Привычка прививать

Когда через полтора месяца Джеймса заразили натуральной оспой, ребенок не захворал. Но история вакцинации начинается еще ранее. На Востоке содержимое пустул (гнойничков) нездоровых средней тяжести втирали в кожу предплечья. В XI веке китайские врачи вкладывали оспенные струпья в ноздри, а черкесы и грузины делали уколы иголками, смоченными в воды оспенных язв. Вобщем, до сего времени не прекращаются споры о том, необходимы ли прививки человеку.

Обмен заболеваниями

В Старой Греции и Риме оспы не было. Можно сказать, что эту ужасную болезнь «подарил» Европе технический прогресс. В древности путники, заболев в пути, или погибали, или, переболев, становились безопасными для окружающих, потому что инкубационный период той же оспы продолжается 12 дней. За такое время странники просто не успевали добираться до места. Ситуация поменялась в V—VI веках, когда появились быстроходные парусные суда, которые и содействовали ее распространению. В итоге в Средние века оспой болели уже так нередко, что дама, у которой на лице не было отметин, числилась кросоткой. Точно так же просочились в Европу и другие чисто азиатские заболевания — чума, холера, гепатит, грипп.

В эру Величавых географических открытий эпидемии перешли в Америку. В 1521 году посреди экипажа испанского судна под предводительством Эрнана Кортеса оказался нездоровой боец, от которого заразилось несколько мексиканцев, и в течение следующих пары лет от оспы умерло около 3,5 миллиона краснокожих. Конкретно это болезнь считается виновником смерти цивилизации майя, оспа также фактически стопроцентно убила племена алиотов.

В течение последующих 4 веков эпидемии в Америке случались чуть ли не каждый год. Большую лепту в распространение оспы занесли и работорговцы, привозившие на ее местности зараженных рабов.

В свою очередь, пересекшие океан европейцы на берегах Центральной и Южной Америки и Африканского материка заражались желтоватой лихорадкой. Желтоватой она называлась поэтому, что после того, как у заболевшего резко подымалась температура и начинался сильный озноб, его кожа желтела. Эта болезнь была более смертоносной, чем оспа, — большая часть инфицированных дохнуло. Кстати, желтоватую лихорадку еще называли «Желтым Джеком». Это словосочетание пошло от всераспространенного в народе наименования британского морского флага — «Юнион Джек». Все знали, что, когда на судне возникал хоть один нездоровой, команда вывешивала на мачте желтоватый флаг — признак неудачи. По свидетельству историков, в числе первых пострадала команда знаменитого пирата Фрэнсиса Дрейка. 300 боец и матросов были похоронены в Атлантическом океане около 1-го из островов Зеленоватого мыса — острова Святого Томаса. Не исключено, что и легенда о Летучем голландце родилась из-за желтоватой лихорадки: не пострадавшие члены экипажа могли в панике покинуть «заразный» корабль.

Странноватые эпидемии

В истории медицины не считая описаний отлично узнаваемых болезней сохранились также свидетельства о очень таинственных недугах, возникавших вроде бы из ниоткуда, охватывавших достаточно необъятные местности, а потом безо всяких следов исчезавших. К примеру, в конце ХV века, во времена правления династии Тюдоров, воцарившейся в Великобритании с приходом к власти короля Генриха VII и его французских наемников, обитатели этой страны начали дохнуть от так именуемой «потливой болезни». У заразившихся ею резко подымалась температура, багровело лицо и активно выделялся пот. Но самым увлекательным и не поддающимся объяснению был тот факт, что болезнь эта настигала сначала состоявшихся людей, к тому же взрослые болели еще почаще, чем малыши. В течение нескольких месяцев от «потливой горячки» один за одним скончались три лорд-мэра Лондона. И таких эпидемий было зафиксировано несколько. Последняя, более томная, в 1562 году окутала не только лишь Великобританию, да и огромную часть Европы. Позже таинственная болезнь в один момент пропала и больше никогда и нигде не появлялась.

