Султан Бейбарс — правитель Египта (4 фото)

Султан Бейбарс — у многих современников сразу возникает ассоциация с Азией, степями, кочевниками. А тем временем Бейбарс I — один из известнейших правителей в истории Египта. В то же время, его часто изображают как азиата, и вероятно он действительно им был. Вот такое хитросплетение в судьбе.

Он сумел победить крестоносцев и развеял миф о непобедимости монгольской орды. Этому человеку, оказавшемуся в рабстве в молодости, удалось пройти путь на самый верх, став султаном самого сильного государства на Ближнем Востоке в XIII веке.  Побед на его веку действительно было много, но началось все с предательства и мести.

Согласно легенде, будущий правитель Египта был тюрком, чей род принадлежал к кипчакскому племени Елборили. Ясно одно, что Бейбарс родился где-то в Половецкой степи (Дешт-и-Кипчак). Где именно — сказать трудно. Эта Степь простиралась от западных границ Китая до берегов Черного моря. Это значит, что его родиной мог быть и Крым, и Поволжье, и казахские степи (к слову, современный Казахстан вполне официально считает себя родиной знаменитого султана и чтит его на государственном уровне: там Бейбарсу ставят памятники, снимают о нем фильмы, называют его именем улицы и т.д.).

Согласно историческим летописям, будущий правитель Египта был захвачен булгарами в плен, а затем продан в рабство. На одном из невольничьих базаров Сирии за него просили 800 дирхемов (огромная сумма за раба). Один из купцов согласился приобрести невольника, но, заметив у него бельмо на глазу, отказался. Юношу купил эмир мамлюков Ала ад-Дина Айдакина Бундук-дари.

Мамлюкские эмиры покупали рабов не для дома, а для войны. С их помощью тренировали воинов. Мамлюки отрабатывали на них свои боевые навыки. Первоначально Бейбарс был мамлюком эмира Ала ад-Дина Айдакина Бундук-дари, отсюда и его прозвище ал-Бундукдари (буквально «Арбалетчик»). Эмир попал в опалу, был схвачен и посажен в тюрьму. Его мамлюков по приказу ас-Салиха Наджм-ад-Дина ‘Айюба (1240-1249) перевели в разряд султанских, и тогда Бейбарс оказался в числе джамдарийа — камердинеров султана. Затем он перешел в полк Бахрийа, созданный султаном для личной охраны. Удача, способности политика, ум, смелость — именно так и в такой последовательности определяет составляющие успеха Бейбарса один из его биографов и, что немаловажно в данном случае, тоже выходец из мамлюкской среды.

Первая известность

Мамлюк Бейбарс был молод и тщеславная юность искала тропинку к успеху, избрав стремительный и верный путь к вершинам мира сего. На военном поприще он прославился уже во время сражения с франками при крепости аль-Мансур.

В 1249 году французский король Людовик IX, прозванный Святым, обратил свой взгляд на Египет как на «подступ к Святой земле». Он занял город Дамиетту, и двинулись дальше на Каир. Базой сопротивления аййубидов стала крепость аль-Мансур. Они расположили военный лагерь, готовясь дать отпор. Однако неожиданно умер египетский правитель султан ас-Салих. Его сын и правопреемник аль-Мусаззам Туран-Шах находился в это время в отдаленном Ираке. Пока он был в пути, Египтом руководила Шаджар ад-Дурр — жена султана, которая скрыла известие о смерти мужа и стала издавать приказы от имени покойного правителя, подделывая его подпись.

Тем временем крестоносцы попытались овладеть аль-Мансурой. Произошло сражение. В бою погиб главнокомандующий и главный администратор султаната Фарх ад-Дин. Но, не смотря на это, армия Людовика IX потерпела поражение. Наконец, подоспело подкрепление – воины Туран-Шаха. Противник отступил к Дамиетте. Франков окружили, многие из них попали в плен, в том числе и сам король.  В боях с крестоносцами отличился и Бейбарс. Случилось это в 1250 году при Фарскуре, за что Бейбарс был поставлен во главе мамлюкского войска аййубидов.

По лезвию власти

Туран-шах с мамлюками не поладил. Нрав у нового султана был буйный и своевольный. Да и на руководящих местах в государстве он хотел видеть своих людей, то есть тех, кто прибыл с ним из Ирака.

