В 1931 году психолог Уинтроп Келлог провел эксперимент над собственным ребенком — с младенчества он воспитывал его вместе с детёнышем шимпанзе. Через полтора года Келлог и его супруга пришли к выводу, что скорее человек станет шимпанзе, чем шимпанзе человеком. И срочно прекратили эксперимент.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Уинтроп Келлог — психолог-экспериментатор

Уинтроп Найлс Келлог родился в 1898 году в Нью-Йорке. Он окончил школу, поступил в Корнеллский университет, но через год был призван в армию и уехал на войну в Европу. После войны Келлог вернулся к учебе, но в университет Индианы, где одновременно изучал психологию и философию. Там же он познакомился со своей будущей женой Луэллу Дороти Аггер. Получив степень бакалавра, Келлог продолжил академическую деятельность — в 31 год у него уже была докторская степень.

Его сын рос вместе с детёнышем шимпанзе: история эксперимента Уинтропа Келлога

Келлог преподавал в университете Индианы и занимался исследованиями, изучающими поведенческие реакции: он наблюдал за реакциями собак с удаленной корой головного мозга, обучал змей в лабиринте, изучал страхи крыс и птиц, влияние эмоций на мышечную устойчивость у разных животных. Но свой самый известный эксперимент он провел в 1931 году.

Шимпанзе по кличке Гуа

Еще студентом Келлог много читал про детей-маугли. Его поражал тот факт, что дети, которых забирают от родителей-животных к людям, в большинстве случаев не могут окончательно социализироваться. Он хотел изучить этот вопрос, но понимал, что подкинуть младенца в дикую природу будет не очень правильно.

Келлог решил пойти от обратного: в 1931 году он с женой и новорожденным сыном Дональдом решил переехать в Индонезию, взять детеныша примата и воспитать его вместе с собственным ребенком. Но семье не удалось накопить нужную сумму денег для такого далекого путешествия.

Его сын рос вместе с детёнышем шимпанзе: история эксперимента Уинтропа Келлога
Уинтроп Келлог и шимпанзе Гуа

Тогда ученый обратился в Йельский центр по изучению человекообразных обезьян. Там ему предложили взять на воспитание семимесячного детёныша шимпанзе по кличке Гуа. Уинтроп сразу же согласился. Его сыну Дональду на днях исполнилось десять месяцев — они с шимпанзе были почти ровесниками.

Уинтроп привез Гуа домой, одел ее как сына и выделил ей такую же детскую мебель — стульчик, постель, стол для пеленания

Главное правило Келлогов заключалось в том, что их отношение к младенцу и шимпанзе должно быть абсолютно одинаковым. И все условия жизни тоже должны быть идентичны.

Гуа быстро привыкла к новым родителям, поскольку до этого воспитывалась в зоопарке и не боялась людей. С Дональдом они тоже быстро нашли общий язык.

Его сын рос вместе с детёнышем шимпанзе: история эксперимента Уинтропа Келлога
Дональд и Гуа играют с мячом

Мальчик и обезьяна взрослеют вместе

Когда Гуа освоилась, Келлоги начали исследования — они изучали рост тела ребенка и шимпанзе, их рефлексы, движения, силу, память, ловкость, страхи, поведение в игре, внимательность, понимание языка, анализировали их рисунки и проверяли реакции. Каждый день супруги делали заметки и фиксировали результаты экспериментов на кинопленку.

Первое время Гуа оказывалась во многом сообразительнее и успешнее Дональда. Например, она быстрее поняла, как достать печенье палкой. Первая научилась есть ложкой, пить из стакана и самостоятельно открывать дверь. Гуа отлично подражала человеческому поведению — выражала любовь с помощью поцелуев и объятий, повторяла жестикуляцию «родителей», когда чего-то хотела. Она показывала лучшие результаты, выполняя физические упражнения. Гуа выучила примерно пятьдесят фраз и команд, которые могла моментально исполнить: например, пожать руку или отправить воздушный поцелуй. И все это меньше чем за полгода эксперимента.

