Право на лёгкую смерть

Право на лёгкую погибель

История знает много примеров противозаконного внедрения «гуманной смерти», когда истребление отдельных лиц и народов разъяснялось благими намерениями и избавлением общества от плохого «балласта», улучшением демографической ситуации и заботой о генофонде населения земли. Сейчас в обществе интенсивно дискуссируют, станет ли легализация эвтаназии проявлением гуманизма либо же легализованным убийством.

Иллюстрация: Олег Сендюрев / «Вокруг Света», по фотографиям Stefanie L. и cecilia picco

Две недавнешние кончины — французской учительницы и бельгийского писателя — стали поводом для очередных обсуждений о легализации эвтаназии. Узнаваемый писатель Хьюго Клаус (Hugo Maurice Julien Claus, 1929–2008), страдавший исходной стадией заболевания Альцгеймера, решил пользоваться своим правом на эвтаназию. В Бельгии она разрешена, и его просьбу удовлетворили. Француженка Шанталь Себир (Chantal S #233;bire, 1955–2008), 8 лет страдавшая от редчайшего онкологического заболевания (опухоли верхних дыхательных путей), потерявшая чутье, зрение, испытывающая нестерпимые боли и психические мучения, обращалась с просьбой об эвтаназии в разные инстанции. Она выступала в суде, рыдала, умоляла. Ей отказали, так как во Франции, как и в подавляющем большинстве государств, эвтаназия запрещена. Поточнее, разрешена только пассивная эвтаназия. Это означает, что нездоровой может только отрешиться от поддерживающей терапии — фармацевтических средств, продлевающих его жизнь. Злосчастная дама погибла. Начальная версия прокуратуры о том, что погибель была вызвана естественными причинами, оказалась непонятной из-за наличия в крови Шанталь барбитуратов, которые не применялись в её лечении, но применяются при эвтаназии.

Три родинки на лице земного шара — места, где юридически разрешена активная эвтаназия, когда доктор по желанию человека помогает ему уйти из жизни, — Нидерланды (эвтаназия узаконена в апреле 2002 года), Бельгия (в сентябре 2002 года) и штат Орегон США (в 1997 году). Не так издавна к ним присоединился Люксембург. В феврале этого года с малозначительным перевесом голосов в парламенте был принят законопроект, легализующий эвтаназию, он должен вступить в силу летом этого года.

Спасибо за убийство

Трудности начинаются уже с определения эвтаназии. В широком смысле это понятие трактуется как предумышленное убийство зависимого человека (методом действий либо бездействия) для его предполагаемой выгоды. Конкретно из-за таковой широкой интерпретации правительства большинства государств, боясь злоупотреблений, не решаются законодательно разрешить активную эвтаназию. Один из более нередко высказываемых аргументов — беспокойство по поводу того, что при помощи эвтаназии некие люди попробуют избавиться от старых родственников ради своей выгоды. Посреди других аргументов — относительность понятия «неизлечимая болезнь» и обеспокоенность вероятным ухудшением мед обслуживания. Посреди врагов эвтаназии много и тех, кто считает, что это путь к геноциду и отказ от значимости и ценности людской жизни. Главные аргументы приверженцев легализации — боль бывает нестерпимой, и каждый имеет право принять решение о прекращении жизни.

Право на лёгкую погибель

Дискуссия о допустимости эвтаназии разгорелась в Италии после того, как 60-летний Пьерджорджо Уэлби (Piergiorgio Welby), нездоровой неизлечимой мышечной дистрофией, обратился с письмом к президенту, умоляя разрешить докторам отсоединить его от поддерживающих жизнь устройств. 20 декабря 2006 года его лечащий доктор отключил аппарат искусственного дыхания. Погибель Уэлби вызвала резкое недовольство церковной церкви. Фото (Creative Commons license): Mihai Romanciuc

Законы стран-пионерок в значимой мере отличаются. В Нидерландах об эвтаназии может попросить даже ребенок старше 12-ти лет. При всем этом ему не непременно быть неизлечимо нездоровым. Достаточный повод — лично оцененные нестерпимые мучения физического либо психологического нрава, являющиеся результатом заболевания либо травмы. С недавнешних пор для эвтаназии малышей от 12 до 15 лет требуется согласие родителей (ранее не требовалось), более старшие дети вправе решать этот вопрос без помощи других.