События развивались стремительно, а апогеем стал, видимо, конфликт нового султана с Шаджар ад-Дурр, которой тот был обязан своим восхождением на престол. Туран-шах то ли избил, то ли изнасиловал ее. Возможно, дело в том, что Шаджар была только наложницей ас-Салиха, а Туран-шах хотел забрать ее себе.

В любом случае, конфликт быстро перешел в политическое поле. Султан обвинил женщину в попытке узурпировать власть, а затем нанес побои амиру Айбеку. Этого мамлюки снести не могли. Вспыхнул мятеж. Туран-шах спрятался в деревянной башне на берегу Нила, но восставшие подожгли ее. Тогда султан бросился в реку, где его настиг Бейбарс. Он своей рукой убил Туран-шаха, положив конец его сорокадневному правлению.

Династия египетских айюбидов, потомков Саладина, прервалась. На престол взошла Шаджар ад-Дурр, но мамлюки не могли смириться с властью женщины. Султаншу насильно выдали замуж за Айбека. Он тоже был амиром, как Бейбарс или Кутуз, да только не проявлял такой доблести в бою. Официально он состоял при ас-Салихе как человек, пробующий еду и напитки султана. С женой они не поладили и стали делить власть, а по стране прокатилась волна репрессий.

По приказу нового султана были убиты несколько видных мамлюкских амиров, некоторых из них обвиняли в смерти Туран-шаха. Бейбарс не стал ждать: он бежал в Сирию, где поступил на службу. Айбек же правил семь лет. Но в 1257-м их совместное с Шаджар правление закончилось очередным кровавым конфликтом.

На ближний восток вторглись монголы. Их появление было угрозой и для мусульман, и для крестоносцев.  Айбек искал союзников. Он захотел взять в жены дочь правителя Мосула, дабы укрепить один из таких союзов. Шаджар ад-Дурр, узнав об этом, почувствовала себя преданной, и Айбек был убит.

Вот только сама султанша не прожила долго. Одна из наложниц Айбека (по другим данным, его сестра) пригласила султаншу в баню, куда египетские женщины ходили не столько для того, чтобы мыться, сколько ради бесед. Шаджар оказалась в западне. Рабыни наложницы забили ее до смерти деревянными башмаками.

Монголы идут

Монгольское войско в Святую Землю привел Хулагу, брат Великого хана Мунке. Его армия продвигалась стремительно и поражений не знала. В 1258-м пал Багдад, в 1260-м — Халеб. Авангард под командованием Китбуки захватил Дамаск.

Египтом тем временем правил аль-Мансур Али. Он был сыном Айбека и, видимо, Шаджар ад-Дурр, хотя вопрос о материнстве и остается спорным. На престол он вступил в возрасте 15-лет, но формально правил не он, а Кутуз. Именно Кутузу Хулагу прислал ультиматум: капитуляция или смерть. Хулагу хан писал:

“По велению Всевышнего Неба мы – монголы – вступаем в ваши земли. Любой, кто будет противостоять нам, будет беспощадно предан смерти. У вас у всех есть лишь два пути. Или погибнуть, сопротивляясь, или сдаться, сохраняя жизнь. Не будет иной судьбы, так повелевает Небо».

Монголы стремились заключить союз с крестоносцами.

Египет вновь спасло чудо. В Каракоруме умер Мунке. Хулагу с частью войска спешно отбыл на курултай, где должны были избрать нового Великого хана. Китбука остался в Святой Земле, но союз с крестоносцами сорвался. Тамплиеры убили монгольских послов, что сделало переговоры невозможными. Франки предпочли отсидеться в своих крепостях. Впрочем, монголы справились бы с мамлюками и без них. Единственное, что они не представляли себе — это уровень ненависти, которую испытывали к ним мамлюки. У многих из них имелись к монголам личные счеты. Кутуза окружали сотни выходцев из разоренного Чингисханом Хорезма. У многих из них монголы убили родных. Собственно, сам Кутуз попал в рабство из—за монголов.

Именно тогда, в 1259-м, Кутуз объявил себя внуком последнего правителя Хорезма. После этого он сместил аль-Мансура, узурпировав власть. Официальная причина — султан слишком мал, чтобы вести джихад против захватчиков.