В 1916-м, во время Первой мировой войны, по Румынии в первый раз проехалась волна летаргического энцефалита. Основным признаком этого заболевания было неодолимое желание спать, при этом деньком. Большая часть заболевших, обычно, также погибали, а у выживших навечно оставались соответствующие подергивания рук и ног. Вспышки летаргического энцефалита временами наблюдались прямо до 1930 года, после этого и эта болезнь пропала.

Скотина — движок прогресса

Сначала XVIII века жена британского посла в Турции Мэри Уортлей Монтегю привезла оттуда на родину способ защиты от оспы методом введения (инокуляции) маленького количества воды из пузырьков на коже нездоровых оспой средней тяжести, втирая ее в предплечье здорового человека. Через какое-то время инокулированный, обычно, заболевал, но стремительно выздоравливал, и после чего ему была уже не жутка ни рядовая оспа (от нее дохнуло до 6% заболевших), ни легочная (уносившая около 45% инфицированных), ни самая ужасная «черная» (убивавшая от 75 до 100% заразившихся). Вобщем, на применение «турецкой защиты» решались немногие: очень велик был ужас захворать «по-настоящему». И все же храбрецы находились, и посреди их были даже венценосные особы.

Так, в 1768 году в Россию для инокуляции Екатерины II и ее отпрыска Павла был вызван британский доктор Т. Димсдаль. После погибели от оспы французского короля Людовика XV этому способу защиты решил подвергнуться его внук Людовик XVI.

Так что мысль прививок — схожее упреждать схожим — витала в воздухе. Ее поймал практикующий доктор Эдуард Дженнер, который увидел, что крестьянки, которые временами заражаются коровьей оспой, никогда не заболевают «человеческой». Вобщем, справедливости ради, нужно увидеть, что некие крестьяне оказались более наблюдательными. Во всяком случае, за 22 года до исторического опыта Дженнера британский крестьянин Джести, к возмущению соседей, заразил коровьей оспой супругу и двоих собственных малышей. У всех троих привитых поднялась высочайшая температура, и к ним пришлось вызывать доктора. Но когда в окружении началась эпидемия оспы, семья Джести совсем не пострадала, хотя и не избегала контактов с нездоровыми. В 1791 году в Пруссии опыт британца повторил голштинский крестьянин Плетт.

Эдуард Дженнер, чтоб еще больше обезопасить функцию вакцинации, начал перевивать коровью оспу от привитых малышей. Вобщем, скоро выяснилось, что таковой способ чреват отягощениями, потому что при нем была опасность побочного инфецирования рожей, сифилисом и другими заболеваниями. Исключительно в 1852 году итальянский доктор А. Негри предложил получать вакцину от привитых телят. А через 6 лет в Великобритании был принят закон, по которому вакцину надлежало готовить в особых институтах, а материал (коровьи корочки и лимфу) следовало обрабатывать глицерином, чтоб уничтожать бактерий. Таковой метод, кстати, изобрел германский бактериолог Роберт Кох, открывший возбудитель туберкулеза.

Куриные истории

Казалось, Дженнеру удалось указать медицине путь, по которому можно идти в предстоящем. Успехи оспопрививания потрясали воображение ученых. Казалось, необходимо приложить еще совершенно малость усилий и все имеющиеся эпидемии будут побеждены. Докторы кидались в самую их гущу, самоотверженно ставили опыты над собой. К примеру, выдающийся русский врач-эпидемиолог Данила Самойлович (Сущинский) испил содержимое созрелого бубона чумы, предложив таким макаром предохраняться докторам, работавшим в чумных поликлиниках. Сам Самойлович (1744—1805) не захворал, но вакцина против чумы была сотворена много позднее. Вобщем, и с остальными «противоядиями» длительное время ничего не выходило. Последующая вакцина появилась только спустя 100 лет и фактически случаем.

