Тайна »Императрицы Марии»

…Раненых было несть числа. Практически не было ни одного члена команды броненосца, который не пострадал бы при взрыве. После проведенного расследования стало ясно, что взрыв на броненосце устроили агенты австрийской секретной службы, установившие бомбу с часовым механизмом у погребов боезапаса, отомстив тем самым своим бывшим неверным союзникам, покинувшим Тройственный союз ради выгод, которые сулила Италии Антанта, возглавляемая коварной Британией.

…2-го августа 1916 года, за час до полуночи, почти то же самое произошло с новейшим итальянским дредноутом «Леонардо да Винчи», только-только вышедшим из дока и ожидавшем на рейде военно-морской базы Таранто приказа о выходе на учебные стрельбы. В 23.00 офицеры и матросы корабля почувствовали сотрясение от взрыва, произошедшего в районе погребов боезапаса одной из кормовых башен главного калибра. Вслед за этим из горловины вентилятора охлаждения повалил дым, командир, почуяв неладное, немедленно объявил тревогу и отдал приказ о затоплении обеих погребов. Погреба быстро затопили, для тушения пожара разнесли шланги. Но через пятнадцать минут сильное пламя вдруг охватило батарейную палубу и стало распространяться в носовую часть корабля. Огонь и дым извергались из всех отверстий и были хорошо видны с кораблей, стоявших на рейде и в порту. Еще через несколько минут последовал сильнейший взрыв, который разрушил почти все надстройки дредноута и погубил немалую часть его экипажа. Вода, попавшая внутрь корабля через пробоины в носовой части, стала быстро распространяться по всему кораблю, чему в немалой степени способствовали открытые водонепроницаемые двери внутри корпуса. «Леонардо да Винчи» начал быстро погружаться, затем потерял устойчивость, перевернулся кверху килем и затонул. Вся агония лидера флота с начала и до самого конца заняла ровно сорок пять минут. Четверть экипажа так и не увидела рассвета… [2]

Следственная комиссия, немедленно приступившая к расследованию, долго не могла прийти ни к какому выводу, пока наконец в ноябре 1916 года органы контрразведки не раскрыли австрийскую диверсионную организацию с центром в Цюрихе. Главой этой организации был видный служащий папской канцелярии в Ватикане, ему же приписали и взрыв на броненосце «Бендетто Брин». Несколько человек, составлявших ядро организации в Таранто и не успевших вовремя скрыться, были арестованы, судимы и расстреляны.

…26 октября 1916 года в Архангельске взорвался пароход «Барон Дризен», доставивший из Англии в Россию груз боеприпасов. Взрыв произошел в тот момент, когда пароход поставили к причалу Бокарицы, от «Дризена» ничего не осталось, а стоявший рядом с ним английский пароход «Earle of Farfor» был поврежден так сильно, что его пришлось поставить на длительный ремонт. Газета «Новое время» от 30 октября 1916 года писала по этому поводу следующее:

«Начато следствие для исследования причины взрыва на пароходе «Барон Дризен», причем власти уже в настоящее время имеют серьезные основания предполагать наличие злоумышления, организованного германскими эмиссарами».

Таковы наиболее вопиющие факты диверсий на кораблях Антанты во время войны, но интересующее нас больше всего событие из этой цепи произошло 7 октября 1916 года на Черном море, и место действия — севастопольский рейд. В 20 минут седьмого утра весь город и крепость Севастополя были разбужены мощными взрывами, раздававшимися над притихшей гладью Северной бухты. Взрывы следовали один за другим с разными интервалами почти целый час и раздавались с самого мощного корабля российского Черноморского флота — линкора «Императрица Мария»…

Вот как выглядит это событие в изложении одного из самых компетентных отечественных писателей-маринистов Анатолия Сергеевича Елкина:

«…Через четверть часа после утренней побудки матросы, находившиеся рядом с первой носовой башней, обратили внимание на странное шипение, доносившееся из-под палубы.

