Вы когда-нибудь задумывались о динозаврах всерьез? (3 фото)

Динозавры

Вы когда-нибудь задумывались о динозаврах? Нет, это не из разряда «когда вы в последний раз говорили «желтый жираф», это из разряда: вы когда-нибудь серьезно о них думали? Не только о том, были ли велоцирапторы достаточно умны, чтобы открывать двери. К примеру, если бы ученые клонировали динозавра, был бы этот клон действительно динозавром? Что значит проснуться в один день и понять, что астероид вынес и заморозил твой мир? И если динозавры стали птицами, значит, они никогда и не вымирали?

Леонард Финкельман много думает о динозаврах. На самом деле, последний из этих вопросов стал первым шагом к его нынешней работе; Финкельман — динозавровый философ. В начале 2000-х годов, когда он был студентом Университета Вирджинии, один из профессоров читал лекцию по логике биологических классификаций связей между динозаврами и птицами. «После этого, каждый раз, когда я видел птицу, я думал: опа, да это же динозавр! Мир уже не был прежним», — говорит Финкельман.

В наши дни Финкельман является профессором колледжа Линдфилд в Орегоне, где преподает среди прочего «философию динозавров». Динозавры, утверждает он, — это своеобразный способ задаваться вопросами о мире. К примеру, как вы можете изучать жизнь чего-то, что никогда не видели живым? Критическое мышление, старая добрая методология Платона, лежит в основе всей науки. Его идеи и многих других философов уложены плотным слоем в фундаменте палеонтологии как дисциплины.

Палеонтология зависит от предпосылки, что ученые могут делать логические предположения о мире прошлого посредством наблюдений настоящего. Это индуктивное рассуждение, основоположенное еще в 1739 году шотландским философом Дэвидом Юмом в «Трактате о человеческой природе». «Его основной идеей было то, что для того, чтобы функционировать в принципе, люди должны предполагать, что завтра вещи будут примерно такими же, какими были вчера», — говорит Финкельман. Философские аргументы Юма оказали серьезное влияние на Джеймса Хаттона, шотландца, который в 1760-х годах разработал множество идей, легших в основу современной геологии — Хаттон первым предположил, что земная кора невероятно старая и сформирована из скалистых отложений, депонированных за долгие лета.

Филосораптор

Практически говоря, палеонтологи восстанавливают анатомию динозавров по окаменелостям — но только при условии, что эти кости сочетаются согласно логике современных животных скелетов. И да, они могут делать предположения касательно поведения динозавров — но только при условии, что динозавры вели себя подобно птицам, причем ближайшие родственники которых умерли 66 миллионов лет назад. И они могут моделировать мир, в котором жили динозавры — но только при условии комбинации определенных широт, географии и геофизики, которые выводили определенный климат, и этот климат определял определенные экосистемы, и организмы, жившие в этих экосистемах, обладали определенными характеристиками.

«Когда речь заходит о перенесении какой-либо проблемы или вопроса в палеопериод, вопросов всегда больше, чем ответов, — говорит Мэтью Моссбрукер, глава Музея естественной истории Моррисона в Колорадо. — Мы должны быть такими же творческими в решении проблем, насколько дисциплинированы в поиске ответов».

Вот почему Моссбрукер присоединился к трем другим известных ученым в области динозавров, чтобы разбирать макеты тиранозавров на канале National Geographic. Моссбрукер говорит, что согласился поучаствовать в шоу не только потому, что это весело, но и чтобы познакомить зрителей с интересными вопросами о динозаврах.

Но прежде чем Моссбрукер и его коллеги должны были разрезать тиранозавра, команда по спецэффектам Nationagl Geographic должна была собрать его вместе. И здесь без участия палеонтологов и критического мышления никак не обойтись.

Два с половиной тысячелетия назад Платон и Сократ учили мир, как использовать вопросы в качестве инструмента для получения знания. В своей «Аналогии разделенной линии» Сократ учит Главкона, как переходить от наблюдений к эмпирическим знаниям, используя диалектику — технику задавания вопросов, используемую для поиска истины в отсутствие полных доказательств.

