РОССИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ НАШЛИ СПОСОБ ПОБЕДИТЬ СТАРЕНИЕ

Русские УЧЕНЫЕ Отыскали Метод Одолеть СТАРЕНИЕ

В прошедшем номере «Недели» (28 ноября) мы начали разговор о борьбе за омоложение. В тонкостях процесса попробовали разобраться корреспонденты «Недели» Наталия Киеня и Екатерина Пряхина.

Научный управляющий проекта SkQ Максим Скулачев: «У нас уже есть 300 добровольцев»

вопрос: Для чего эволюции старение?

ответ: У тихоокеанских лососей, бамбука, осьминога после размножения запускается программка биохимического самоубийства.

А вот млекопитающие стареют перед гибелью. Исходя из убеждений эволюции это правильно. У моего отца, Владимира Скулачева, есть аксиома о 2-ух зайцах: умном и глуповатом. Утрируя, допустим, что основным фактором наружной среды является лиса. Пока оба зайца юные и сильные, они удирают идиентично действенно, и разум не важен. Но позже мы равномерно делаем им мускулы потоньше, сердце побольше, чтобы ужаснее работало, ослабляем иммунитет. Сейчас от лисы можно убежать, только если рано ее увидеть и осознать, кто это. Это сделает умный. А глуповатый будет тупить, и его съедят. Итог — поумнение популяции в одно поколение. Это естественный отбор. Старение — эволюционная программка, и база ее — радикалы супероксида кислорода. Они играют главную роль в развитии неких видов рака, заболеваний глаз и сердца.

в: Как они работают?

о: Кислород может существовать в 2-ух видах: молекулы О2, которыми мы дышим и сжигаем питательные вещества. И ядовитая форма, когда молекула хватает электроны и преобразуется в свободный радикал, супероксид. Это ужасная вещь, реагирует со всем вокруг. Липиды превращает в такие же радикалы, белки и ДНК повреждает — перестают работать системы организма и мучается наследственность.

в: Почему же нам позволено жить после окончания репродуктивного периода?

о: Исходя из убеждений эволюции это глупо. У тебя могут быть большие рога и роскошный хвост, но если ты не размножаешься, ты потерян, геном пропал. А человек изобрел метод передавать информацию не на генном уровне, а устно. По эволюции видно, как природа пробовала это сделать: и так приспособит мортышку, и сяк, делала ее сильнее, половчее, а в конце концов все вышло, только когда все вкачали в мозг и речь. Без ДНК: берешь и объясняешь. Так появился институт бабушек и дедушек. Они могли поведать молодняку: на ту гору не ходи, там львы. Сильное эволюционное преимущество: не пойдете — не сожрут.

Ссылки по теме:

Потаенный госплан омоложения людей: кто и как желает вынудить россиян не стареть?

Потаенны жизни и погибели открыты, но медицина ими не интересуется

Диплом долголетия

«Первобытные люди жили до 35»

в: А какой у человека видовой предел? 100-110 лет?

о: Быстрее 20-30 лет. Если на данный момент повредить городка, все залить напалмом, вырастить обычные тропические заросли и выпустить нас туда, будет так же. Первобытный человек в 35 лет — беззубая нездоровая развалина. Но население земли шаг за шагом отодвигает момент смерти. Поначалу кроманьонцы погибали зимой от холода. Появился огнь — и они выгадали еще 5-10 лет. Погибали от голода, не хватало дичи — появилось сельское хозяйство. Смертность оставалась высочайшей из-за заразных заболеваний — жили тесновато, скученно. Это смогли отменить только с возникновением вакцин и лекарств. Последующее ограничение — сердечно-сосудистые заболевания и рак. Может быть, его отменят антиоксиданты направленного деяния.

в: Как они работают?

о: Мы отправляем их на митохондрию — «электрическую станцию» клеточки, где питательные вещества сжигаются в кислороде и где появляются свободные радикалы. Чтоб антиоксидант туда попал, необходимы липофильные ионы. Они сразу жирные и заряженные, прогуливаются как призраки через любые биооболочки и при всем этом несут на для себя заряд. Если он положительный, вещество пойдет в митохондрию — единственное негативно заряженное место в клеточке. Липофильные ионы — молекулы-электровозы, а к ним привязаны антиоксиданты.