Успехи детеныша шимпанзе Келлог объяснял тем, что приматы в целом взрослеют быстрее людей: половая зрелость шимпанзе наступает в четыре года, а у человека — в 13-14.

Его сын рос вместе с детёнышем шимпанзе: история эксперимента Уинтропа Келлога
Гуа и Дональд

При этом ученый понимал, что есть вещи, которым Гуа никогда не сможет научиться — например, разговаривать. Еще Гуа долго не понимала предназначения горшка и туалета, и еще дольше училась ими пользоваться. Она не смогла сообразить, зачем ей дали карандаш, в то время как мальчик сразу начал рисовать. В какой-то момент стало ясно, что никакие тренировки не смогут исправить генетических особенностей шимпанзе.

«Кто не видел, как малыши ползают по полу и лают, как собаки?»

28 марта 1931 года, когда Дональду было полтора года, Келлоги довольно резко прервали эксперимент, признав, что он оказался неудачным. И вернули Гуа обратно в центр.

Аргументация была такой: скорее человек станет шимпанзе, чем шимпанзе человеком. Дональд начал повторять за Гуа, копировал ее поведение и жесты, что серьезно обеспокоило родителей.

В результатах исследования было указано, что животное может стать подобным человеку с помощью дрессировки и человеческого общения. Но существуют определенные пределы, которые не могут быть достигнуты, независимо от количества социализирующих и гуманизирующих эффектов.

Многие люди, наблюдавшие за ходом эксперимента, выдвигали свои теории относительно причин его окончания. Например, что шимпанзе стала намного сильнее Дональда, и это было просто опасно.

Его сын рос вместе с детёнышем шимпанзе: история эксперимента Уинтропа Келлога
Гуа и Дональд

Ученый Джеффри Кан из исследовательского центра биоэтики говорил: «Если вы растите ребенка со щенком, вы не ожидаете, что он научится человеческим чертам. Но кто не видел, как малыши ползают по полу и лают, как собаки?»

Необъективность и отсутствие эмпатии

Многие психологи, узнав о проделанной работе, стали подвергать Келлога критике. Во-первых, им казалось неэтичным ставить эксперимент над младенцем. А, во-вторых, их беспокоила жестокость по отношению к детенышу шимпанзе. Ведь ее сначала забрали из привычного окружения, лишили общения с другими приматами, а потом без какой-либо подготовки вернули обратно. По мнению некоторых психологов, это значительно усложнило жизнь Гуа. Кто-то даже считал Келлога сумасшедшим из-за отсутствия хоть какой-то эмпатии к объектам исследования. Многие ученые, комментируя исследования Келлога, писали, что эксперимент на одном испытуемом просто-напросто ненаучен.

«Каждый раз, когда вы проводите эксперимент со своей семьей и собственной жизнью, он не является научным в том же смысле, что и лабораторное исследование», — говорил Джеффри Кан.

Были и те, кто считал, что Келлог просто хотел прославиться таким образом — потому что ход эксперимента фиксировался только им самим и его женой, а его результаты не были опубликованы ни в одном научном журнале. Но в 1933 году супруги Келлог издали книгу «Обезьяна и ребенок», где поделились частью своих наблюдений. Однако у Келлога были и сторонники, которые считали, что он сделал огромный вклад в изучение отношений приматов с людьми. Как минимум, ценность его эксперимента заключается в том, что с 1931 года никто не пытался его повторить.

В 2017 году группа ученых из Великобритании и США, изучающая подобные исследования, опубликовала статью в журнале «Animal Cognition». В ней говорилось, что большинство экспериментов, подобных тому, который проводил Келлог, — необъективны. Во-первых, из-за выборки. Даже в одном биологическом виде животные имеют разные интеллектуальные способности. Во-вторых, дети могут быть успешнее приматов, потому что с первого дня воспитываются в такой среде — наблюдают за поведением родителей и других людей, в то время как шимпанзе попадают в абсолютно новую атмосферу.