Но в одиночку Кутуз не справился бы с армией Китбуки. К счастью, именно в этот момент в Каир явился Бейбарс. Он привел огромное войско и встал лагерем близ города, вызвав султана на переговоры. Кутуз вынужден был явится в шатер к Бейбарсу, где два бывших раба заключили мир. Вместе они выступили против монголов.

Битва при Айн-Джалуте на полпути между Иерусалимом и Аккрой вошла в историю как сражение, развеявшее миф о непобедимости монголов. Сражение началось на рассвете 3 сентября 1260-го года. Центру мамлюкского войска удалось выдержать натиск неприятельской армии, а Бейбарс, командовавший правым флангом, заманил в ловушку противостоявших ему людей Китбуки. Разгромив этот отряд, он перешел в контрнаступление, обрушившись на незащищенный центр. Монголы были разбиты, Китбука — убит. Немногие воины укрылись в тростниковых зарослях реки Иордан, но Бейбарс приказал поджечь тростник, не оставляя им шансов выжить.Основные силы Хулагу хана находились далеко, в Северной Армении и в Иране. Бейбарс вплоть до Алеппо преследовал отдельные отступающие обозы монголов, поголовно уничтожая всех, не щадя и их семьи. Были казнены и те из местной знати, кто в свое время примкнул к монголам.

Кутуз не собирался возвращать власть свергнутому им султану. Бедняги аль-Мансура, скорее всего, уже не было в живых. Полководец планировал править Египтом до самой своей смерти. И неважно, что в глазах многих амиров он выглядел узурпатором.

Его армия медленно возвращалась в Каир. За два месяца они добрались лишь до Газы. Здесь были объявлены трехдневные торжества с охотой. Во время этой охоты небольшой отряд мамлюков перехватил монгольский обоз с пленниками. Среди них оказалась половецкая девушка, которая приглянулась Бейбарсу.

На следующий день он приблизился к Кутузу, чтобы попросить ее в дар. Получив согласие, Бейбарс схватил султана за руку и дважды ударил его кинжалом. Как было записано в источниках, Бейбарс рассчитывал, что Кутуз назначит его султаном Алеппо, но этого не случилось. Это был заговор амиров. Против Кутуза выступили не только мамлюки, но также иракские муиззи, служившие еще Туран-шаху. Заговор поддержали также бедуины, кудры и сирийские Айюбиды. Новым султаном был избран Бейбарс.

В истории Египта открылась новая страница. Внутренние конфликты прекратились. Бывший раб, родившийся в Половецкой степи, установил личную власть в самом могущественном государстве Ближнего Востока. Он воцарился на 17 лет, и уже никто не смел бросить ему вызов.

Это не был конец войне. Монголы еще не раз возвращались в святую землю. Противостояние продолжалось еще почти полвека, однако мамлюки получили психологическое преимущество.

Восхождение Бейбарса во власть

Политическое доминирование требовало от мамлюков поиска механизма легитимации их власти, придания ей законности в глазах египтян. Для решения этой задачи Бейбарс предпринял смелый шаг, пригласив в Египет потомков багдадских халифов, чудом уцелевших после монгольской резни. Дело обстояло так. После захвата и разорения Багдада внуком Чингизхана Хулагу в 1258 г. аббасидский халифат перестал существовать. Несколько членов аббасидского семейства сумели избежать гибели и обосновались в Дамаске.

В 1261 г. султан Бейбарс аль-Бундукдари пригласил в Каир из Дамаска дядю последнего аббасидского халифа — сына халифа аз-Захира (1225-1226). Этого потомка Аббасидов встретили в Каире как нового халифа правоверных, присвоив ему почетное имя аль-Мустансир . После проверки его происхождения совет высших религиозных экспертов Египта подтвердил его право на халифат. Уже в качестве халифа аль-Мустансир вынес инвеституру об утверждении Бейбарса правителем Египта, Сирии, Дийарбекира, Хиджаза, Йемена и земель Евфрата. Тем самым были заложены основы теократического правления мамлюкских султанов, получавших власть из рук халифа — повелителя правоверных.