В Бельгии несовершеннолетние не могут добиваться эвтаназии. Законы Нидерландов и Бельгии имеют значительные отличия в отношении обязательств доктора, требований к состоянию здоровья пациента и процедуры подачи прошения. Хотя закон об эвтаназии и был принят в этих странах практически сразу, в Нидерландах он только легализовал широкую практику, существовавшую и ранее, в Бельгии же открыл новый вариант отношений меж доктором и пациентом. Каждый денек в Бельгии один человек расстается с жизнью, используя право на эвтаназию. В Нидерландах — пять-шесть человек раз в день.

Туризм самоубийц

Увлекательный «роман» с эвтаназией у швейцарского права. В голландско-бельгийском варианте (когда доктор вводит нездоровому смертельную дозу продукта) эвтаназия в Швейцарии не разрешена. Но конкретно в этой стране существует явление, нареченное «туризм самоубийц», так как там юридически допустима «помощь самоубийству», если «помощник» не имеет выгоды от содеянного. И есть организации, которые такую помощь оказывают. Разница состоит в том, что человек, желающий умереть, должен сам сделать последнюю функцию — сделать инъекцию либо испить продукт. А сотрудники этих организаций только дают продукт и определяют смертельную дозу, но не вводят его. Очень нездоровым людям, не способным принять лечущее средство, предоставляются желудочные зонды. Постановлением швейцарского федерального суда от 1 февраля 2007 года на психическом уровне нездоровые люди получили право просить помощи для совершения суицида. «Нельзя опровергать, что неизлечимое, длительное и суровое психическое болезнь, как и физический недуг, может приводить к таким страданиям, что человек не лицезреет последующих актуальных перспектив», — говорится в решении суда.

Прощальный укол

Если в случае «помощи самоубийству» смертоносный продукт нередко пьют, для активной эвтаназии таковой вариант употребляется очень изредка, ведь пациента может стошнить. Микстура обычно имеет отвратительный вкус и большой объем, а действует медлительно. Более надежным и резвым, а поэтому и человечным средством расставания с жизнью считается инъекция.

С апреля 2005 в Бельгии набор для смертельной инъекции ценой €60 продается в двухстах пятидесяти аптеках. Приобрести набор может только практикующий домашний доктор. Новаторство ввели, так как 40% жаждущих эвтаназии желают провести её в домашней обстановке, при помощи приходящего домашнего доктора, а не в критериях поликлиники. В состав инъекции входят препараты, которые просто так не приобретешь за деньги, они доступны исключительно в поликлинике и их расход строго контролируется, а семейные докторы часто занимаются личной практикой, не имея доступа к схожим лекарствам.

Существует несколько вариантов состава смертельной инъекции, протоколы для докторов и фармацевтов год от года совершенствуются, ведутся научные работы. Оказалось, что уничтожить безболезненно, стремительно, накрепко — не такое уж легкое дело. С того времени, как инъекции стали использовать для эвтаназии, особые правительственные комиссии, собирающие данные о том, «как всё прошло», пересмотрели многие советы, часть отменили, в других случаях перечли дозы. Столкнувшись с исключительными вариантами, они разработали особые советы для пациентов с почечной, печеночной дефицитностью, стали учесть эффект привыкания к предшествовавшей терапии.

Право на лёгкую погибель

В США активным приверженцем эвтаназии был доктор Джек Геворкян, считавший, что хоть какой человек имеет право оборвать собственный актуальный путь, если он неизлечимо болен. Взоры и деяния доктора Геворкяна, который изобрёл аппарат для самоубийства, вызвали широкий и разноплановый резонанс в южноамериканском обществе. Он запатентовал своё изобретение, нареченное потом журналистами «машиной смерти». При помощи этого приспособления в виде капельницы можно стремительно и безболезненно умертвлять людей. В аппарате было предвидено и особое устройство для прерывания процедуры в случае, если доброволец внезапно изменит свое решение. Фото (Creative Commons license): Alan Woo

Производные барбитуровой кислоты (барбитураты) в огромных дозах должны вызывать не только лишь кому, да и спазмы дыхательных путей, которые и приводят к погибели. Но, как выяснилось, время от времени спазмов приходится дожидаться до 5 дней. Потому сейчас барбитураты используются исключительно в композиции с другими продуктами. Доктор вводит барбитурат в качестве анестезирующего продукта, дожидается глубочайшего засыпания пациента и вторым уколом впрыскивает огромную дозу вещества, расслабляющего мускулы. Блокируется сигнал, идущий от нервных волокон к скелетной мускулатуре, а именно, перестают сокращаться мускулы диафрагмы, межреберные мускулы, дыхание прекращается. Противники эвтаназии говорят, что этот вариант не ччеловечен. Умирающий может ощущать удушье и сильные боли, но из-за полной неподвижности его тела никто из окружающих об этом не подозревает.

