Действительно ли Калигула сделал свою лошадь консулом? (3 фото)

По словам древнего историка Светония, известный римский император Калигула настолько любил свою лошадь, что приказал оборудовать для нее мраморное стойло, ясли из слоновой кости, украшенную драгоценными камнями сбрую и даже дом. Позже еще один летописец, Дион Кассий, писал о том, как слуги кормили животное овсом, смешанным с золотыми хлопьями.

Что мы знаем о поведении Калигулы?

Калигула был известен своим безумием и жестокостью. Он якобы совершал кровосмешение со своими сестрами, скармливал заключенных диким зверям, и разговаривал с луной. Поэтому такое отношение к любимой лошади может показаться меньшим из зол. Но действительно ли он планировал сделать лошадь консулом, и этого не случилось только из-за его убийства? Или же Светоний заставил нас поверить в это?

Действительно ли Калигула сделал свою лошадь консулом? (3 фото)

Большая часть того, что мы знаем о Калигуле, в том числе и история о его лошади, происходит от писателей, которые жили спустя несколько десятилетий после четырехлетнего правления императора. Современные историки считают, что Светоний и Дион брали информацию для своих летописей из слухов и легенд, либо же просто сфабриковали эти истории, чтобы превратить не столь великого правителя в эпического злодея. Многие историки не верят в то, что Калигула терроризировал Рим, утверждая, что у него не было законной силы, чтобы так себя вести. Таким образом, хотя император и мог с нежностью относиться к своей лошади, вряд ли он зашел так далеко, чтобы назначать ее консулом.

Действительно ли Калигула сделал свою лошадь консулом? (3 фото)

А что, если Калигула на самом деле хотел это сделать?

По словам биографов Калигулы, маразм – это не единственное логическое объяснение такого поведения. Многие поступки императора, в том числе и его отношение к лошади, были совершены для того, чтобы оскорбить и унизить сенаторов и других представителей элиты. Даровав высокий государственный пост своей лошади, Калигула тем самым давал понять им: их работа была настолько бессмысленной, что даже животное могло бы ее выполнять.