Аль-Мустансир не сумел завоевать доверия Бейбарса. Считается, что в основе размолвки султана и халифа лежали их личные качества: властолюбие Бейбарса, с одной стороны, амбициозность и политическая недальновидность аль-Мустансира — с другой. Уже через три месяца Бейбарс решил избавиться от неудобного халифа. Ему удалось убедить аль-Мустансира в своем желании отвоевать для него у монголов Багдад. Аль-Мустансир поверил этому обещанию и всерьез собрался в военный поход, взяв с собой самых преданных и близких ему людей. Однако уже в Дамаске Бейбарс, не утруждая себя благовидными предлогами, бросил халифа с немногочисленной охраной, вернувшись с войском в Каир. Дальнейшая судьба аль-Мустансира не вполне ясна. Скорее всего он погиб «мучеником от мечей татар и рук безбожников» во время безуспешной попытки освободить Багдад в ноябре 1261 г.

Султан Бейбарс

Во внешней политике Бейбарс был жесток. В следующие годы он воевал с крестоносцами, причем в борьбе этой не знал ни пощады, ни милосердия. Он отбил у тамплиеров и госпитальеров девять крепостей, а позже захватил Антиохию. Подробнее об этом ниже.

В мамлюкскую эпоху султанат приобретает самодостаточную форму политического управления, полностью подчинившую себе институт халифатской власти. Важнейший шаг в этом направлении был сделан именно султаном Бейбарсом. Бейбарс едва ли мог предвидеть, сколь устойчивым и продуктивным станет его инициатива по перенесению резиденции аббасидских халифов в Каир. Как справедливо отмечают исследователи, возрождая халифат, Бейбарс ставил перед собой конкретные и неотложные политические задачи, связанные с удержанием власти. Во-первых, придать законность правлению мамлюков и, во-вторых, использовать халифат в Каире в качестве морального оружия в борьбе с крестоносцами и монголами.Султан Бейбарс — правитель Египта (4 фото)

В официальное имя Бейбарса входит титул «Рукн ад-Дин» (буквально «Столп Веры»). Титул был получен Бейбарсом за успешные войны против крестоносцев. Его целью было полное изгнание крестоносцев с Ближнего Востока, и в этом деле он действительно добился выдающихся успехов. Он сломил сопротивление мощных крестоносных крепостей, заложив фундамент тех побед, которые позже одержал его преемник и друг султан Калаун, положивший конец независимым христианским владениям в Сирии.

Борьба с крестоносцами

В 1260 г. Бейбарс принял христианских послов из Яффы и Бейрута и удовлетворил их просьбу о перемирии. Благодарные рыцари, как пишет мамлюкский хронист, целовали землю у ног султана [1, 8. 67]. Временное затишье позволило мамлюкам восстановить получение доходов от торговли через портовые города Восточного Средиземноморья, добиться полного подчинения от эмиров Сирии и упрочить положение в самом Египте. С 1263 по 1271 г. Бейбарс почти ежегодно совершал походы против крестоносцев, которые хотя и были еще достаточно сильны, но ни разу не отважились выйти на открытую битву с мамлюками.

Главные силы Бейбарса были брошены против рыцарей — членов религиозно-военных орденов тамплиеров и госпитальеров, поскольку еще со времен Салах ад-Дина они считались наиболее непримиримыми врагами ислама. После битвы под Газой в 1244 г. в ордене тамплиеров осталось всего 36 рыцарей, в ордене госпитальеров — 26, а в тевтонском ордене — 3 рыцаря. В 1250 г. состав этих духовно-рыцарских орденов быстро пополнился, во многом за счет отпущенных на волю воинов Людовика IX Святого, которые оказались в плену у тунисских беев после неудачного девятого крестового похода.

В 1265 г. он начал генеральное наступление на владения крестоносцев в Сирии, захватывая одну крепость за другой. В том же году после пятидневной осады штурмом была взята Цезарея. В этом сражении Бейбарс проявил незаурядное мужество, первым ворвавшись в город во главе штурмового отряда. С мечом в руке он прокладывал себе дорогу, так что телохранители едва поспевали за ним. Своим примером он воодушевлял мамлюков, которые видели в своем предводителе не только командира, но и товарища по сражению. Следующим объектом нападения Бейбарса стала приморская крепость Арзуф , располагавшаяся к югу от Цезареи. Госпитальеры мужественно оборонялись в течение сорока дней, а потом крепость капитулировала на условии сохранения жизни ее гарнизону, которое лидер мамлюков выполнил.