2-ой вариант — после введения барбитурата и погружения пациента в глубочайший наркоз доктор вводит продукт, останавливающий сердечко. Но при таковой схеме у умирающего случаются конвульсии, что никак не смешивается с понятием «легкая смерть».

Как показала практика прошедших лет, другие агенты меньше подходят для эвтаназии. К примеру, может быть внедрение опиатов (кодеин, морфин и другие), но многие пациенты уже «сидят на наркотиках» (их употребляют для обезболивания). У нездоровых возникает привыкание, и для их даже большие дозы оказываются не смертельными. Бывали случаи из разряда чёрного юмора — человек попрощался с родней и приготовился умереть, доктор вколол смертельную дозу наркотика, нездоровой засыпает с блаженной ухмылкой (наконец эти нестерпимые боли закончятся навечно!), все собравшиеся ожидают, доктор держит руку на пульсе умирающего человека, проходит 20 минут и… пациент пробуждается в полном сознании в разгар поминальных речей.

Дискуссировалась возможность использования и инсулина, огромные дозы которого вводят человека в кому. Но выяснилось, что погибель от инсулина может наступить и через много часов, либо даже дней. Время от времени кома становится неглубокой, у пациента начинаются судороги, приходится вводить новые порции инсулина. А ведь исстрадавшиеся люди, просящие об эвтаназии, уповают на то, что хотя бы погибель их будет легкой.

Грех и наказание

Смертельная инъекция отыскала применение в США и на Филиппинах для экзекуции преступников — как более доступная подмена грустно известному электронному стулу. «Техасский коктейль», так именуют эту смертоносную смесь, в наше время употребляется для экзекуции в большинстве американских штатов. В других странах — Китае, Гватемале, Таиланде — смертельные инъекции тоже используют, но не так обширно. По составу «техасский коктейль» идентичен с набором для эвтаназии: большая доза барбитурата ускоренного действия (обычно правонарушитель теряет сознание через 1–2 минутки после начала его введения), потом вводится миорелаксант, останавливающий дыхание, позже продукт, прекращающий работу сердца. Правонарушителя фиксируют на кровати и вводят ему по капельнице в каждую руку. 2-ая капельница, запасная, начинает подавать составляющие «коктейля», если 1-ая выйдет из строя.

Право на лёгкую погибель

На таком столе в США приводят в выполнение смертную казнь — вводят осуждённому смертельный продукт. Фото: Department of Corrections and Rehabilitation/State of California

По правилам неких штатов, исполнители находятся в примыкающей с осужденным комнате, вещества вводятся специальной инъекционной машиной, а на потолке в камере погибели находится монитор, транслирующий изображение в комнату исполнителей. В других штатах предпочитают вводить смеси вручную. Исполнители же, по-прежнему палачи, надевают на голову темные колпаки.

То и дело докторы утверждают, что смертельная инъекция совершенно не так безболезненна и человечна, как кажется. Дело осложняется тем, что южноамериканские докторы не имеют права исполнять казнь. Всё делают техники, имеющие диплом самого младшего мед работника, вот и случаются неожиданные ситуации. Часто встречающаяся — затянувшийся на 40–60 минут поиск подходящей вены. Время от времени ошибочно определяется пропорция компонент консистенции. В итоге либо смесь выпадает в осадок, закупоривая вены, что ведет к неспешной и истязающей погибели; либо человек начинает задыхаться в связи с пришествием паралича легких, находясь в полном сознании. Если смесь не попадает в вену, либо на руке затянут очень тугой жгут, погибель тоже затягивается на 10-ки минут.

Вот только один пример. 14 марта 1984 Джеймс Отрей (James Autrey) погибал практически 10 минут. Все это время он был в сознании и орал от боли. Может быть, что катетер перегнулся, нарушив ток продукта в вену. Также может быть, что игла вышла из вены либо проколола её, в итоге чего продукт попал в окружающие ткани. При попадании в мускулы эти медикаменты могут вызвать насыщенную боль. Выходит, что электронный стул обслуживается более квалифицированно.

Заморочек, связанных с эвтаназией, много: и юридического, и морального, и даже чисто технического нрава. Оказывается, не так просто уничтожить человека уколом «без шума и пыли», даже когда он об этом просит либо его приговорил трибунал.

Наталья Александрова, 19.05.2008

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x