Мало кто, прочитав этот рассказ, мне поверит. Сама себе не верила. Долго. А теперь вот знаю, что есть она, жизнь внутри Земли нашей. Помните Кольскую сверхглубокую скважину? Прокопали тогда больше 12 тысяч метров, да не прямо, а вкривь и вкось, такой там был грунт сложный, и вроде как странные звуки услышали. Тоже не очень верила. Сейчас — верю.

И вот почему.

В моем деревенском доме есть погреб. Глубокий. Полезла туда, чтобы в очередной раз порядок навести с вареньями и соленьями. Смотрю — ящерица маленькая. Только мне показалось, что это — он. Ящуренок такой. Резво бегает. Будто ищет что-то. А на улице — жара. И в погребе сухо. Я поднялась наверх, водички налила в кошачью миску и спустилась обратно, ящуренку этому пить поставила. И — все. Ну, и дела там переделала, какие намечала.

Подземный мир - это космос, другая планета. И не отличить...

А ночью сон снится. будто я в подземном мире оказалась. Но светло там, как и у нас. Стою, ничего не понимаю. И вдруг в спину мне кто-то ткнулся. Оборачиваюсь — огромный динозавр. Стоит, на меня смотрит, мне кивает и что-то сказать пытается. Слово какое-то одно. Не разобрала. да и страшно мне стало.

Но тут увидела я своего одноклассника Костю. Когда мы учились в шестом классе, он умер от белокровия. Мы к нему приходили прощаться, когда он живой еще был. Он нам три слова всего сказал — живите все долго! Так вот, подошел он ко мне и говорит:

— Это он с тобой знакомится, имя свое называет. Болдуин. Ты дама, первая должна руку ему протянуть.

Я протянула. Динозавр этот или ящер огромный, не знаю, как лучше и сказать, мне руку… поцеловал. И протянул:

— Спа-си-бо…

Я смотрела на него с недоумением — за что?

— За внука спасибо. Он в погреб ваш случайно забежал… Мать не доглядела… Да вы на меня садитесь, я вам мир наш покажу…

Костя кивнул — дескать, соглашайся. Но как и куда садиться? И тут же спина динозавра преобразилась в удобное кресло-сиденье. Я села. Позвала Костю. И мы отправились в путь.

Ехали через какую-то деревню — точь-в-точь как у нас на Земле. Костя объяснил:

— Помнишь, деревня целая у вас на Урале пропала. Исчезла. Вечером была, а утром — пусто. Так это она и есть. Сюда ее переселили.

— Как в сказке.

— А жизнь и есть сказка. Вы так меня жалели, хоронили — плакали. И вспоминаете всегда. Спасибо. А я жив. И мне тут хорошо.

— Объясни, как это.

— Пока не знаю. То есть — мне этого не объяснить.

— Я-то думала — после смерти человек оказывается на других планетах… И доказательства вроде были. А ты — в Земле… Внутри.

— Тут неизвестно, что внутри, а что снаружи.

— Известно. Космонавты видят наш шарик снаружи. Они же вверх летят, а не в землю вгрызаются!

— В мире иногда все выворачивается наизнанку…

Занятая разговором, я мало смотрела по сторонам. А зря. Были и леса, и речки, и цветы полевые. Словом, никакой разницы с нашим миром.

— Есть разница. Здесь человек не скован никакими обязательствами. И как он мыслит, так и живет.

— А если плохое что задумал?

— Это невозможно.

А потом я стала плохо слышать Костю. И не успела задать ему свой главный вопрос. Про мужа. Но он понял сам.

— Твой муж здесь. Он ставит спектакль. Балет. На свою поэму. Как и мечтал.

Радость моя была столь велика, что я вознеслась вверх, успев перед этим погладить Болдуина… А он коснулся губами моей ладони и что-то к ней прикрепил… Прилепил… А я летела все выше, выше, пока лучи солнца не коснулись моих глаз… Я проснулась и явственно услышала строку из песни мужа, которая заканчивалась словами про волшебный сон — подожди, не проходи…

А на ладони моей сиял какой-то кусочек… синтетической ткани? И он был сильно похож на чешую динозавра…

Я очень долго его хранила. Но при очередном переезде у нас потерялись две интереснейшие вещи. Этот вот кусочек неизвестного из другого мира. И частичка картона, который побывал на Луне и был подарен моему мужу космонавтом.