Год генов и стволовых клеток

Этот год не открыл медицине и биологии нового Пастера, Моргана, Гарвея, Менделя либо Медовара. Не было изготовлено и феноменальных открытий, принципно изменивших парадигму современной био науки. Может быть, для этого просто ещё не пришло необходимое время: биология, и тем паче медицина, всё ещё находятся на самом ранешном шаге собственного развития, собирая и систематизирую факты. В этом учёные в оканчивающем году более чем преуспели.

Как уже стало обычным в последние годы, самые достойные внимания результаты были достигнуты в области генетики и клеточной биологии.

По воззрению 1-го из самых знатных научных журналов, южноамериканского Science, «прорывом года» стало как раз открытие огромного количества вариантов и модификаций человечьих генов.

Окончившийся в прошедшем столетии проект «карты генома» пока отдал ученым только текст, разбитый на абзацы – гены, но о функциях, роли и вероятных модификациях каждого из их понятно далековато не все. Улучшение методик выделения и анализа ДНК, способов блокирования либо, напротив, усиления деяния генов для выявления их роли в организме, и, что важно, удешевление всех этих исследовательских работ, привело к тому, что ленты новостей целый год пестрели сообщениями «открыт ген, отвечающий за…», «создана мышь, способная…»

По сути, все эти работы состоят просто в настоящем анализе того либо другого гена с поиском его модификаций, кропотливой проверкой последовательности нуклеотидов, выявлением синтезируемых белков, а потом созданием «сверхживотных» при помощи 2-ух Нобелевских открытий. Или «нокаутных» мышей, у каких этот ген отсутствует, или червяков, у каких стопроцентно ингибирована его функция. Так же употребляются и способы химеризации, трансфекции либо стимуляции экспрессии соответственного гена.

К генетике можно отнести и то, что ученые нашли бессчетные модификации, отвечающие за развитие томных, и ранее не ассоциировавшихся с генами болезней. Под данную категорию подпадает, а именно, проект «геномика рака», заключающийся в анализе бессчетных мутаций в разных раковых клеточках. Этот проект отмечен другим, более знатным журнальчиком – английским Nature.

Реализация программки отдала онкологам около сотки новых мишеней – мутантных генов для генной терапии. Практический выход этих работ, проводимых в сотках лабораторий по всему миру, пока представляется очень туманным. Основной итог – личный ДНК анализ, позволяющий выявить расположенность к тому либо иному заболеванию, ну и то только с вероятностью от 40% до 80%.

Сила мыши

Стволовые клеточки Эти открытия должны отыскать применение при развитии генной терапии, когда при помощи разных векторов в клеточки человека вставляют новые участки ДНК, восстанавливающие обычные функции. Пока же исследования самого способа у людей находятся на очень ранешном шаге, но результаты уже достойные. Ведь это единственный метод биться с генетической предпосылкой большинства болезней.

Отошедшие на 2-ой план клеточные биологи основным – исходя из убеждений как Nature, так и Science – открытием прошедшего года должны все равно генетикам.

Летом были открыты гены, отвечающие за мультипотентность – основное свойство эмбриональных стволовых клеток, позволяющее им преобразовываться во все клеточки организма человека. Конкретно эту группу из 4 генов южноамериканские и японские спецы независимо ввели в фибробласты кожи взрослого человека, превратив их в эмбриональные стволовые клеточки.

Редколлегия Nature отметила и работу американской группы под управлением Шухрата Миталипова по клонированию приматов как другой источник получения стволовых клеток. Сюда же можно отнести опыты по партеногенетической активации людской яйцеклетки с получением таких же линий эмбриональных стволовых клеток.

Но ни одно из этих 3-х направлений, даже с одобрения церковной церкви, не снимает запрета на внедрение таких клеток в медицинской практике. И если неувязка с относительно этическим методом получения неотторгаемых клеточных линий в этом году решена аж 3-мя методами, то риск ненужных перевоплощений при трансплантации остается этим же, если не огромным, в особенности в нюансе настолько долгих манипуляций с геномом.

Сверхспособности современных микроскопов и расчетных моделей позволили окончить в этом году несколько масштабных проектов по выявлению четкой структуры и устройств деяния субклеточных объектов. Во-1-х, ядерной поры – сложноорганизованных «ворот», обеспечивающих направленное и контролируемое движение молекул в ядро и из ядра, отграниченного от цитоплазмы своей мембраной. Детализованы и другие мембранные структуры: адренергический сенсор, белки термического шока, натрий-калиевый насос и другие АТФазы. Воссоздано строение РНК-полимеразы – фермента, отвечающего за образование РНК, выполняющей основную информационную роль.

Такая детализация нужна и эффективна в разработке «классических» фармацевтических средств, взаимодействующих с мишенью на основании пространственного либо хим сродства.

Почетаемые редколлегии обошли стороной открытие энтоза – нового вида клеточной смерти, пока продемонстрированного только для одной клеточной полосы. Но конкретно этот открытие, как и апоптоз 30 годов назад, может стать толчком для разработки новых противораковых препаратов, предопределяющих нелегкую судьбу клеточки.

Предполагаемая редакциями 2-ух авторитетнейших журналов стратегия исследований будущего года (а судя по её неизменности в ближайшее время, нескольких последующих лет) ординарна: генетики будут детализировать работу генов, клеточники – находить новые и превращать уже изученные людские клеточки из 1-го типа в другой, ну а молекулярные биологи – визуализировать еще не известные структуры.

В практической медицине не очень принято подытоживать года, но к главным достижениям можно отнести последующие.

Удачный старт испытаний генной терапии сходу нескольких томных болезней: миодистрофии Дюшенна, заболевания Паркинсона, прирожденной прогрессирующей слепоты. Можно считать, что в руках докторов оказался новый действующий инструмент, подброшенный самой природой, – правда, использовать его следует с очень большой осторожностью.

Все огромную популярность посреди западных докторов и ученых начинает получать «традиционная» медицина, использующая для исцеления травки, настойки и обыденную еду. Правда, европейские и южноамериканские апологеты, в отличие от собственных китайских коллег, не считая детализированного исследования параметров зеленоватого чая в борьбе с сепсисом, нейродегенеративными расстройствами, заболеваниями кишечного тракта, изучили и красноватое вино, показав его пользу при диабете, инфекциях желудка и еще раз напомнив о его «необходимости» в профилактике сердечно-сосудистых болезней.

Главные трудности, вобщем, остались теми же: заразные заболевания, по воззрению профессионалов, с каждым годом становящиеся более небезопасными для населения земли.

И хотя каждый месяц возникают новые бактерицидные средства, детализированы особенности самых небезопасных возбудителей – малярии, лептоспиры и внутрибольничных кокков и палочек; опасность эту пока удается только сдерживать, но совсем совладать с ней пока не выходит.

Так что советы докторов остаются прежними вне зависимости от достижений науки: личная гигиена, внимание к собственному здоровью, здоровый стиль жизни и правильное питание. Осталось выдержать до рубежа 20-х годов XXI века: если веровать статистическим подсчётам, через пятнадцать-двадцать лет совершённые в уходящем году биомедицинские открытия должны отыскать применение в ежедневной докторской практике.

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x