На поддельных трупах динозавров это тоже работает. К примеру, тиранозавр National Geographic был одет в пуховые перья. Хотя пернатые динозавры стали частью палеонтологической моды, никто не может с уверенностью сказать, как выглядел пернатый динозавр (или как перья располагались на теле, или какого цвета они были). Ученые выстраивают консенсус на основе прямых доказательств, которые у них есть. «Ученые обнаружили некоторые окаменелые виды динозавров вроде велоцирапторов с признаками крепления перьев к кости», — говорит Финкельман. Но что справедливо для велоцирапторов, необязательно будет справедливым для всех динозавров.

Палеонтологи решили эту проблему дедуктивным методом под названием филогенетический брекетинг — глядя на семейное дерево динозавров в поисках родов с перьями и измеряя эволюционное расстояние до других родов. Чем больше расстояние, тем меньше перьев. Это навыки критического мышления, которые восходят к Платону, говорит Финкельман.

Конечно, вы можете возразить, что мы могли бы ответить на больше вопросов о динозаврах, если бы просто вернули одного к жизни. Помимо технических вопросов о возможности такого события (и этических вопросов о безопасности оного), Финкельман говорит, что у «реанимации» есть и другие проблемы. На самом деле, она бросает вызов самому понятию вида.

В 1686 году натуралист Джон Рэй определил слово «виды» (species) как связанное с живыми организмами. С тех пор, до 1859 года, представители видов классифицировались на основе общих физических черт. Вороны черные, у тигров есть полоски, у вязов — симметричные листья с двойными зазубренными краями, расположенные на ветке в шахматном порядке. Что изменилось в 1859 году? Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов». В этой работе он сообщил, что у каждого вида есть масса вариаций и нет общих черт для всех представителей вида. Биологи стали думать о каждом виде как о продолжении. «Группа организмов выживает в некой точке, вымирает в другой, удерживаясь в некой середине, благодаря половом размножению».

Единственный способ убедиться в успешном клонировании динозавра — это сравнить его с чертами существ, давно вымерших. «Если даже мы клонируем велоцираптора, нет никакого способа узнать, что он идентичен вымершему 75 миллионов лет назад», — говорит Финкельман. Это моделирование, и, как хорошо объяснили философы постмодернизма, симулякры — это не истина в последней инстанции.

Hesperonychus

Тем не менее научное сообщество серьезно считает реанимированных животных прямыми представителями соответствующих видов. Но там где наука бессильна, роман «Парк Юрского периода» Майкла Крайтона оказался на удивление пророческим: «Есть целая глава, посвященная тому, что вы не должны думать о динозаврах в парке Юрского периода как о динозаврах; это тематический парк аттракционов», — говорит Финкельман.

Динозавры доминировали на Земле 135 миллионов лет — больше, чем любая другая группа крупных животных. Но, как и все в этом мире, это закончилось. Динозавры умерли. Все живое умирает. И мы, по всей вероятности, умрем. Цицерон, великий римский оратор, сказал, что «изучение философии — это не что иное, как подготовка самого себя к смерти».

Если смертность людей превысит показатель рождения — из-за болезней, войны или гигантского метеорита — люди вымрут. И мы станем не первым видом, который постигнет такая судьба. «И это удручает, если бы не несколько уроков, которые нам преподнесли динозавры», — говорит Финкельман. К примеру, люди — это всего лишь точка в эволюционной хронологии, поскольку Homo sapiens существует всего 100 000 лет, тогда как динозавры жили больше 135 миллионов лет. «Если вы взглянете на эволюцию действительно крупных животных, она будет историей динозавров с несколькими исключениями», — говорит Финкельман. А если уж действительно быть честными, то вся история жизни — в цифрах, биомассе и экологическом влиянии — была написана бактериями.

«Если бы вы спросили сверхразумного тиранозавтра 65 миллионов лет назад: а каким будет завтра, он, вероятно, ответил бы: завтра будет похоже на сегодня. И тут бам: десятикилометровый метеор падает на Землю, — говорит Финкельман. — Достаточно сходить в любой музей палеонтологии, чтобы напомнить о факте смерти. Были гигантские существа, и все они ушли, и мы не можем их вернуть».

Мы начинаем задумываться о динозаврах, потому что они кажутся нам началом жизни. Но на самом деле, они больше расскажут о том, как жизнь заканчивается.

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x