому малыши во время сна летают… После пребывания в течение 30—40 минут в «дельта-сне» спящий, обычно, ворачивается на куцее время во вторую стадию, а позже, изменив положение тела, в первый раз погружается в резвый (феноминальный) сон, что сразу проявляется конфигурацией рисунка на электроэнцефалограмме — волны с высочайшей амплитудой и неспешной активностью сменяются низкоамплитудными с резвым ритмом. Н. Клейтман именовал открытый им сон феноминальным поэтому, что задумывался, как будто это некоторое вторжение устройств бодрствования в период глубочайшего сна. Полное же разъяснение феномена резвого сна отдал другой выдающийся сомнолог, французский ученый Мишель Жуве. В процессе огромного количества опытов он обосновал, что феноминальный сон — это не сон в его обычном осознании и не бодрствование, а особенное, третье состояние организма. Феномен этот проявляется в полном расслаблении мускул тела и в то же время резвом движении глаз, отлично приметном через закрытые веки. Не считая того, у спящего наблюдаются так именуемые вегетативные «бури» — увеличение кровяного давления, сердцебиение, неравномерность пульса и дыхания, подергивание мускул лица, рук и ног.

Сны и сновидения

Связь меж нравом сновидений и состоянием психики явна — при неврозах и переживаемых стрессах они более интенсивны и поболее тревожны, структура их труднее, сюжеты фантастичнее, чем у здорового человека. Что все-таки касается интерпретации сновидений, то в этой области ценность держат психотерапевты, и сначала Зигмунд Фрейд, чья книжка «Толкование сновидений», вышедшая в свет в 1900 году, стала «библией» зания пути в безотчетное средством анализа сновидений. В ней Фрейд выложил психоаналитические представления о функциях сновидений и принципы их толкования. Фрейд считал, что источником сновидений служат сокрытые сексапильные и брутальные влечения человека, которые он и удовлетворяет в таковой символической форме. Его ученик и более выдающийся психолог Карл Юнг рассматривал их функции еще обширнее: по его воззрению, во сне, кроме знаков «индивидуального подсознания, наблюдается и коллективное подсознание», а поэтому сновидения необходимо рассматривать как момент жизни, над которым владычествует безотчетное, погружая человека в параллельную действительность.

«Штаб-квартира» Морфея

За счет какой нейрохимии происходит чередование стадий сна? Каковы механизмы, включающие неспешный и феноминальный сон? Эти и многие другие вопросы занимают пристальное внимание ученых, изучающих нейрофизиологические, биохимические и филогенетические нюансы сна. Всего пару лет вспять был определен «центр сна», который находится в глубине мозга, в области фронтального гипоталамуса. Он содержит особенные нейроны, выделяющие главное тормозное вещество мозга — гамма-аминомасляную кислоту. Эти нейроны ослабляют деятельность собственных активирующих «коллег», что содействует погружению в неспешный сон. У парадоксального сна свой «штаб» управления, расположенный в задней части мозга, основным его хим передатчиком сигналов служит медиатор (ацетилхолин), обеспечивающий активность клеток коры мозга в сновидческой фазе. Ученые убеждены, что в феноминальном сне активно перерабатывается информация, приобретенная в предыдущем бодрствовании и хранящаяся в нейрологической памяти, в том числе и генетическая информация. Но каким образом? На этот вопрос ответа пока нет. Величавый сомнолог XX века Мишель Жуве, будучи уверенным, что сон является квинтэссенцией актуальных процессов в мозге, увидел: «Кто откроет тайну сна, тот узнает тайну мозга».

«Болезни» сна

По норме, для восстановления организма требуется 4—6 циклов с чередованиями неспешного и резвого сна, в среднем 6—8 часов. Хотя встречаются люди, которым довольно проспать еще меньше. О собственной возможности наслаждаться 4—5 часами сна в одном из интервью гласила Маргарет Тэтчер. Психологи оценивают короткоспящих людей как энергичных, принципиальных, социально приспособленных людей, а долгоспящих — как тревожных индивидуалистов, озабоченных своими неуввязками. Вобщем, если сослаться на пример спавшего около 10 часов Альберта Эйнштейна, то такая черта может вызвать сомнения.

