Плавучие острова озера инков

Затерянное в Андах и овеянное легендами, озеро Титикака будит воображение, вызывает желание побывать на его берегах. Но главная достопримечательность открывается не сразу — несколько десятков плавучих островов.

Однако для начала о самом озере, ухитрившемся забраться на высоту 3820 метров. Занимая нижнюю часть нагорья Кольяо, Титикака принадлежит двум странам — Перу и Боливии. Наибольшая ширина её 80 километров, а общая поверхность — 8300 квадратных километров, из которых большая часть находится на перуанской территории.

Туристы, путешествующие по Перу, знакомство с озером начинают в Пуно — городе, основанном в 1668 году близ шахты, где добывали серебро. Городок стоит на склоне холма, дальше крутизна возрастает, и расти ему больше некуда. За три столетия населения набралось до 100 тысяч.

Есть гипотеза, что Титикака — часть океана, оказавшаяся отрезанной от него после поднятия Западных Восточных Кордильер. Эта теория подтверждается наличием на боливийской части гигантских соляных копей.

Но более всего туристов интересуют островки, которые непринужденно плавают по озеру со всем своим населением. Это невероятно, но факт: сотни людей рождаются, взрослеют, проводят всю свою жизнь и уходят из неё, не покидая этих островов, плывущих в никуда над прохладными глубинами озера.

Всего на озере 32 естественных острова. Шесть из них стали прибежищем для иностранных туристов, их так и называют — «острова-отели». Это Эстебес, Амангани, Такиле, Сото — в перуанской части водоёма и острова Солнца и Луны — на территории Боливии.

Помимо этих «осёдлых» островов, в заливе Пуно есть ещё 44 плавучих — искусственных. Они известны под общим названием «Урос» — по имени их обитателей — индейцев, которых насчитывается около 1200 человек. Впрочем, с самими «урос» не всё так просто. Проспекты туристических компаний приглашают путешественников побывать на островах, «пока там не вымерли последние уро». Однако «настоящих уро» на плавучих островах больше нет — они исчезли. Последний «настоящий уро» умер, как говорят, в середине 1960-х, а нынешние обитатели дрейфующих островов — это метисы, которых правильнее было бы называть «уро-аймара».

Согласно сохранившимся сведениям, на побережье Титикаки издавна жили два враждовавших между собой племени индейцев-аймара — чульи и лупакас. В конце Х — начале ХI веков сюда пришли инки во главе с воинственным Пачакутеком, добывшим немало земель и сокровищ для огромной империи инков. Большинство местных индейцев покорились завоевателям. А небольшая группа, оказавшая сопротивление, была сброшена инками в озеро. Но они не погибли, а начали обживать залив Пуно, который исправно поставлял им еду и строительный материал.

Приозёрные индейцы питались корнями росшего на Титикаке тростника — тоторы. Из него же, добавляя глины, лепили плавучие островки и хижины. Это и были предки урос, которые населяли искусственные острова высокогорного озера. Сами урос, правда, утверждали, что их предки населяли землю с тех пор, «когда на небе появились звезды», но это некоторое преувеличение. Название вымерших урос придано нынешним обитателям тростниковых островов ради экзотики и привлечения туристов.

Являясь этнически частью одного из крупнейших индейских народов — аймара, — урос не желали признавать себя обыкновенными людьми. Были, например, убеждены, что кровь у них чёрная, а потому они не тонут в воде и легче переносят сырость и холод зимних ночей. Но это из области мифов. В реальности это низкорослые люди, страдающие от ревматизма и многих других недугов…

У плавающих индейцев много забот. Каждые три месяца они вынуждены настилать новый слой свежесрубленного тростника. А нижний слой тем временем снова неумолимо размывается. По мере сгнивания тотора опускается на дно. Сооруженная из камыша платформа существует пять лет, хижина — два года, лодка и того меньше — год. Так что все это хозяйство надо либо подновлять, либо создавать заново.

Плавучие острова — это спрессованная тотора толщиной метра три, под ней вода. В дно втыкают жерди, которые привязывают к камышу. Для надёжности в воду опускают на привязи и большие камни, служащие якорями. Но сильный ветер может их сорвать, унести остров и разрушить соломенные хижины.

Если «вершки» тоторы — это стройматериал, то корешки — еда. Извлечённую из грунта нижнюю часть отрезают, чистят, будто это банан, и едят. Женщины и детишки сидят на соломе около хижин, разложив перед туристами пёстрый веер вязаных ковриков — в их наивно-примитивных сюжетах уместилась вся немудрёная жизнь островитян. Мужчины занимаются рыбной ловлей, женщины — кустарным промыслом и ведут домашнее хозяйство. Основной источник доходов — продажа сувениров туристам. Это и коврики с индейскими орнаментами, и модели лодок, и чучела птиц.

Об уровне мастерства индейцев с Титикаки свидетельствует тот факт, что именно они помогали Туру Хейердалу в Египте строить плот для одной из его экспедиций.

Обитание на островах наложило отпечаток на все стороны жизни индейцев. Селятся они семьями, поэтому искать жениха или невесту приходится на соседнем островке. Если девушке нравится парень, то она или провожает его, когда тот собирается на рыбалку, или встречает при возвращении. В семье жена проявляет к мужу предельное уважение. Развод прежде считался величайшим грехом и был запрещён. Сейчас запрет снят, однако разводы среди урос-аймара случаются крайне редко. Брак для островитян взаимовыгоден, одно из условий выживания.

Одеваются островитяне так же, как и индейцы-аймара на «большой земле». Женщины носят просторные юбки разных цветов, шерстяные кофты, пончо и круглые войлочные шляпки с загнутыми полями. Кроме того, все дамы, вне зависимости от возраста, заплетают волосы в косы. Для красоты через них пропускаются узкие разноцветные ленты; у незамужних они светлых тонов, а у замужних — тёмных. Некоторые мужчины носят пончо, но в будние дни ходят в чём попало — адидасовские майки могут сочетаться с брезентовыми брюками немыслимой ширины и матерчатыми тапками на босу ногу.