— Что это? — спросил кто-то.

Ответить ему не успели: из люков и вентиляторов около башни, из ее амбразур стремительно вырывались багровые языки пламени и черно-сизые клубы дыма. Оцепенение людей длилось только секунды.

— Пожарная тревога! — закричал фельдфебель, стремительно отдавая команды. — Доложить вахтенному начальнику! Пожарные шланги сюда!

По кораблю пронеслись сигналы пожарной тревоги. Все немедленно пришло в движение. По палубе стремительно раскатывали брезентовые шланги, и вот уже первые упругие струи воды ударили в подбашенное отделение. И тут произошло непоправимое.

Сильный взрыв в районе носовых крюйт-камер, хранивших 12-дюймовые заряды, разметал людей. Упругий столб пламени и дыма взметнулся на высоту до трехсот метров. Как фанеру, вырвало стальную палубу за первой башней. Передняя труба, носовая рубка и мачта были снесены гигантским смерчем. Повсюду слышались крики и стоны искалеченных людей, лежали обожженные, смятые, раздавленные тела. За бортом «Марии» барахтались в воде выброшенные ударной волной оглушенные и раненные матросы. В грохоте рушащихся надстроек метались люди, полуослепшие от бьющего в глаза огня, полузадохнувшиеся от едкого порохового дыма. К «Марии» спешили портовые баркасы.

— Затопить погреба второй, третьей и четвертой башен!

— Принять шланги с баркасов! Доклады были страшными.

— Освещение потухло. Электропроводка перебита.

—  Вспомогательные механизмы не действуют! Паровая магистраль вышла из строя!

— Пожарные насосы не действуют!

Горящие длинные ленты артиллерийского пороха бенгальскими огнями рассыпались по палубе, вызывая то здесь, то там, новые очаги пожара. Люди стремительно бросались к месту опасности. В дело шло все — одеяла, бушлаты, вода… А тут еще ветер гнал пламя прямо на не тронутые взрывом надстройки и башни.

— Завести буксир на портовый пароход! — скомандовал старший помощник. — Повернуть корабль лагом к ветру!

К семи часам утра всем показалось, что главная опасность миновала: пожар начал стихать. «Мария» не кренилась, не имела дифферента на нос. Появилась надежда спасти корабль.

Семь часов две минуты. Новый, еще более страшный взрыв сотряс «Марию». Линкор круто повалился на правый борт, и нос его стал уходить под воду. Вот уже скрылись носовые пушечные порта. Дрогнула уцелевшая задняя мачта, описывая в небе прощальный полукруг, и, перевернувшись вверх килем, линкор лег на дно.

…Над бухтой, как стон, пронесся крик ужаса. Корабли и баркасы поднимали из воды тех, кого еще можно было спасти. К вечеру стали известны ужасающие размеры катастрофы: погиб один из мощнейших кораблей Черноморского флота, 225 матросов убиты или скончались впоследствии, 85 тяжело ранены. Остальных членов команды «Императрицы Марии» удалось спасти. Академика А. Н. Крылова, занимавшегося расследованием катастрофы по указу самого царя, долго преследовали жуткие картины случившегося: «…В палубах, наверное, была масса убитых и обожженных. В полном мраке в них творился неописуемый ужас… Вы скажете, что это мои фантазии, — да, но основанные на сотнях показаний экипажа «Марии»…

Версии.