Поход Бейбарса на Антиохию

Весной 1266 г. началась новая военная кампания, поводом для которой послужило нападение крестоносцев Боэмунда VI, короля Антиохии, на мусульманский Химс. Отряды тамплиеров и госпитальеров устроили резню в захваченном городе. Вырвавшиеся из него защитники-мусульмане сообщили Бейбарсу подробности происшедшего, возбудив в нем жажду отмщения. Быстро было собрано мамлюкское войско, которое без промедления направилось в Сирию.

Химс был освобожден от крестоносцев без больших трудностей, затем последовал опустошительный рейд по крестоносным землям, после чего мамлюкское войско подошло к неприступной крепости на берегу Тивериадского озера — Сафаду. Приближение большого мамлюкского войска вызвало панику в городе. Бейбарс не собирался никого пугать. Его целью было взять крепость, предварительно установив над ней полную блокаду. Он принимал столь деятельное участие в организации осады, что даже был ранен. Тяжелые бои за крепость продолжались более трех недель. Город защищали тамплиеры, которые особенно отличились при разграблении Хим-са. Они знали, что в случае поражения их всех ожидает казнь, поэтому сражались самоотверженно. Бейбарсу пришлось пойти на уловку. Он объявил амнистию всем защитникам города, которые добровольно сложат оружие. Перед угрозой голодной смерти и зная о том, как благородно Бейбарс обошелся за год до этого с защитниками Арзуфа, тамплиеры решили капитулировать. Но повезло им меньше, чем защитникам гарнизона Арзуфа в 1265 г.: все они были взяты под стражу, отведены на соседний с городом холм и казнены.

В 1268 г. наступил черед городов Шекира и Яффы, причем Яффа сдалась без сопротивления. Затем мамлюки двинулись в направлении Триполи и Антиохии. Триполи — резиденция Боэмунда VI — не был взят, но все земли вокруг города подверглись жесточайшему разграблению и опустошению. Все христианское население было мамлюками либо вырезано, либо уведено в рабство. Мамлюки подошли к стенам Антиохии, города-резиденции Боэмунда VI, которому Бейбарс хотел отомстить за резню в Химсе, но еще больше — за помощь монголам, которую крестоносцы оказали во время монгольского похода в Сирию.

Штурм города был организован блестяще и увенчался успехом. Как и полагалось в том случае, если крепость захватывали силой, ее жителей ждала кара. Стотысячное население Антиохии пережило все ужасы резни и погромов. Рыцари смотрели на происходящие ужасы из-за стен цитадели, бессильные что-либо сделать. На следующий день после взятия города сдались и защитники цитадели — всего около восьми тысяч воинов (цифра, вероятно, преувеличена). Им была сохранена жизнь, но все они были проданы в рабство. Цитадель и город были преданы огню и фактически стерты с лица земли.

Султан Бейбарс — правитель Египта (4 фото)

Падение Антиохии имело роковые последствия для крестоносного движения. Была подорвана основа крестоносных владений на Ближнем Востоке, блокировано сухопутное сообщение с Константинополем, потеряна важнейшая геополитическая база.

Дальнейшая борьба с крестоносцами в Сирии

После триумфальных побед 1268 г. Бейбарс не удовлетворился содеянным и продолжал усиливать давление на крестоносцев, не давая им восстановить силы. Отряды крестоносцев, прибывшие из Европы, не спасли положения, поскольку они едва ли могли компенсировать прежние потери, не говоря уже о новых. Мамлюки брали одну крепость за другой. В 1271 г. настал черед знаменитой Хисн ал-Акрад  — крупнейшей из оставшихся у крестоносцев крепости в Сирии, игравшей ключевую роль в обороне госпитальеров.

После двухнедельной осады, завершившейся ставшим уже классическим мамлюкским штурмом, неприступная крепость пала, запросившие пощады рыцари были отпущены.

Затем Бейбарс направился к другому укрепленному пункту крестоносцев — Аккару (расположенному в горах на севере Ливана, на высоте около 800 м над уровнем моря). Султан лично руководил осадой, рыцари были вынуждены сдаться на милость победителя. Не менее блестящая победа была одержана в Монтфорте, по-арабски — аль-Курайне. Капитулировавшим крестоносцам Бейбарс гарантировал безопасность, а крепость была полностью разрушена.