Практически у половины обитателей планетки отмечаются разные нарушения сна, приводящие к ухудшению состояния здоровья. Плохой сон оборачивается большенными экономическими потерями. Так, а именно, в США подсчитано, что из-за нарушений сна у 36% взрослых янки каждогодние утраты составляют 6 миллиардов. баксов. Вот поэтому усилия армии сомнологов ориентированы на исцеление расстройств сна. В Рф 1-ый и самый мощнейший в стране сомнологический центр на базе кафедры неврологии ФППО ММА имени И.М. Сеченова сделал невролог действительный член РАМН Александр Моисеевич Вейн. Он не только лишь изучил конкретные нарушения сна, да и изучал их нрав зависимо от генетических особенностей либо при соматических заболеваниях. При всем этом выяснилось, что исцеление многих заболеваний, в том числе сердечно-сосудистых, желудочно-кишечных и нервных, не может считаться удачным, если не учесть связи их развития с нарушениями сна и не пробовать сразу устранять их. Так какие же нарушения сна более всего всераспространены сейчас? Это сначала бессонница — посреди профессионалов ее принято именовать инсомнией, так как беспристрастно без сна не может обойтись ни один человек. Под инсомнией предполагают или невозможность уснуть, или нередкие пробуждения посреди сна, что, конечно, приводит к разбитости, вялости, понижению работоспособности и качеству жизни человека в целом. Предпосылкой инсомнии являются стрессы, неврозы, разные соматические и психологические заболевания, также работа по сменам, долгие авиаперелеты и неизменное интеллектуальное перенапряжение. Исцеление бессонницы многие привыкли связывать с потреблением снотворных препаратов, сейчас обитатели планетки раз в год принимают млрд пилюль. Но, невзирая на их обилие, эти препараты далеки от придания сну естественного состояния — они уменьшают бодрствование и делают лучше засыпание, но не восстанавливают глубочайшие стадии неспешного сна, равно как и резвый сон, другими словами не помогают решить главные задачки. Кроме этого, снотворные препараты имеют и побочное действие, а конкретно эффект привыкания. Ряд снотворных обладает наркотическим действием, из-за чего в Рф они определены медикаментами серьезной отчетности и продаются только по рецепту, что, очевидно, понижает доступность этих средств для людей, желающих сделать лучше с помощью их собственный сон. Потому везде идет работа по созданию более действенных и наименее вредных препаратов. А именно, многообещающим является исследование неких пептидов (препаратов, выделенных из организма животных либо их искусственных аналогов). Такую работу в нашей стране ведет доктор био наук В.М. Ковальзон. В процессе тестов на зайчиках и крысах ему удалось обосновать, что введение даже маленького количества этих веществ приводит к повышению неспешного сна без нарушения его структуры. Очень принципиально, что действие этих пептидов на сон носит мягенький, модулирующий нрав и коренным образом отличается от эффекта снотворных фармакологических препаратов, которые до сего времени создают на базе чуждых нашему организму веществ.

Другое нарушение — это гиперсомния, другими словами сонливость. Она часто является следствием отвратительного ночного сна, хотя есть редчайшая форма заболевания, когда вне зависимости от того, сколько удалось подремать, у человека существует завышенная потребность в сне — до 10—12 часов в день.

Довольно редчайшей патологией, характерной приемущественно детям, является снохождение, либо сомнамбулизм, но оно, обычно, в период созревания проходит и потому не является суровой неувязкой для сомнологов.

