Изыскание истины с особым пристрастием

После этого Грозный велел вывести из толпы осужденных 184 человека и объявил, что прощает их. Оставшиеся умирали в страшных мучениях: их сжигали на кострах, варили в котле, вешали, колесовали, подвешивали за ребро… Многолетний глава Посольского приказа, обвиненный в измене и тайных связях с польским королем, крымским ханом и турецким султаном, был разрезан на куски. Казначея Никиту Фуникова казнили, обливая поочередно то кипятком, то холодной водой. Участвовал в расправе и сам царь. Казни продолжались четыре часа, после чего Грозный приказал вынести все тела за город и бросить в яму.

С казнями на Красной площади связывается возведение маленьких деревянных церквей «на крови», стоявших вдоль рва и кремлевской стены от Спасских (Фроловских) до Никольских ворот. По преданию они были поставлены в память о казненных Иваном Грозным. Опись Москвы XVII в. сохранила их названия: Параскевы Пятницы, Василия Кесарийского, Богоявления, Феодосии Девицы, Евангелиста Марка, Иоанна Предтечи, Ризоположения, Сергия Чудотворца, Николы, Рождества Христова…

Но жестоким казням всегда предшествовал допрос «с пристрастием», иными словами — пытка.

В юриспруденции XV-XVIII веков существовало четыре метода дознания: допрос, расспрос, розыск и пристрастие. И если при простом допросе с подозреваемым обращались довольно мягко, то три остальных метода были связаны с истязанием.

За что пытали? Не только за грабеж, убийство, но и за курение табака, за нерадивое исполнение своих «служебных обязанностей» и еще тысячу разных провинностей. И если уж кто-то попадал в Розыскной приказ, то тут не помогали ни титулы, ни должности, ни связи.

В народе пыток боялись, и не напрасно: стоны, крики, проклятия, доносившиеся из «приказов», где проводилось «изыскание истины», заставляли содрогаться даже сильных духом людей.

Пытали часто по праздникам, и самым традиционным истязанием на Руси была дыба, или виска. Руки человека заводились назад и связывались, затем пропущенной через блок веревкой его поднимали вверх и опускали с таким расчетом, чтобы ноги не доставали пола. Несчастный повисал на вытянутых руках, и вся нагрузка приходилась на мышцы плечевого пояса и суставы рук. Для усиления эффекта к ногам пытаемого привязывался груз. Обычно допрос на дыбе дополнялся сечением кнутом.

«Степени устрашения» при пытках зависели от «откровенности» допрашиваемого и от фантазии заплечных дел мастеров: в ход шли раскаленные клещи, которыми ломали преступнику ребра, загоняли деревянные спицы или гвозди под ногти («узнать всю подноготную»), «сгибали в бараний рог». При этой пытке голову допрашиваемого привязывали веревкой к ногам, к этой веревке прикрепляли палку и начинали человека «закручивать». Популярной была и пытка «шиной», когда раскаленным железом водили «с тихостью по телам человеческим, которые от того шипели, шква-рились и вздымались». Отрезали языки, руки, пальцы, уши, вырывали ноздри (в Указе 1663 г. разъяснялось, что надлежит делать с отрубленными частями тел: прибивать к деревьям у больших дорог, а также выносить для обозрения на городские  площади).  Бывали  и пытки «попроще»: например, подозреваемых кормили селедкой, а потом несколько дней не давали пить. Но «королем» русской пытки был все же кнут: один из палачей хватал жертву за руки, закидывал себе за плечи, а другой, стоявший за спиной жертвы, пускал в ход пыточный кнут. Кнут представлял собой узкую полоску кожи с кусочками свинца, привязанной к короткой рукоятке.

Полоска высушенной жесткой кожи была согнута желобком и заточена по краям. Кнут наносил страшные раны, вырывая из тела допрашиваемого целые куски мяса.

Бывали и пытки «с юмором»: осужденного клали на спину, привязывали и ставили ему на живот специальную клетку без дна, в которую запускали крыс. Затем к клетке подносили факел, и твари, пытаясь спастись, выедали несчастному живот.

Но самая страшная судьба ждала тех, кого приговорили к смертной казни. Самой мучительной из них считалось подвешивание за ребро. Заостренный медный крюк вбивался деревянным молотком под ребра живому человеку, которого затем на этом крюке подвешивали. Смерть наступала не от механических повреждений тканей, а от медленного удушения.

Колесование — также широко распространенная на Руси и в Европе казнь, при которой осужденному переезжали массивным деревянным колесом руки и ноги, дробя кости, а затем отрубали голову. Затем тело клали на колесо и поднимали его для лучшего обзора на вертикально вкопанный столб.

Однако самые жестокие пытки и казни пережила Россия в царствование Ивана Грозного: его «изобретательность» не знала пределов!

Например, «за измену царю» новгородского епископа Леонида зашили в медвежью шкуру и затравили до смерти псами. Свою седьмую жену Василису Меленьтеву, изменившую ему, Иоанн Грозный велел обвязать веревками, заткнуть ей рот кляпом, положить в гроб живой и закопать (вообще казнь через закапывание живой в землю была «привилегией» женщин. Обыкновенно преступницы закапывались: по горло, земля вокруг них уплотнялась и через несколько дней они погибали мучительной смертью). Французскому послу, вовремя не снявшему перед царем шляпу, по приказу Грозного прибили ее к голове гвоздями.

Царь любил «пошутить». Так, нескольких дворян он велел сварить только за то, что они не рассмеялись при виде раскачивающихся» на одной виселице мужчины и овцы, а ведь такую казнь он специально выдумал для человека, носившего фамилию Овцын. Иван Васильевич любил казнить преступников «по ремеслу их»: рыбаков, доставивших к государеву столу несвежую рыбу, потрошили на манер осетров. Голландскому врачу Уго ван Гилдингу, подпольно делавшему аборты, вытащили специальными щипцами все внутренности через задний проход. Проштрафившихся монахов привязывали к пороховой бочке, которую затем взрывали, чтобы «святоши аки ангелы ко своему господу вознеслись».

Не брезговали при дворе и людоедством. Однажды иностранные послы были приглашены на обед, на котором должны были отрезать куски мяса от проштрафившегося главы Иностранного приказа Ивана Михайловича Висковатого и сырыми есть. Гости, кстати, веселились от души, пока «живой шашлык» не умер на глазах у обедающих.

Петр I тоже вошел в историю только как великий реформатор, но и как один из самых жестоких правителей: доносы, пытки, казни отличались при нем особым размахом, изощренностью и жестокостью. Известно, например, что Петр, узнав, путешествуя по Европе, о такой изуверской казни, как распиливание, возымел твердое намерение повторить ее России (и такая казнь действительно состоялась в 1706 году).

Определенные гуманные подвижки в судопроизводстве начала делать лишь Екатерина II, отменив в 1744 году пытки. Окончательная же точка в этом вопросе была поставлена царем Александром II, хотя палачи-любители на Руси не перевелись: были еще и «салтычихи», замучившие не одну сотню крестьян, и «кошкаревы», державшие своих крепостных на цепях, и многие другие заплечных дел мастера…

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

x