в: На каких болезнях подтвержден эффект?

о: В биологии трудно что-то обосновать до конца. Поэтому проект таковой большой — 300 человек, несколько государств и 40 лабораторий. Если кое-где есть увлекательная модель инфаркта, инфаркта либо глазных заболеваний, мы заказываем эту работу. Правда, воздействие на последние мы увидели случаем. В Новосибирске у доктора Колосовой есть хорошая линия стремительно стареющих крыс — Oxys. Она предложила испытать на их SkQ. Стали глядеть на глаза — ничего не ожидали, просто на их комфортно глядеть, животное не нужно убивать для этого. Но нашли, что катаракты и дистрофии сетчатки, которые у этих мышей наблюдаются с 3-х месяцев, почему-либо нет. У нездоровых крыс постарше, как произнесла Наталья, «результаты были неблагопристойными»: болезнь было, но куда-то делось. Вообщем, если идет дегенерация сетчатки, ей восстановиться не из чего. Может, мы чего-то не знаем о физиологии крыс, но во время электронного теста ответа сетчатки на свет поначалу не было — а позже появился. Далее мы сделали на базе SkQ глазные капли для животных. Пока в рамках испытаний, они уже есть в ветеринарных клиниках для собак и кошек.

«У нас нет культуры разработки фармацевтических средств»

в: У SkQ есть побочные эффекты?

о: Пока не увидели. Вещество применяется в крохотных дозах. Все же безопасность глазных капель доказывается годами. На данный момент мы как раз завершаем один опыт. Подали в Минздрав документы, может, нам разрешат начать клинические тесты на человеке.

в: В онкологии и сердечно-сосудистых заболеваниях есть результаты?

о: В онкологии мы плодами пока не очень довольны. На фоне SkQ частота раков малость понижается, но прямого противоопухолевого эффекта нет. Продукт только улучшает состояние организма по всем признакам, может, его можно будет использовать после химиотерапии.

в: Правительство на данный момент инвестирует средства в ваш проект?

о: Нет. Все изготовлено на средства личной вкладывательной компании Олега Дерипаски. Проект коммерческий: мы желаем сделать набор фармацевтических препаратов, которые будут продаваться. Рынок для их большой, в особенности за рубежом.

в: Почему за рубежом, а не у нас?

о: Рынок фармацевтических средств в США в 50 раз больше, чем в Рф.

в: Но создавать лекарства будут у нас?

о: Да. Тут мы знаем, кто шаромыжник, а кому можно довериться. К тому же нам неинтересно создавать рабочие места для янки. Все мощности в Рф нашим задачкам отвечают.

в: Неуж-то? Разве культуры производства у нас довольно?

о: У нас нет культуры разработки фармацевтических средств. А вот многие препараты, к примеру, компании Bayer делаются ею тут для экспорта на Запад. Качество работы наших химиков отлично. Нужно просто знать места.

«SkQ — это чуток усовершенствованный Q10»

в: А в возрастной косметике SkQ не будет?

о: Будет. Практически, SkQ — это усовершенствованный Q10, пользующийся популярностью на данный момент в Европе. Как антиоксидант в нем употребляется хинон. Единственная «фишка» в том, что мы прицепили к нему адресок митохондрии. Организм не сопротивляется хинонам поэтому, что эти вещества не имеют природных аналогов. Их синтезируют. Их выдумали из головы. Вот почему мы задерживаем клинические тесты: необходимо убедиться, что ответная хим реакция в человеческом организме не пойдет.

в: SkQ будет в креме либо в микроуколах?

