Изгой царской семьи

Изгой царской семьи

Император Николай I лично крестил своего внука – великого князя Николая Константиновича Романова. К сожалению, детство Николая нельзя назвать счастливым. Вечно занятые своими делами родители почти не уделяли отпрыску внимания.

В шикарных интерьерах Мраморного дворца ребенок нередко оставался голодным и бегал перекусить к прислуге на кухню. Всю последующую жизнь Николай Константинович предпочитал изысканным блюдам черный хлеб с чаем…

Князь оставил яркий след в истории России, но сегодня о нем почти никто не помнит.

Фанни Лир в виде Венеры с яблоком.

Скульптор Томазо Солари

Николай поступил в Академию Генерального штаба. Учился он много и напряженно, «посадив» при этом зрение.

Он был первым из Романовых, окончившим высшее учебное заведение, да еще с серебряной медалью в числе лучших выпускников. В кругу однокашников его рвение к учебе вызывало насмешки.

Князь был красивым, высоким, великолепного сложения, прекрасно танцевал, но на балах появлялся все реже. Закончив академию, он отправился в заграничное путешествие, где начал коллекционировать картины и большую часть времени проводил в антикварных лавках и мансардах живописцев.

В 21 год князь, искренне увлеченный военной службой, уже командовал эскадроном в Конном лейб-гвардии полку.

В эту пору к молодому человеку пришла первая любовь. Родителей обеспокоил его бурный роман с хорошенькой и энергичной американкой Фанни Лир. Она была неглупа, начитана и быстро поняла, что за внешним блеском скрывается одинокий и бесприютный человек. Фанни приучила князя заезжать к ней обедать, ругала его за попойки и карточные игры. Николай часто вскипал и говорил, что великому князю никто не смеет указывать. Фанни хладнокровно заявляла, что если «любимого мальчика» она не устраивает, тот может убираться ко всем чертям. Князь не раз действительно хлопал дверью, но всегда возвращался. Для него стало привычкой сидеть с Фанни у камина и обсуждать события дня и планы на будущее.

Чтобы прервать затянувшийся роман и не дать «авантюристке» женить князя на себе, родители Николая нашли предлог удалить его из столицы. Шло завоевание Средней Азии. В 1873 году Николай Константинович в составе русского экспедиционного отряда двинулся в Хивинское ханство.

Лики фортуны

В чине полковника князь во главе авангарда Казалинского отряда прошел труднейшим маршрутом через пустыню Кызылкум. Были кровопролитные схватки, страшная жара и отсутствие воды. Люди сходили с ума, стрелялись, не выдерживая таких мук, зверели и дрались у колодцев за глоток воды… Князь вел солдат, подавая пример выдержки и мужества. Пули и сабли пощадили его в бешеных атаках и коварных засадах. За этот поход он получил орден Святого Владимира.

Все время разлуки Николай переписывался с Фанни. Он писал, что изменилось его отношение к жизни и людям, только любовь к ней осталась неизменной.

Князь был очарован Средней Азией. Возвратившись, он принял участие в работе Русского географического общества. Его избрали почетным членом общества и назначили начальником Амударьинской экспедиции, целью которой было изучение завоеванного Россией края. Ничто не предвещало беды.

Загадочная кража

14 апреля 1874 года обнаружилось, что из оклада семейной иконы Романовых исчезли крупные бриллианты, и князь Константин Николаевич вызвал полицию.

Обвинение пало на адъютанта и друга князя Е.П. Варнаховского. На допросе тот заявил, что он только отнес в ломбард алмазы, переданные ему Николаем. Александр II приказал подключить к расследованию жандармов, которые пришли к выводу, что камни украл Николай. Его показания на трехчасовом ночном допросе были противоречивы, но князь поклялся на Библии, что невиновен. В ящике его стола при обыске нашли намного больше денег, чем стоили алмазы.

Августейшее семейство собралось на экстренный совет. Для сохранения престижа семьи решили признать Николая душевнобольным (медики это, естественно, подтвердили), из чего следовало, что он будет находиться под стражей и жить там, где ему укажут. Князя лишили всех званий и наград, а его имя в семье запретили упоминать. Князя держали в смирительной рубашке, накачивали лекарствами и даже били… Фанни Лир быстренько выдворили из России, и она Николая больше не видела. Фанни не верила в его виновность и позже писала в своих мемуарах, что случись такая неприятность в обычной семье, ее бы просто скрыли.