Зато несчастный храп их очень тревожит. И не только лишь поэтому, что он стал притчей во языцех для многих брачных пар, а поэтому, что в сомнологии связывается с суровым болезнью — синдромом обструктивного апноэ (неожиданная остановка дыхания во сне, которая в тяжеленной собственной форме может доходить до 1,5—2 минут). На фоне гипертонии, ишемической заболевания сердца, стенокардии, расположенности к инфаркту либо инфаркту такое прерывание дыхания может привести к роковому финалу. Как выяснить, связан храп с этой патологией либо является следствием обычных обстоятельств — естественного понижения мышечного тонуса глотки либо мягенького неба, искривления носовой перегородки либо полипов? Близких, прислушивающихся к храпу члена семьи, должно заставить задуматься прерывание вибрирующего звука, не связанное с переменой позы спящего. Но, естественно, беспристрастно в домашних критериях нереально оценить, есть ли у такового человека синдром апноэ. Это в состоянии сделать только в сомнологическом центре. Исцеление проводят зависимо от обстоятельств храпа, которые очень многообразны. В самых легких случаях довольно бывает похудеть либо расстаться с сигаретой — лишний вес и вызываемое курением хроническое воспаление глотки нередко содействуют возникновению храпа. Либо отрешиться от снижающих тонус глотки транквилизаторов и алкоголя, в особенности перед сном. В качестве обычных средств борьбы с схожими состояниями можно также поднять кровать со стороны изголовья, пришить на спине карман с теннисным мячом, чтоб не поворачиваться на спину, либо же часто делать упражнения, помогающие укрепить мускулатуру горла и глотки. Используются также разные приспособления, усиливающие тонус неба, которые вставляются в ротовую полость. Но если предпосылкой храпа и апноэ являются анатомические недостатки, проводят хирургическую операцию, лазерную либо криопластику. Но при томных формах заболевания, когда у человека существенно усугубляется сон (количество пробуждений может доходить до 100), понижаются характеристики дыхания, появляется утренняя гипертония, развиваются заболевания сердца, единственным средством исцеления является способ CPAP — создание положительного давления в дыхательных путях при помощи специального прибора. Он просто «раздувает» дыхательные пути, что сразу упрощает дыхание и стопроцентно устраняет от храпа и апноэ.

Заглядывая в будущее

Разгадывание «вещих» снов было всераспространено с глубочайшей древности. Еще во II веке грек Артемидорус составил 1-ый заслуживающий внимания сонник, в каком истолкование снов выполнялось в согласовании с видом, нравом, именованием и соц положением человека. Сейчас выходит сонм изданий такового рода, в США выпускаются даже публичные журнальчики сновидений. Дело каждого — веровать «сонникам» либо нет, но нелишне вновь сослаться на слова Юнга: «Абсолютной тупостью является вера в существование готовых, систематизированных справочников по истолкованию снов, в которые можно просто заглянуть и найти хоть какой определенный смысл. Ни один образ из сна не может быть разделен от той личности, которой этот сон приснился…»

Другое дело — творческие озарения, приходившие к поэтам, ученым, изобретателям. Общеизвестно, что конкретно во сне Д.И. Менделеев смог упорядочить Повторяющуюся систему хим частей, А. Эйнштейна осенила идея о связи меж местом и временем, Нильс Бор «увидел» структуру атома, а Флеминг — формулу пенициллина. По воззрению А.М. Вейна, такие озарения вероятны, так как сновидения делают условия для самопогружения, подсознательной проработки инфы, над которой творческий человек активно размышлял в состоянии бодрствования. Есть мировоззрение, как будто такие плодотворные сновидения можно научиться вызывать осознанно, правда, если человек способен запоминать сны. Но этому можно и научиться. Вот одно из упражнений, помогающее «поймать» увиденное до того, как в переходе от фазы резвого сна к бодрствованию посланный подсознанием образ пропадет навечно. Перед сном дайте для себя установку, что просыпание должно быть очень сознательным. Попробуйте по-настоящему прочуять процесс перехода от сна к бодрствованию. Непременное условие для этого — пробудиться не по сигналу будильника, а без помощи других, чтоб не «спугнуть» сновидение и иметь возможность обдумывать все чувства переходного момента. Почувствуйте себя чуть-чуть охотником, который опасается спугнуть дичь. Продолжая лежать, не меняя положения тела, задумайтесь о том, что вам снилось. Если выплыл только один образ, запомните его, а потом попробуйте вернуть все сновидение. Не уделяйте много внимания сюжету, потому что могут потеряться принципиальные детали образов. Лучший вариант — описание образов изнутри, через ваше их восприятие.