о: В креме. Вещество отлично просачивается через кожу и очень любит жирное окружение. У нас уже есть разрешение на применение SkQ в косметике. В принципе мы могли бы начать его на данный момент продавать, но мы так не играем. Необходимы масштабные исследования и подтверждение эффективности. Мы уже условились с 1-м Мед институтом. Тестировать будем раствор SkQ в воде — чтоб не было эффектов от глицерина, вазелина и других нужных для кожи веществ. Правда, на данный момент у нас появились трудности с средствами из-за денежного кризиса. Если найдем средства на тесты, продукт сумеет попасть на рынок осенью 2009 года.

в: Само вещество как размеренно?

о: Довольно размеренно. В растворе хранится по полгода. Из организма выводится достаточно стремительно — за день.

в: С фондом «Наука против старения» вы не сотрудничаете?

о: Нет. Мы знакомы, и его создатели занимаются великодушным делом. Но сделать «дорожную карту» по старению пока чуть ли может быть. Очень не достаточно знаем. Даже делая упор на наши положительные данные, практически нереально ответить на конечный вопрос: будут ли SkQ эффективны для человека?

в: Когда будут проведены 1-ые тесты на человеке?

о: Это находится в зависимости от того, когда мы получим разрешение. В этой сложный процедуре мы ничего не ускоряем. Наше вещество выдумано из головы пару лет вспять, и просто так его нельзя давать людям. А еще находится в зависимости от денег. К государству мы ещ еникогда не обращались за помощью, но на данный момент, похоже, придется это в конце концов сделать.

в: Это ведь и есть нанотехно-логии…

о: Да. 19 ноября Анатолий Чубайс приезжал в МГУ, мы делали презентацию, и сказали ему, что уже несколько месяцев у нас нет ни копейки. Мы очень рассчитываем на Роснано, так как идеологически они должны поддерживать конкретно такие проекты. Очевидно, необходимо еще пройти их экспертизы. Но, если все звезды сложатся верно и мы получим средства, и разрешение, весной 2009 года возлагаем надежды начать тесты. У нас уже есть группа из 300 добровольцев, нездоровых катарактой и дистрофией сетчатки

Управляющий лаборатории «Герон Лаб» Евгений Нудлер: «Пилюли уже изобретаются»

вопрос: Вы живете в США, но почему многие исследования проводите в Рф?

ответ: В Америке наша лаборатория вообщем не занималась неувязкой старения. Мы там открыли кое-какие достойные внимания штуки, но это более «кондовая» молекулярная биология. А тут, в Рф, мы увлечены исследованием устройств старения. Мы отталкиваемся от «конструктивной» теории старения: в процессе жизнедеятельности в клеточке выделяются свободные радикалы, которые наносят ей значимые повреждения. Но в клеточке заложен особенный механизм, который может понизить их количество. Вот только врубается он только в определенных, «стрессовых» критериях. Мы желаем научиться держать эту систему активированной повсевременно.

в: Но разве она тогда не «перегорит»?

о: Совсем нет. Большая часть систем в клеточке работает повсевременно. К примеру, гены-домохозяйки, обязанные работать безпрерывно. Мы желаем вынудить работать в том же режиме и так именуемые гены «неотложной помощи».

в: Каким образом?

о: Мы работаем с системой ответа термического шока. Еще в 60-х увидели: если подогреть клеточку до 42 градусов, в ней одномоментно начинают синтезироваться белки определенного вида. А синтез многих других белков выключается. Гены, которые врубаются, отвечают за синтез белков-шеперонов. Chaperon — французское слово, это… как по-русски? Когда старая дама приставлена к юный смотреть, чтоб та не вступала в ненужные связи… Дуэнья. Ровно этим занимаются белки-шепероны: они связываются с другими белками и не дают им вступать в ненужные связи.

Как приостановить процесс умирания? Одна из мыслях — белки термического шока, которые будут предотвращать скопление других покоробленных белков.

Тренируемся на нематодах

в: Почему организм вообщем стареет?

о: Очень многие старческие заболевания связаны с неверным сворачиванием белков. Альцгеймер, Паркинсон. «Шепероны» это могут предотвращать. И если мы научимся сами активировать эту систему, то это точно отложит пришествие старости.

в: Вы уже понимаете, как это сделать?