Сначала XIX века стало понятно, что те «зверушки», которых следил в окуляр придуманного им микроскопа А. Левенгук, далековато не так безвредны, как казалось на 1-ый взор, и многие из их являются предпосылкой заболеваний и страшнейших эпидемий. В итоге ученые мужи, склонившие головы над микроскопами, стали выявлять все новых и новых возбудителей заболеваний. Посреди их был и химик Луи Пастер. Он уже снискал славу посреди французских виноделов своим открытием, доказавшим, что брожение вызывают бактерии, и вооружил их новыми методами защиты вина. В 1881 году к Пастеру за помощью обратились животноводы: падеж скота, вызванный сибирской язвой и куриной холерой, ставил их на грань разорения. И ученый принялся за работу. В попытках отыскать действенное лечущее средство он заражал подопытных кур, но они как и раньше подыхали. В один прекрасный момент расстроенные помощники сказали ему, что бактерии куриной холеры, оставленные на время каникул в теплом помещении, совсем утратили силу: куры закончили заражаться. Тогда и в голову ученого пришла превосходный гипотеза. Птицам начали вводить поначалу ослабленные бактерии, а потом — обыденные. И куры закончили заболевать.

Сначала мая 1881 года Пастер пригласил на ферму в Пуилье-ле-Фор бессчетных гостей — ученых, политиков, журналистов — и на их очах сделал прививку от сибирской язвы 30 овцам и 5 коровам (столько же животных не были вакцинированы). В конце мая скотину заразили сибирской язвой. Через 2 денька в живых остались только те, что были привиты. Потом российский исследователь Илья Мечников (1845—1916), которого в свою очередь именуют папой иммунологии, так определил принципы Пастера: «Во-первых, необходимо получить разводку данной бактерии; во-2-х, отыскать метод ее достаточного ослабления и, в-3-х, установить степень силы ослабленных культур, подходящую для предохранения от заразы».

В 1885 году Пастером была разработана вакцина от бешенства. Может быть, ученым двигали личные мотивы. Существует версия, что в детстве небольшой Луи увидел человека, укушенного обезумевшим волком. Ужасная картина прижигания места укуса раскаленным железом потрясла Пастера. Но когда он все-же сделал вакцину, то длительно не решался провести опыт на людях и в конце концов решил проверить действие прививки на для себя, но здесь одна дама привезла к нему из Эльзаса мальчугана, искусанного обезумевшой собакой. Терять было нечего: в любом случае ребенок бы погиб, и Пастер начал вводить противостолбнячную сыворотку. После 14 уколов мальчишка оздоровел. Отныне слава Пастера пошла по всему миру, ведь тогда после укуса обезумевшего животного никто не выживал. В различных странах начали раскрываться пастеровские станции, где делали прививки от бешенства, сибирской язвы и куриной холеры. В Рф такая станция появилась в 1886 году в Одессе и была тогда 2-ой в мире.

Теория защиты

Совместно с поиском возбудителей заболеваний и методов защиты от их докторов и ученых тревожил вопрос, почему и как конкретно организм борется с инфекциями. Родоначальниками иммунологии признаны Илья Мечников и Пауль Эрлих. Любопытно то, что оба они выражали прямо обратные точки зрения и в течение десятилетий вели непрекращающиеся научные дебаты.

Мечников считал, что от чужеродного вмешательства организмы защищают фагоциты (белоснежные кровяные тельца). К такому выводу он пришел, следя в микроскоп за прозрачной личинкой морской звезды, в тело которой он ввел малость красноватой краски — кармина. К зернам краски устремились блуждающие клеточки, которые их «съели» и окрасились сами. После чего Мечников воткнул под кожу личинок несколько шипов от роз и на последующий денек увидел, что красноватые клеточки окружили постороннее тело. Рассуждения ученого были таковы: ни одно болезнь, вызываемое болезнетворными бактериями, не обходится без воспаления, и если разгадать суть воспаления, то раскроется и метод, с помощью которого организм борется с бактериями. Навстречу бактериям движутся блуждающие клетки-защитники, после этого начинается жестокая борьба — человека лихорадит, подымается температура, и в этом случае, если фагоциты (по-древнегречески «фаго» — пожираю, «цитос» — клеточка) удается одолеть бактерии, то пациент выздоравливает.