Забытые благодеяния изгнанника

Изгой царской семьи

Великий князь Николай Константинович с женой Надеждой Александровной в Ташкенте

Для Николая, под охраной гоняемого по империи, Оренбург в 1877 году стал очередным местом жительства. Но на великого князя и в изгнании не было управы. Он был головной болью местного начальства и позволял себе выходки, вызывавшие громкие скандалы.

Только поставленная цель – изучение Средней Азии – спасала изгоя от отчаянья.

После экспедиций князь написал работы «Водный путь в Среднюю Азию, указанный Петром Великим» и «Аму и Узбой» – о повороте Амударьи в древнее русло, что открыло бы для России дорогу вглубь Туркестана и позволило оросить многие земли. Он отправил в Петербург проект постройки железной дороги в Туркестан.

Летом 1881 года Николаю Константиновичу было предписано ехать в захолустный Ташкент – скопище жалких глинобитных лачуг, – в котором расположился русский гарнизон. «Ташкентский князь» развернул многостороннюю деятельность, показав свои коммерческие таланты и способность заглянуть в будущее. Он сделал для Средней Азии больше, чем вся царская администрация. В первую очередь, обеспечил водой гарнизоны Туркестанского округа, построил дома для солдат-ветеранов и выделил на их нужды капитал 100 000 рублей. Князь проложил 100 километров магистрального канала, оросил 40 000 десятин земли в Голодной степи и основал 12 русских деревень для опоры империи в этих местах, переселив в них казаков и крестьян, которым выдавал ссуды. К 1913 году в Туркестане было уже 119 сел!

Деньги на преобразования ему приносили построенные им рисовый, сахарный и другие заводы, мельницы, ткацкая фабрика и фотография. Его дом был обсажен дубами и березами. Теперь в нем располагается Дом приемов министерства иностранных дел Узбекистана.

Николай построил в городе шикарный театр, пять кинотеатров и создал большой зверинец. Из поездок он привозил восточные раритеты, собрал и передал в публичную библиотеку города много редких книг по истории края.

Две жены

Изгой царской семьи

Дворец великого князя в Ташкенте. Начало XX века

Отношений с родными Николай Константинович не поддерживал и называл их «собачьей кровью». В Оренбурге в 1878 году он тайно обвенчался с дочерью полицмейстера Надеждой Дрейер.

В столицу ушел донос, и специальным указом Синод расторг брак. Но Надежда наотрез отказалась покинуть мужа. Романовым не хотелось иметь такую родственницу, но, в конце концов, брак разрешили узаконить.

В Туркестане князя очень уважали, его авторитет был непререкаемым, советы ценились на вес золота. Однажды его позвали в казацкий курень. В нем, сидя на полу, горько плакала 15-летняя невеста Даша Часовитинова. Жадный жених отказался от венчания с ней, получив не все обещанное приданое. Князь велел девушке успокоиться, долго смотрел на нее, а затем дал отцу невесты денег и сам поехал с ней венчаться. Револьвер, с которым князь не расставался, был убедительным аргументом для священника, а мнение публики и начальства его не интересовало. С двумя женами князь однажды появился на премьере в ложе театра…

От Надежды, которой он придумал титул «княгиня Искандер», у него было двое сыновей, которых она сумела устроить на учебу в Пажеский корпус. Дарья приумножила полученные у князя деньги и позже вместе с детьми устроилась в столице, выйдя замуж «законно».

Никаких репрессий!

Изгой царской семьи

Общий вид головного сооружения оросительного Романовского канала в Голодной степи

Князь приветствовал революцию 1917 года и даже прислал телеграмму Керенскому. Современные версии о репрессиях со стороны советской власти в отношении князя не соответствуют истине. В органе исполкома Ташкентского Совета рабочих и солдатских депутатов «Наша газета» от 17 января 1918 года был помещен некролог о смерти великого князя Николая Константиновича. В нем сообщалось, что гражданин Романов умер в ночь с 13 на 14 января от воспаления легких на даче под Ташкентом и похоронен 16 января у ограды Военного Георгиевского собора. Есть протокол заседания Совета от 15 января об утверждении места захоронения князя по просьбе его жены и разрешение не производить в отношении его жен и детей никаких процессий.

Позже собор превратили вначале в кукольный театр, а затем в кафе. Когда Узбекистан стал отдельным государством, здание и захоронение вообще снесли и на его месте разбили сквер. Так стерли память о незаурядной личности – Николае Константиновиче Романове, изгое царской фамилии.

Валерий КУКАРЕНКО

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x