Загадочный код Васнецова

Русские богатыри.

Из богатырей, изображенных на картине, наиболее известен, пожалуй, Илья Муромец, располагающийся по центру композиции. В истории он известен как святой преподобный Илья Муромец Печерский (скончался ориентировочно в 1188 году), уроженец города Мурома. Он герой ряда русских былин, возникших в XII-XIII веках, и германских народных сказаний XIII века.

В 1988 году Межведомственная комиссия Минздрава УССР провела всестороннюю экспертизу останков богатыря, которые до сих пор хранятся в Киево-Печерской лавре. Ученые выяснили, что Илья умер в возрасте 40-55 лет от колотой раны сердца (по характеру повреждений можно судить, что вражеское копье, пробив щит и кисть Ильи, вонзилось прямо в грудь), а в юности страдал параличом нижних конечностей (вот почему он тридцать лет и три года лежал на печи).

Родом Илья был из крестьян. Несмотря на то что он своими ратными подвигами снискал у князя Владимира и его приближенных большое уважение, они иногда все-таки подчеркивали это социальное неравенство. Например, Владимир вдруг «забывает» пригласить Илью на пир или дарит ему не ценные подарки, как боярам, а всего лишь татарскую шубу. Сознавая свои заслуги перед землей Русской, Илья не стесняется за такое отношение к себе прилюдно обзывать Владимира дурнем, стрелять из лука по золоченым маковкам его дворца, а также будоражить простолюдинов. Впрочем, все это ему сходит с рук — ведь он же как-никак герой!

По правую руку от Ильи Муромца сидит на коне Добрыня Никитич. Исторический прототип Добрыни определить сложно: все дело в том, что Добрынь в былинах было сразу несколько. Так, в Тверской летописи рядом с Алешей Поповичем упоминается его товарищ Добрыня (Тимоня) Златопояс, а в Никоновской летописи упоминаются Алеша Попович, его слуга Тороп и Добрыня Разанич Златый Пояс. Впрочем, версия о том, что былинный Добрыня мог иметь связь с историческим дядей князя Владимира, кажется наиболее правдоподобной. Об этом говорит, в частности, былина о добывании Добрыней невесты Владимиру.

В основу этой былины, судя по всему, легло событие, отмеченное летописью 980 года, а именно сватовство Владимиром дочери Рог-волда Полоцкого Рогнеды. Сходство налицо: во-первых, действие происходит в земле, находящейся на западе (по летописи — в Полоцкой области, по былине — в земле Литовской). Во-вторых, на сватовство невесты приходит отказ, и невеста добывается насилием, причем главную роль здесь играет Добрыня, по летописи разбивший Рогволда и овладевший Полоцком, а по былине порубавший всех татар до единого.

По левую руку от Ильи Муромца располагается Алеша Попович, в летописях именующийся исключительно Александром Поповичем. Александр — настоящий воин. Он участвовал в целом ряде значительных сражений, и не просто участвовал, а показывал чудеса воинского искусства и силы. Например, он бесстрашно бился на реках Иш-не и Узе против войск Юрия, младшего брата Константина (который, в свою очередь, был старшим сыном великого князя Всеволода Юрьевича). Участвовал Попович и в знаменитой Липецкой битве.

После смерти своего покровителя Константина Александр Попович собрал своих друзей у гремучего колодца на реке Узе и выдвинул предложение — поступить на службу к великому Киевскому князю Мстиславу Романовичу Храброму, вместо того чтобы, не щадя живота своего, участвовать в мелких сварах разных князей. Идея всем понравилась, а Мстислав Романович очень обрадовался, получив подобное подкрепление. Но, как видно из истории, радовался он недолго — в битве с татарами на реке Калке 31 мая 1223 года он потерпел поражение, причем Попович там пал вместе со своими семьюдесятью давними друзьями.

В былинах Алеша Попович вначале предстает в образе могучего бесстрашного воина (как оно и было), но позже, видимо, под влиянием прозвища Попович (сын попа) Алеше народная молва начинает приписывать другие черты — коварство, хитрость, склонность к обману и любовным похождениям. Это нашло свое отражение и на картине Васнецова — Алеша изображен там едва ли не субтильным юношей, постреливающим издалека во врагов из лука (хотя из него согласно былинам за милую душу палили все три богатыря, и это не считалось чем-то зазорным).

Если, учитывая все приведенные выше данные, окинуть свежим взором картину, то мы поймем, что все три богатыря не могут изображаться в том виде, в котором они изображены. Если мы примем возраст Ильи Муромца за эталон, получится, что в то время Добрыня Никитич должен уже быть седобородым стариком, а Алеша Попович — мальчиком.

Какое у них оружие?

Но это еще не все. Теперь давайте разберемся, с чем же изображены на картине былинные богатыри.

Центральная фигура композиции — Илья Муромец — имеет при себе булаву и копье. Виктор Михайлович Васнецов, видимо, хотел тем самым подчеркнуть физическую мощь богатыря. Однако булава была не основным, а вспомогательным оружием Ильи и служила для нанесения быстрого, неожиданного удара в любом направлении. Основным же оружием Муромца (к слову, широчайше распространенным на Руси) было все-таки копье.

Меч, как известно, также являлся символом княжеской власти, и поначалу его носить имели право только старшие дружинники или князь. Васнецов отметил и это, дав его в руки именно Добрыне Никитичу, судя по всему, и впрямь являвшемуся представителем княжеского рода.

Гораздо более интересно вооружение третьего персонажа, Алеши Поповича. В его руках мы видим сложный (композитный) лук и меч в ножнах на боку. Так вот, русский стрелок, если он, конечно, не был левша, носил напучь (чехол) с луком на левом боку, а колчан со стрелами — на правом. То, что Алеша правша, подтверждается тем, что меч у него висит слева. Тогда почему же колчан — также слева? Судя по всему, Виктор Михайлович так увлекся созданием шедевра, что случайно упустил данный момент из виду, тем самым создав нарисованному Поповичу нешуточные проблемы в бою.

Что касается доспехов, то весьма пристальное внимание привлекает к себе шишак, красующийся на макушке Добрыни Никитича. Дело в том, что во времена Добрыни данный шлем был раритетом покруче всех яиц Фаберже вместе взятых. Почему? Да потому, что Васнецов изобразил богатыря в шлеме, который принадлежал переяславскому князю Ярославу Всеволодовичу, отцу Александра Невского! Во время междоусобной Липецкой битвы владимиро-суздальцев с новгородцами (1216 год) данный шлем перекочевал с головы князя на землю, а спустя 600 лет был найден крестьянином в лесу и сдан кому следует. Ну а Васнецов не удержался и изобразил Добрыню именно в легендарном шлеме, еще раз подчеркнув его княжеское происхождение…

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x