Валентина Ефимова

Комменты профессионалов

Ведущий научный сотрудник института заморочек экологии и эволюции РАН, доктор био наук В.М. Ковальзон:

В человеке от природы заложена потребность в неизменном чередовании периодов бодрствования и отдыха — не только лишь ночкой, да и деньком. Современный ритм жизни с его ночными сменами, неизменным шумом, поздними передачами, и сначала множеством электричества в ночное время (так именуемый «эффект Эдисона»), не позволяет воплотить эту естественную потребность. К слову, «гормон сна», мелатонин, который также служит регулятором других важных процессов в организме, в том числе, к примеру, препятствует развитию рака груди у дам, может выделяться исключительно в мгле. Так как восполнение телесных сил лучше происходит в периоды глубочайшего неспешного сна, то он и наступает скоро после того, как человек укладывается спать, другими словами в первую половину ночи. В период бодрствования био ритмы напоминают о для себя приступами дневной сонливости, расслабленности и рассеянности. Естественно, у каждого из нас своя персональная частота пиков сонливости, но если обобщить данные, то можно считать, что человек, пробудившийся в 7 утра, 1-ый раз испытывает наисильнейшую потребность в отдыхе около 12 часов денька, а 2-ой раз — около 16 часов. Ночкой такие пики наступают около 1 часа ночи и 5 утра. Довольно вспомнить, что и Чернобыльская трагедия произошла около часа ночи, приблизительно в это время затонул теплоход «Адмирал Нахимов» и случилась катастрофа на американской АЭС на Тримайл-Айленде.

Анализ схожих фактов был изготовлен специальной комиссией, сделанной по указанию президента США в конце 1980-х годов. Он показал, что большая часть техногенных катастроф, связанных с так именуемым «человеческим фактором», тяготеет к определенным часам по местному времени. Этот классный вывод породил реальный бум биоритмологии и сомнологии в мире и активное создание способов, помогающих корректировать ритм работы операторов атомных станций, авиадиспетчеров, машинистов поездов и представителей других профессий, связанных с угрозой аварий. Сейчас понятно, что деятельность человека в критериях научно-технического прогресса просит серьезного соблюдения гигиены сна. Эти трудности находятся в центре внимания членов Евро, Азиатского и Глобального общества сомнологов в различных странах. Например, исключительно в США работает около 1 500 клинических сомнологических центров. К огорчению, в Рф совершенно другая картина — у нас существует всего несколько мед центров, мастерски занимающихся нарушениями сна.

Доктор кафедры неврологии ФППО с курсом сомнологии

ММА имени И.М. Сеченова Г.В. Ковров:

Вразвитии инсомнии и гиперсомнии — бессонницы и завышенной сонливости провокатором в большинстве случаев служит стресс, даже если он был, например, годом ранее. Стресс делает предпосылку к тому, что механизм психологической адаптации человека когда-нибудь сломается, повредив при всем этом структуру сна. У академика Вейна есть образное определение того, что «сон — это подъем и спуск по лестнице с различной скоростью движения, зависящей от личных черт личности». Разобраться в настоящих причинах нарушения этого «движения» сумеет только спец. Ведь, как указывает практика, нарушения сна всегда носят вторичный нрав и являются отражением психологического неблагополучия людей. По нашим данным, необходимость в сомнологе выявляется у 45% нездоровых с инсомнией, другими словами у 20% населения. Спецы учат пациентов аутотренингу, средством которого можно научиться держать под контролем свое самочувствие и отвлекаться на психическую саморелаксацию, которая способна не только лишь повысить качество сна, да и сделать более плодотворным бодрствование. Широкие способности представляет физиотерапия, в том числе фототерапия (воздействие броским светом на определенные зоны мозга). Не считая того, в Столичном сомнологическом центре разработан очень действенный нейрофизиологический способ, нареченный «музыкой мозга». Сущность его в том, что биотоки мозга при помощи особых компьютерных программ преобразовываются в музыкальные мелодии. Прослушивание их в критериях расслабленного бодрствования содействует снятию стрессов, исцелению неврозов и психологических болезней, в том числе инсомнии и других нарушений сна. Усилить эффект безлекарственных способов можно средством внедрения фитотерапии. При этом я советую не брать готовые чаи, а брать травки, владеющие успокаивающим эффектом, и заваривать их самому.

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x