о: Да. Экспериментируем с нематодами.Это крохотные червячки — они такие прекрасные, прозрачные, их потому именуют C.elegance. Итак вот, наши черви элеганс уже живут существенно подольше. Мы открыли регуляторы, активирующие шепероны. Одна из их — это РНК-термометр. Она может зависимо от температуры включать-выключать свои функции. Мы желаем придумать с ней небольшую молекулу, которая и без стресса ее включала бы. С этими молекулами можно было бы сделать пилюли. Изобретение новых фармацевтических средств от старческих заболеваний — реальный инструмент продления жизни. Лет через 10-20 наука добьется того, что человек будет жить 120 лет.

в: При условии, что изобретут лекарства?

о: Они уже изобретаются, но еще не все дошло до поликлиники. Это лекарства от заболеваний, которые впрямую связаны со старением. Фактически, эти заболевания и есть старение, итог старения. Сердечно-сосудистые заболевания — инсульты, инфаркты. Вылечивать эти заболевания — означает продлевать жизнь. Уже есть действенные лекарства. В Америке докторы очень гибкие, повсевременно выслеживают литературу, они по закону должны это делать. И, как возникает новое лечущее средство, его сходу начинают использовать — всюду.

Лекарства тоже — вмешательство в Божий промысел

в: Как ни удивительно, но программка по продлению жизни вызывает в обществе противоречивые реакции. Вас не винят во вмешательстве в Божий промысел?

о: Я негативно отношусь к таковой позиции. В конце концов, лекарства — тоже вмешательство в Божий промысел. Я знаю почетаемых ученых, правда, их сильно мало, которые религиозны. Но у их это как-то прекрасно уживается в голове.

в: В числе критиков программки — демографы. Продление жизни, по их воззрению, значит продление старости. Человек может жить подольше, но не будет полезен обществу, ибо все равно не сумеет стопроцентно сохранить работоспособность.

о: Мозг с возрастом хоть и становится меньше, но это не означает, что человек глупеет. Точнее, некоторые-то — да. А некие нет. Мы не старость продлеваем, а юность. Да, это сходу прирастит число людей на земле. На одно-два поколения. Но далее все снова уравновесится. В конце концов, понимаете ли, эти люди все равно умрут. А цивилизация будет развиваться резвее, так как человек сумеет набирать еще больший опыт и познания. И я считаю, что страна, которая первой добьется этого, будет иметь большие достоинства. У Рф есть таковой шанс

Политолог Игорь Панарин: «На прорыв в этой сфере может уйти 4-7 лет»

«У нас есть два массивных научных центра: Институт мозга и Институт Натальи Бехтеревой, где накоплено неограниченное количество уникальных глобальных технологий. Есть Дубна, Цариц, Новосибирский академгородок, научные центры под Красноярском. И конкретно эти площадки должны стать центрами разработки прорывных научных технологий, которые бы позволили совершить инноваторский рывок.

Думаю, на данный момент подобные проекты уже есть и даже финансируются бизнес-структурами, но задачка страны — сделать так, чтоб все открытия в этом направлении не стали достоянием одной компании, пусть даже большой. Нужно подключить Российскую академию (РАН), университеты биотехнологий и психологии. Имеет смысл сделать специальную секцию в РАН, использовать нанотехнологии…

На прорыв в сфере сотворения технологий по продолжению жизни людей я бы отвел 4-7 лет, после этого наступит активная фаза реализации проекта. Если, допустим, запустить его сейчас, то он будет реализован в 2012-2015 годах.

Непременно, в рамках такового проекта может быть сотрудничество с зарубежными государствами, но очень осмотрительно. Я бы тут именовал всего две страны, с которыми вероятна такая работа, — это Италия и Германия, менее. Это наши стратегические партнеры, и в Европе они сумеют стать нашими союзниками в распространении новых технологий.

Кем могут употребляться приобретенные технологии? Я думаю, что начальные преференции должны быть у разработчиков и у тех, кто вложил в этот проект ресурсы. Совместно с тем доступ и внедрение таких открытий должны строго регламентироваться особым законодательством. Результаты этой нынешней работы должны стать государственным достоянием».

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x