Свои идеи в 1883 году Мечников в первый раз обнародовал на съезде естествоиспытателей и докторов в Одессе. В собственном докладе «Целебные силы организма» он произнес: «Ученые издавна направили внимание на тот факт, что люди, невзирая на то, что ежеминутно проглатывают и вдыхают миллионы болезнетворных микробов, не всегда заболевают, заражаются. Видимо, и в человеческом теле имеются клеточки, похожие на амеб, которые способны поедать и тем обезвреживать наших противников. Эти клеточки живут в крови человека и известны под именованием белоснежных кровяных телец… Так как мы говорим о болезнях, причиняемых микробами, другими словами микроскопичными жесткими телами, постольку и лечебные силы организма являются в виде параметров блуждающих клеток есть и переваривать этих паразитов… Явления предохранительной прививки, может быть, сведутся к особенностям пищеварительной возможности лечебных клеток, возможности, которая, как мы знаем по опыту, подвержена чрезвычайным, до каприза доходящим личным колебаниям».

От низших животных Мечников перебежал к исследованию млекопитающих и увидел, что белоснежные кровяные тельца вакцинированного зайчика управляются с бактериями сибирской язвы, а не вакцинированного — не успевают. Таким макаром, он пришел к выводу, что иммунитет находится в зависимости от степени «дрессировки» фагоцитов.

В противовес фагоцитарной теории Пауль Эрлих утверждал, что бактерий уничтожают не фагоциты, а кровяная сыворотка и другие тканевые воды организма. Но, как оказывается, правы были и тот, и другой. И в 1908 году и Мечников, и Эрлих получили Нобелевскую премию в области медицины.

Умозрительное вакцинирование

Со времен Дженнера, создавшего живую вакцину, и Пастера, придумавшего ослабленную вакцину, ничего принципно нового учеными предложено не было. Стала лучше разработка производства, появились новые препараты, но принципы их сотворения остались прежние. Но, может быть, вакцины последнего поколения будут в корне отличаться от «классических». На данный момент ведутся насыщенные работы над генно-инженерными вакцинами. В структуру ослабленных вирусов, микробов дрожжей либо клеток высших организмов встраивается ген, который отвечает за образование антигена того возбудителя, против которого будет ориентирована вакцина.

Самым новым направлением стала разработка способа ДНК-вакцинирования. Мысль заключается в том, чтоб встроить гены мельчайшего организма, ответственные за синтез микробного белка, в геном человека. При всем этом клеточки человека начинают продукцию чужеродного белка, а иммунная система производит антитела к нему. Но пока ДНК-вакцины вызывают больше вопросов, чем ответов. Один из главных — не приведет ли схожая «перестройка» к появлению раковых клеток.

Разрабатываются вакцины-леденцы, вакцины-иглы, которые будут равномерно растворяться в коже, также вакцины-кожные пластыри. Вообщем считается, что вакцины, введенные через кожу, наименее токсичны. Очередное направление — противозачаточные вакцины. Их смысл заключается в том, что оплодотворению яйцеклетки можно препятствовать, вызывая в организме дамы иммунный ответ на гормоны беременности.

Длятся также поиски «противораковых» вакцин. В их базу положена мысль Коули, который предложил использовать стимуляцию иммунной системы для отторжения опухолей.

Pro et contra

В большинстве государств мира в стандартный набор неотклонимых прививок входят четыре вакцины — полиомиелитная, коревая, краснушная, паротитная. В отношении других вакцин каждое правительство держится собственной политики. К примеру, в США вакцинация против коклюша делается только по желанию родителей: считается, что вакцина очень токсична и вызывает бессчетные побочные эффекты. Прививки против туберкулеза и гепатита В неотклонимы только для групп риска, а именно для медработников. В Рф в так именуемый календарь прививок входят вакцины против дифтерии, столбняка, коклюша, гепатита В и БЦЖ.

