Избавление от боли

Мортон родился в 1819 году в южноамериканском городке Чарльтоне (штат Массачусетс). Его отец был обладателем торговой лавки и сельскохозяйственной фермы, где и прошло детство Уильяма. Еще ребенком Уильям стал грезить о профессии доктора. Но разорение отца принудило юношу поменять свои планы. Юный Мортон начал вести дела в отцовской лавке и… довел ее до полного краха.

После чего он возвратился к мыслям о медицине и поступил в открывшийся в Балтиморе Институт учебной хирургии.

Это была 1-ая стоматологическая школа в США, которую сделало не так давно показавшееся Южноамериканское общество зубных докторов. В то время стоматология в Америке была не на высоте, потому даже после окончания учебного заведения юный стоматолог не ощущал себя уверенно. Два года Мортон практиковал в 2-ух малеханьких городах штата Коннектикут, после этого совместно с Хорасом Уэллсом, дантистом-самоучкой, открыл клинику в Бостоне.

Но дело у приятелей не пошло. Через год Уэллс вышел из бизнеса, и Мортон остался один. Он упрямо экспериментировал в области техники протезирования, находил разные методы обезболивания. И равномерно его дела пошли на лад.

Не прекращая практики, Уильям поступил в известную Гарвардскую мед школу. Там он повстречал доктора Чарльза Томаса Джексона, педагога химии и минералогии, который потом сыграл в судьбе Мортона важную и в то же время трагическую роль.

Фортуна Либо ОТКРЫТИЕ?

Тем временем в городке Хартфорде, куда уехал прошлый приятель Мортона Уэллс, 10 декабря 1844 года показали действие «веселящего газа» — закиси азота. Это подало Уэллсу идея о том, что схожее вещество может быть применено для анестезии при удалении зубов. Приобретя маленькое количество закиси азота, Уэллс попробовал его при лечении 1-го пациента и остался доволен результатом. Предстоящее применение газа показало, что обезболивающий эффект наблюдается всего только в 50% случаев. Невзирая на это, Уэллс провел общественный сеанс удаления зуба с применением закиси азота, но демонстрация провалилась. А ассистировавший другу Мортон сообразил: нельзя рассчитывать на скорое решение трудности.

И Мортон начал экспериментировать. В один прекрасный момент Уильям работал с эфиром и увидел, что нанесенное на участок кожи вещество испаряется и понижает ее чувствительность. Мортон решил применить эфир в зубоврачебной практике. Но местная анестезия особенного результата не отдала — действие продукта оказалось краткосрочным. Тогда Мортона озарила мысль испытать вдыхать пары эфира. Уильям задал прямой вопрос Чарльзу Джексону: может быть ли использовать эфир в зубной практике? Джексон ответил утвердительно и даже снабдил собственного ученика стеклянной капельницей.

Итак, взяв продукт самой высочайшей чистки, Мортон сделал опыт на для себя. Он смочил эфиром платок и, вдохнув пару раз пары, растерял сознание, а придя в себя, нашел, что не может пошевелиться. Чувствительность тела восстановилась не сходу. Часы демонстрировали, что прошло семь — восемь минут. «Я твердо убежден, что в течение сих пор зуб можно было бы вырвать без всякой боли», — подытожил Мортон результаты опыта. И уже назавтра опробовал способ на пациенте. Все прошло замечательно. Пациент пришел в сознание и поведал, что во время процедуры не ощущал боли. В собственном дневнике Мортон обвел кружком дату 30 сентября 1846 года. Это событие отметили даже в утреннем выпуске газеты, и хотя в заметке фамилия доктора не называлась, известие об опыте распространилась по Бостону.

Скоро Мортона навестил Джон Уоррен, один из узнаваемых бостонских докторов, и предложил юному стоматологу применить усыпляющее средство при проведении сложнейшей операции по удалению опухоли на горле пациента. И операция закончилась полным фуррором! Покидая операционную, Джон Уоррен произнес: «Мы лицезрели сейчас нечто такое, что обойдет весь мир».

ПАТЕНТ НА ДВА ИМЕНИ

Открыть секрет анестезирующего средства и разрешить его применение во всех поликлиниках значило добровольно отрешиться от права на все денежные достоинства, которые давал патент. К тому же внезапно выяснилось, что на него претендует также… доктор Джексон, давший Мортону совет по применению эфира.

А дело в том, что сначала Джексон, опасаясь беды, стопроцентно отмежевался от какого-нибудь роли в истории с эфиром. Потом, лицезрев победу Мортона, поначалу востребовал отступные, позже проценты с дохода и, в конце концов, равноправное соавторство. Мортон, которому открытие наркоза стоило больших расходов и бессонных ночей, категорически отказался. Но юрист порекомендовал ему не вступать в тяжбу и пойти на уступки. В конце концов, в 1846 году патент был получен на два имени — Мортона и Джексона.

Была и еще одна малая загвоздка: открытие Мортона никак не именовалось. Но в один прекрасный момент Уильям получил письмо от доктора анатомии и физиологии Гарвардской мед школы Оливера Холмса: «Я желаю дать подсказку вам идея о заглавии, которое можно дать состоянию хворого и используемому средству. Состояние должно быть, я думаю, названо анестезией. Это значит «нечувствительность». Прилагательное будет «анестетический». Таким макаром, мы можем сказать: «состояние анестезии» либо «анестетическое состояние»».

Так всемирно важное открытие обрело свое имя. Эфирный наркоз вошел в научный мир. 9 ноября 1846 года на заседании Бостонского мед общества хирург Джон Уоррен сделал научный доклад «Нечувствительность во время хирургических операций, произведенная ингаляцией». Прямо за этим появилась 1-ая научная статья в мед журнальчике Бостона. Невзирая на очевидный триумф, Мортон не был доволен оборотом дела, потому что рассчитывал на значительную вещественную отдачу от внедрения собственного изобретения. Но прибыль оказалась эфемерной. Огромное количество докторов воспользовались эфирным наркозом, не считаясь с патентом и его создателями.

КОШЕЛЕК С Тыщей Баксов

Видя это и сочувствуя Мортону, докторы массачусетской поликлиники собрали средства и подарили ему кошелек с тыщей баксов. Не считая того, бостонские врачи составили петицию, адресованную Конгрессу США, в какой содержалась просьба премировать Мортона за изготовленное им величавое открытие. Это прошение тотчас было опротестовано Уэллсом и Джексоном, что положило начало долголетней тяжбе, отнявшей у каждого из участников массу сил и здоровья.

С момента первого внедрения наркоза прошло восемь лет. И вдруг внезапно для всех из штата Джорджия пришли сведения о том, что за длительное время до Мортона эфир применил доктор Кроуфорд В. Лонг, который провел первую операцию под наркозом 30 марта 1842 года. Об умопомрачительных свойствах эфира Лонг вызнал во время собственной учебы в мед школе института Пенсильвании, следя за молодежью, которая дышала эфирными парами и впадала в эйфорию. Джексон отправился в штат Джорджия, где убедился в документальном доказательстве приоритета Лонга. Это отдало Джексону в руки новые карты для ликвидирования Мортона (забегая вперед, скажем, что доктор химии, переживший всех соперников, до конца дней пробовал обосновать собственный ценность в открытии наркоза. Последние годы этот человек провел в приюте для сумасшедших).