…О гибели «Императрицы Марии» написано немало. Но ни одного убедительного объяснения предъявлено так никогда и не было. Наиболее интересны гипотезы о вездесущих германских шпионах, подбросивших в погреб боезапаса линкора бомбу -ведь шла война, и вывести вражеский линкор из строя немцам нужно было позарез. К тому же было доказано, что аналогичные катастрофы на итальянском флоте были произведениями именно умелых диверсантов. Причину взрыва на «Барон Дризен» тоже в конце концов выяснили. Но никто еще не заявил, что сможет доказать ФАКТ ДИВЕРСИИ на «Императрице Марии». Существуют еще две сильные версии, но и они не подкреплены доказательствами. Как-то в одном старом морском альманахе, издававшемся до Второй мировой войны в Праге, было опубликовано письмо старшего офицера с «Императрицы Марии», некоего Городысского. По его словам, взрыв, послуживший причиной гибели корабля, был произведен старшим комендором Вороновым, случайно уронившим один полузаряд себе под ноги во время уборки в пороховом складе первой башни главного калибра. Однако сам Воронов нам ничего по этому поводу рассказать не может, потому что он начисто испарился в результате своей роковой оплошности. Еще одно предположение основывается на том, что в погребе башни воспламенился испорченный временем порох — в принципе, самовозгорание некачественных боевых зарядов не такая уж и редкая штука, но никаких доказательств в пользу этого факта предоставлено не было…

Самой убедительной версией по-прежнему остается злой умысел. На свет извлекаются «убедительные факты», но… никого эти «факты» не убеждают.

…Яркой иллюстрацией этому может послужить нашумевшая в свое время книга Г. Митрофанова, который в 30-е годы был чекистом. Роман называется «Тонкая нить», и в нем рассказывается о том, как в 1932 году сталинские чекисты обезвредили шпи-онско-диверсионную группу, действовавшую в Николаеве на одном из судостроительных заводов с целью выводить из строя производимые там советские военные корабли.

Итак, Митрофанов попытался нас убедить в том, что один из пойманных руководителей группы, некий Верман, на допросах утверждал, что группу он создал еще в 1910 году, по крайней мере трое его нынешних подручных работали на николаевских верфях еще при царе, и взрыв на «Императрице Марии» в 1916 году — именно его с ними рук дело. Когда начинаешь читать эту книжку, то с первых же страниц чувствуется подвох. Факты, выложенные Верманом следователю, становятся голословными утверждениями. Сам Митрофанов делает вывод, опровергающий всю его гипотезу: чекисты решили, что Верман рассказал про свое участие в той давней диверсии потому, что полагал, что следователи поймут, что Верман — разведчик международного класса, а таких разведчиков зря не расстреливают. Но чекисты в те годы не щадили даже друг друга, так что там говорить про какого-то шпиона? Тем более что дело было еще при царе, а раз линкор был царский, то так ему, царю, и надо. В наше время были отысканы документы, подтверждающие рассказ Митрофанова, но рассказа Вермана они не подтверждают никоим образом. Царской контрразведке не удалось выйти на след диверсионной группы, а то, что «засыпавшийся» шпион наболтал красным комиссарам в тщетной надежде спасти свою шкуру, годится лишь для использования в детективном романе.

…В 1989 году в Лондоне вышла книга английского историка-мариниста Кларенса Питтмана «Ледяные призраки высоких широт», в которой он, в числе прочего, привел некоторые факты из биографии загадочно исчезнувшего в 1951 году в Атлантике бразильского линкора «Сан-Паулу». Некоторые штрихи в судьбе этого корабля показались интересными другому английскому писателю, Роберту Мерриту, который интересовался гибелью «Императрицы Марии» уже давно, они напрямую перекликались с судьбой русского дредноута, и этот исследователь предпринял маленькое расследование, которое в конце концов натолкнуло его, как ему самому показалось, на большое открытие!

Примечания.

1.  Дюйм — 2.5 см. 12-дюймовые орудия — это орудия калибром в 300 мм, наиболее распространенным в итальянском линейном флоте накануне первой мировой войны.

2.  В 1919 году «Леонардо да Винчи» подняли, к 1921 году отремонтировали, но от планов его дальнейшей реконструкции отказались ввиду сложившейся международной обстановки, так что в 1923 году корабль пошел на слом.

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

x