Эффект подобия

Конкретно со времени этого опыта началась история гомеопатии (от греческого homoios — схожий и pathos — болезнь) — особенной системы, гласящей, что ожоги нужно вылечивать теплом, от рвоты давать рвотное, а от мигрени — вещества, ее вызывающие.

Вот уже в протяжении 2-ух веков, то затухая, то разгораясь, ведутся бесконечные споры вокруг крохотных шариков с микроскопичным содержанием фармацевтических средств, в каких иногда нет ни единой молекулы начального вещества — только «память» о нем.

Одни считают гомеопатию лженаукой, а Ганемана шарлатаном, морочившим голову наивным клиентам, другие лицезреют в основателе медицины малых доз величавого доктора, указавшего единственно верный путь исцеления нездоровых.

…А сначала XIX века в центре Парижа, на площади, расположившейся неподалеку от вокзала Святого Лазаря, практически каждый денек выстраивались в длинноватую очередь кареты, а их обладатели стремились во что бы то ни стало попасть на прием к модному тогда медику Ганеману. В числе его пациентов были и политики, и писатели, и люди света.

Во Францию Ганеман обязан был перебраться из Германии. На родине он числился полностью преуспевающим доктором, но только до того момента, пока не обнародовал свои гомеопатические идеи, вызвавшие очень резкое неприятие германского мед общества. Вобщем, сомнения по поводу того, что медицина и фармация движутся по неверному пути, существовали у Ганемана за длительное время до официального разрыва. Дело в том, что в XVIII и даже XIX веках во докторской практике обширно использовались как непонятные лекарства типа ртути, так и другие малогуманные методы врачевания, к примеру кровопускание. Стопроцентно разочаровавшийся в схожих способах исцеления, Ганеман отказался от мед практики, а на жизнь решил зарабатывать переводами литературы по химии, фармации, медицине, благо обладал семью языками.

Работая в 1790 году над переводом книжки У. Куллена «Лекарственные вещества», он натолкнулся на описание параметров коры хинного дерева и ее воздействия на человеческий организм. В итоге Ганеман, забросив переводы, на длительных 6 лет перевоплотился в затворника, проводя бессчетные опыты. В 1805 году он начал выступать в печати, публикуя статьи, в каких формулировались постулаты новейшей теории. Тогда же в первый раз появился и термин «гомеопатия». А в 1810 году Ганеманом была размещена книжка «Органон оптимального докторского искусства», до сего времени остающаяся основным учебником для гомеопатов всего мира.

Обозначая собственный способ мед логикой и считая себя последователем Гиппократа, Ганеман рассматривал здоровье как равновесие «жизненных сил/соков», а болезнь — как доминирование одной из «сил/соков». На основании этого он представил, что если организм начинает биться с заболеванием, то задачка доктора — пробовать не обезвредить «захватчика», а попасть в резонанс с организмом, разбудив «живительную силу», способную вытеснить «неприятеля» с оккупированной местности. И ах так раз для этого нужно использовать такие препараты, которые у здорового человека вызывают симптомы, подобные заболевания. Обычная же (аллопатическая) медицина, в отличие от гомеопатии, действует по принципу «contraria contrariis» — другими словами обратное лечится обратным. Тут доктор старается отыскать средство, способное ослабить либо убить болезнь, а означает, при высочайшей температуре нужно жаропонижающее средство, а при поносах — закрепляющее.

Гомеопаты считают, что аллопаты, снимая болезненные симптомы в одном органе, не учитывают работы всего организма в целом. А если при помощи фармацевтических средств равновесие все-же удается установить, то поддерживать его уже приходится искусственно, ведь в данном случае болезнь из острой формы перебегает в приобретенную.

Не считая того, исходя из убеждений гомеопатии разделение докторов по узеньким «отраслям» — на кардиологов, терапевтов, гинекологов либо урологов — вообщем неправомерно. Ведь если пациент сетует на боль в суставах после приема назначенных препаратов, а в процессе исцеления у него внезапно заболевает сердечко — это отчетливый знак того, что лечущее средство вначале подобрано некорректно. То, в каком порядке должны исчезать симптомы заболевания при «правильном» исцелении, установил последователь Ганемана Константин Геринг.

Во-1-х, от центра к периферии тела. К примеру, если нездоровой сетовал на боль в плечевом суставе, а после приема гомеопатического продукта у него захворали более маленькие суставы, то так оно и должно быть.

Во-2-х, сверху вниз. Если сыпь с лица перебежала на руки — это нормально, а если ее «перекочевка» происходит в оборотном порядке, то доктор ошибся.

В-3-х, от актуально принципиальных органов к наименее принципиальным: давление пришло в норму, а суставы захворали.

В-4-х, в порядке, оборотном возникновению: симптомы, показавшиеся первыми, должны исчезать последними. При выздоровлении у пациента вроде бы «прокручивается» вся история его заболевания, исключительно в оборотном порядке.

Посреди гомеопатов существует сказка, гласящая, что один нездоровой много лет обязан был отрешаться от исцеления поэтому, что не мог отыскать 3-х докторов, которые поставили бы ему однообразный диагноз, соответственно, любой из медиков рекомендовал собственный метод исцеления. Тогда и ему порекомендовали обратиться сходу к 20 гомеопатам. Они все, узнав о симптомах заболевания, независимо друг от друга прописали злосчастному один и тот же продукт. Сущность этой притчи состоит в том, что в гомеопатии диагнозы не ставятся вообщем. Обратимся к «Органону»: «Нет ни мельчайшей нужды доискиваться, было ли когда на свете что-либо схожее под тем либо другим заглавием… Доктор всегда обязан иметь в виду, что очевидное проявление каждой заболевания, находящейся перед его очами, есть нечто неизвестное и новое для него, почему должен это проявление рассматривать самым четким и верным образом».

Ганеман был убежден, что инспектировать то, как действуют гомеопатические препараты, можно лишь на человеке здоровом, идеальнее всего — на докторе, чтобы хорошо отследить каждое изменение, происходящее в организме. Сам он обрисовал около 60 веществ, а его последователи апробировали их уже около 3 000. Справедливости ради нужно сказать, что не все опыты заканчивались безвредно. Так, к примеру, Константин Геринг, экспериментировавший с ядом гремучей змеи лахезиз, чтоб осознать его действие, воспринимал очевидно не гомеопатические дозы и в итоге оказался наполовину парализованным.

За двухсотлетнюю историю гомеопатия не раз переживала и взлеты, и падения. Особо мощнейший толчок в развитии «новая медицина» получила после эпидемии холеры, охватившей Европу в 1830—1831 годах. В то время при обыкновенном лечении из 100 заболевших гибли 50 — 60 человек, а при гомеопатическом — 10 — 17.

Из столицы Франции гомеопатия начала распространяться по всему миру. Она очень удачно развивалась в Америке — уже сначала XIX века там практиковали 10-ки тыщ врачей-гомеопатов. Правда, торжество гомеопатии не продлилось там длительно — официальная медицина объявила юный сопернице войну и достигнула того, что дипломы, выдаваемые врачами-гомеопатами, числились документами второго сорта. Гомеопатические колледжи стали равномерно запираться, и уже к концу 30-х годов прошедшего века гомеопатов в США остались единицы. Старенькый Свет оказался еще более ограниченным. Английская царская семья, к примеру, до сего времени предпочитает гомеопатию обычным способам исцеления. А вот в Германии последователям Ганемана до сего времени приходится тяжко. Там на прием к ним можно попасть только после того, как опробованы официальные способы исцеления. Врач-гомеопат может лишиться лицензии, если станет понятно, что он провел первичный прием пациента. А в Индии, к примеру, после удачного исцеления президента Джавахарлала Неру медицина малых доз вышла в ранг официальной.

В Россию учение Ганемана пришло в 20-х годах XIX века. О нем санкт-петербургскому докторскому кругу в 1824 году в первый раз сказал прибывший из Германии доктор Адам. Он был отлично знаком с Ганеманом и, увлекшись его мыслями, испытывал на для себя действие многих фармацевтических веществ. Очередной германский доктор, Шеринг, использовал гомеопатические способы в госпитале кадетского Морского корпуса и временами докладывал императору Николаю I об удачных результатах, хотя широкого внедрения этих способов не рекомендовал, видимо, из осторожности. В 1826 году по приглашению княгини Голицыной в Петербург приехал лейпцигский гомеопат доктор Герман, скоро ставший семейным доктором не только лишь Голицыных, да и Остерманов-Толстых, адмирала Мордвинова, также других авторитетных семей Петербурга. В период царствования Николая I раскрылись 1-ые гомеопатические аптеки в Петербурге, Москве, а потом в Риге и Киеве.

По домашним лечебникам, таким, как изданный В. Дерикером «Народный лечебник, общедоступное управление к использованию ординарными домашними и гомеопатическими средствами», лечились учителя, священники, домохозяйки. Из «шариков» была составлена аптечка декабристов. Православное духовенство тоже относилось к гомеопатии благорасположенно. Поборником новейшей медицины ялялся создатель «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Даль. В 1898 году при содействии Петербургского благотворительного общества последователей гомеопатии была открыта 1-ая поликлиника.

В 1938 году гомеопатическое общество было закрыто, а многие докторы арестованы. Спустя 20 лет запрет был снят, но уже в 1968-м вышел приказ Минздрава СССР, запрещающий преподавание гомеопатии и издание специальной литературы. Окончательная реабилитация медицины малых доз произошла в нашей стране всего 6 годов назад, и сейчас почти все приходится начинать с нуля.

Лекарства

Гомеопатические препараты готовятся из минералов, растений, животных тканей и выделений организма человека. Спиртовые настойки потенцируются, другими словами разбавляются. Разведение 1:10 обозначается D1. Если в такую каплю добавить девять капель спирта, то получится разведение в 100 раз большее. При потенцировании D30 выходит, что ни одной молекулы начального вещества в растворе нет, а препараты все же действуют.

Современные физико-химические исследования проявили изменение параметров растворителя, которое позволяет сохранить отпечаток растворенного вещества в коллоидном состоянии — «память воды», которая и передает организму подходящую информацию. При этом, чем выше степень разведения, тем посильнее действует продукт на организм, что разъясняется переходом вещества в отменно новое состояние. Разработка гомеопатических шариков такая: фармацевтическая масса смешивается с молочным сахаром и прокручивается на центрифуге, позже на горошинки наносится разведенный продукт. Стоит сказать, что гомеопатические препараты далековато не безобидны. Некорректно подобранный гомеопатический продукт с несоответствующей потенцией приводит к таким последствиям, поправить которые бывает очень трудно.

Гомеопатические ошибки можно поправить только гомеопатией.

Воздействие гомеопатического лекарства, не считая состава и дозы, определяется к тому же тем, встряхивается ли продукт при изготовлении и сколько раз. Это может делаться как вручную, так и с помощью специальной центрифуги

Чтоб диагностировать аллергию у пациентки, врач-гомеопат проводит тест ВЕГА (тест на вегетативный рефлекс, при котором измеряется концентрация определенных компонент в теле пациента). Мелкие пробирки содержат гомеопатические препараты с естественными выделениями тела человека. При помощи прибора доктор считывает информацию из пробирки и ассоциирует ее с показателями определенных точек на теле пациентки. Обычно этот способ применяется, чтоб узнать природу недомогания пациента. После чего может быть предназначение приема фармацевтических средств.

Татьяна Яковлева-Устинова

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

x