Резко возражают против прививок врачи-гомеопаты, которые считают, что при вакцинации введение в организм в огромных количествах чужого белка вызывает ненужные побочные эффекты. Естественно протекающая болезнь увеличивает общую иммунную защиту всего организма, тогда как вакцинация, укрепляющая иммунитет к специфичному заболеванию, может понизить общую способность организма обороняться от других болезней. Особенный протест у гомеопатов вызывает вакцинация от туберкулеза, которая проводится в роддоме на 3—4-й денек после рождения. В этот момент у малыша иммунитет вообщем не сформирован, а означает, такая прививка, по их воззрению, глупа и небезопасна, этим же детям, у каких есть расположенность к туберкулезу, она просто противопоказана. Как кандидатуру гомеопаты предлагают гомеопатические прививки, в каких не содержится ни единой молекулы ядовитой инфекции.

Наименее конструктивно настроенные иммунологи настаивают на неотклонимом личном тестировании, которое указывает, какие антитела и сколько их находится в крови и как человек нуждается в прививке. Исходя из результатов, можно сказать, делать вторую ревакцинацию либо нет. В 1998 году был принят закон РФ «Об иммунопрофилактике заразных болезней», который дает право отрешиться от прививок.

Палочки-убийцы

Если XIX век именуют веком микробиологии, то XX стал эрой вирусологии. 1-ый вирус (проходящий через бактериологические фильтры возбудитель табачной мозаики) был открыт в 1892 году русским ботаником и микробиологом Дмитрием Ивановским (1864—1920 годы). Сейчас понятно, что около 80% болезней вызывают вирусы (от лат. «virus» — яд) — мелкие частички, проникающие в клеточку и заставляющие ее работать на себя.

В 1900 году была, в конце концов, раскрыта потаенна «Желтого Джека». Экспедиция, посланная южноамериканским правительством на Кубу для исследования обстоятельств распространения малярии либо желтоватой лихорадки, узнала, что ее виновник — вирус, распространяемый комарами. Власти энергично взялись за ликвидирование насекомых, и эпидемии резко пошли на убыль.

Правда, вакцину против малярии удалось сделать только в 1937 году. Хотя через 5 лет желтоватая лихорадка катастрофически напомнила о для себя. В 1942 году случилось ЧП: из 80 тыщ англо-американских военнослужащих, высаженных десантом в Африке и скоро заболевших, 62 человека погибли. Оказалось, что заболевшим привили вакцину, в какой использовалась сыворотка доноров, незадолго ранее переболевших гепатитом. С того времени по интернациональным правилам категорически воспрещается использовать в вакцинах сыворотку человека.

Как действует вакцина

В 1957 году австралийский биолог и будущий нобелевский лауреат Фрэнк Бернет выдвинул клонально-селекционную теорию иммунитета, объяснившую, в конце концов, принцип вакцинации. Антигены, находящиеся в вакцине, «оставляют» после себя клеточки иммунологической памяти, которые при встрече со знакомой заразой стремительно выяснят «захватчиков» и вырабатывают нужные антитела. Чем больше антигенов остается в прививке, тем она, с одной стороны, эффективнее, а с другой — и поболее небезопасна, так как не исключается возможность инфецирования. Броским примером тому явилась ситуация, сложившаяся с вакцинами против полиомиелита.

В Америке 1-ая вакцина была сотворена вирусологом из Питсбургского института Джонасом Солком (1914—1995) в 50-х годах прошедшего столетия из убитых вирусов. Она защищала от заболевания, но после ее приема привитый сам становился источником инфекции, так как вирус полиомиелита развивается в кишечном тракте. Спустя пару лет янки Альберт Сэйбин (1906—1993) из мед института института Цинциннати предложил живую вакцину, от которой не появляется «дикий» вирус. Но риск захворать «по-настоящему» все-же существует. В Швеции живы прививки вообщем воспретили. Два года вспять начали перебегать на внедрение убитой вакцины Солка и в США. По статистике, после прививок Сэбина там раз в год заболевают 8 человек.

Вакцина из растений

1. Антигенная детерминанта (протеиновый сектор, составленный из аминокислот) из вызывающего болезнь вируса встраивается в растительный вирус.

2. Последовательность нуклеиновых кислот для антигена врубается в растительный вирус — генетический код, содержащий программку производства S-протеина. Каждый отдельный вирус, который будет размножен из этого на генном уровне измененного, будет содержать копию последовательности внедренных аминокислот.

3. Маленькое количество на генном уровне измененного вируса вводится в листья мотивированного растения.

4. В течение нескольких недель вирус распространяется в растении, вырабатывая миллионы копий антигена. Собранные и очищенные листья могут употребляться для производства инъекционной вакцины, а плоды (фрукты либо овощи) — употребляться как пищевая вакцина.

Календарь профилактических прививок Рф (вступил в силу с 01.01.2002 г. по приказу Министерства Здравоохранения №229 от 27.06.2001)

12 часов 1-ая вакцинация гепатит B

3—7-й денек вакцинация туберкулез

1-й месяц 2-ая вакцинация гепатит В

3 месяца 1-ая вакцинация дифтерия, коклюш, столбняк, полиомиелит, гемофильная зараза

4,5 месяца 2-ая вакцинация дифтерия, коклюш, столбняк, полиомиелит, гемофильная зараза

6 месяцев 3-я вакцинация дифтерия, коклюш, столбняк, полиомиелит, гемофильная зараза, 3-я вакцинация гепатит В

12 месяцев вакцинация корь, паротит, краснуха

18 месяцев 1-ая ревакцинация дифтерия, коклюш, столбняк, полиомиелит, гемофильная зараза

20 месяцев 2-ая ревакцинация полиомиелит

6 лет 2-ая вакцинация корь, паротит, краснуха

7 лет 2-ая ревакцинация против дифтерии, столбняка, 1-ая ревакцинация туберкулез

13 лет вакцинация против гепатита В, вакцинация против краснухи (девченки)

14 лет 3-я ревакцинация дифтерия и столбняк, ревакцинация туберкулез, 3-я ревакцинация против полиомиелита

взрослые ревакцинация дифтерия и столбняк каждые 10 лет от момента последней ревакцинации

Примечания:

1. Иммунизация в рамках государственного календаря профилактических прививок проводится вакцинами российского и забугорного производства, зарегистрированными и разрешенными к применению в установленном порядке в согласовании с инструкциями по их применению.

2. Детям, родившимся от матерей, носителей вируса гепатита В либо нездоровых вирусным гепатитом В в 3-ем триместре беременности, вакцинация против вирусного гепатита В проводится по схеме 0-1-2-12 месяцев.

3. Вакцинация против гепатита В в 13 лет проводится ранее не привитым по схеме 0-1-6 месяцев.

4. Вакцинация против краснухи проводится девченкам в 13 лет, ранее не привитым либо получившим только одну прививку.

5. Ревакцинация против туберкулеза проводится не инфицированным микобактериями туберкулеза туберкулинотрицательным детям.

6. Ревакцинация против туберкулеза в 14 лет проводится не инфицированным микобактериями туберкулеза туберкулинотрицительным детям, не получившим прививку в 7 лет.

7. Используемые в рамках государственного календаря профилактических прививок вакцины (не считая БЦЖ) можно вводить сразу различными шприцами в различные участки тела либо с интервалом в 1 месяц.

8. При нарушении срока начала прививок последние проводят по схемам, предусмотренным реальным календарем и инструкциями по применению препапатов.

Татьяна Яковлева-Устинова

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x