В то же время Бейбарс снарядил и отправил на Кипр флот, но шторм потопил его у берегов острова, который мамлюки сумели захватить только в 1426 г.

Война с монголами

Как уже отмечалось, султан Бейбарс вел войну на два фронта: против крестоносцев и против монголов. Союзниками монголов в борьбе против мамлюков выступала Армения, точнее, Малая Армения — горная область в верховьях реки Евфрата (Кара-су), известная в древности как страна Хайаса. Армянский царь Хайтон (Хетум I) осуществил недружественные действия против мамлюков еще в 1262 г., когда вместе с малоазиатскими сельджуками вторгся в пределы Сирии и подошел к Айнтабу, находившемуся под мамлюкским контролем. Экспедиционный корпус, высланный Бейбарсом, заставил армянские и сельджукские войска отступить. В 1263 г. армяне вновь предприняли попытку вторжения на мамлюкские территории в Сирии, совместно с монголами и крестоносцами, осадив пограничную крепость Харим. Сильные холода заставили снять осаду Харима, но это не спасло Армению от ответного удара мамлюков. Так в 1266-1267 гг. Бейбарс во главе армии совершил успешный поход против союзников монголов — правителей Малой Армении, захватил и разрушил ее столицу Сис. Причем цитадель города, которую защищали наряду с армянами и тамплиеры, была взята штурмом. Объединенная монголо-армянская армия была разгромлена. А вся страна от Аданы до Тартуса разорена. В 1267 г. царь Хайтон подчинился Бейбарсу, принеся ему присягу вассальной зависимости и обязавшись выплачивать Египту ежегодную дань в размере 11 600 дирхемов.

Важным направлением деятельности Бейбарса была сфера внешней политики. За время своего правления он заключил множество договоров и союзов. Так, ему удалось установить стратегические партнерские отношения с никейским императором Михаилом VIII Палеологом, который выбил латинян из Константинополя и восстановил Византийскую империю (1261).

Итоги правления и жизни

Во внутренней политике Бейбарс оказался расчетливым, дальновидным и милосердным человеком. Строил каналы, покровительствовал наукам, возводил мечети. Правда, в Каире он бывал редко. Походы и война увлекали его куда больше политики и управления.

Несмотря на мудрое и стабильное правление, Бейбарс так же мало доверял людям из своего окружения, как и они ему. Его конец был трагически неожиданным: Бейбарс был отравлен ядом, который он предназначал своему врагу — одному из ай-йюбидских эмиров. Последний догадался о планируемом отравлении и сумел ловко поменять чаши местами, так что Бейбарс сам выпил отравленный напиток и менее чем через две недели, 1 июля 1277 г., скончался в страшных мучениях.

После смерти Бейбарса ал-Бундукдари мамлюкские эмиры провозгласили султаном его девятнадцатилетнего сына Саида. Это не было актом упорядоченного престолонаследия, а скорее отсрочкой начала жесткой конкурентной борьбы между претендентами на верховную власть. Саид не смог овладеть ситуацией, но это уже следующая история.

Преемники Бейбарса (в первую очередь это относится к султану Калауну) закрепили успехи мамлюков на основных стратегических направлениях: были предприняты два похода в Нубию (1287, 1289); в 1289 г. у крестоносцев был отвоеван Триполи и подготовлена почва для окончательного их изгнания. Были установлены союзные отношения и с византийским императором, заключены торговые договоры с Яковом I Арагонским и королем Сицилии Карлом Анжуйским. Договоры и соглашения, заключенные Бейбарсом, характеризуют его как человека осторожного, осмотрительного, заботящегося о возглавляемой им стране и ее населении.

После завоевания Сирии империя Бейбарса раскинулась от горной системы Тавр в Малой Азии до Ливийской пустыни. На всем своем протяжении она охранялась системой крепостей и фортов с расположенными в них гарнизонами. Возможно, что эту тактику обороны Бейбарс заимствовал у крестоносцев, усилив ее использованием мобильных мамлюкских кавалерийских соединений.

Султан Бейбарс — правитель Египта (4 фото)

Использованные источники: