Впервые слово «созависимость» появилось в 60-е годы прошлого века для описания жён алкоголиков: те, кто работали с зависимыми, заметили особый паттерн, который эти женщины использовали в разных отношениях. Почему мы продолжаем сохранять созависимые отношения?

Созависимость. Что за диагноз?

Часто родственников зависимых людей или даже просто женщин, живущих с не очень хорошими партнёрами, называют созависимыми, порой — даже обвиняют в их бедах или даже в поведении зависимого человека.
Но есть ли такой диагноз в психиатрии, и что это вообще такое?

Что такое созависимость

Начнем с очевидного: психиатрического диагноза не существует. Созависимость — это психологический термин, за которым стоит множество вариантов развития событий.

Давайте попробуем разобраться в терминологии, и понять, всякое ли соседство с зависимым или неприятным человеком является созависимостью.

Впервые термин «созависимость» появился в шестидесятые для описания жён алкоголиков: те, кто работали с зависимыми, заметили определенный паттерн, которые эти женщины использовали в разных отношениях, порой серийно.

Чем характеризуется комплекс зависимого поведения в отношениях с зависимым партнёром?

  • Во-первых, в сохранении этих отношений. Если человек не знает, что его ребенок или партнёр употребляет вещества, или же завершает отношения, узнав об этом, он не является созависимым;
  • Поддержание иллюзии «нормальной жизни». Часто созависимые партнёры прикладывают невероятные усилия, чтобы скрыть запои, судимости, следы физического насилия и разрушения, приносимые зависимым. Они лгут работодателям партнёра, учителям ребенка, соседям, врачам — лишь бы сохранить видимость того, что все в порядке;
  • Принятие на себя ответственности за происходящее — именно созависимые решают проблемы зависимых и занимаются решением бытовых задач: они работают, собирают необходимые документы, ходят по магазинам, занимаются лечением, воспитывают детей, оплачивают долги и так далее;
  • Защищают зависимого от последствий его зависимости. Для людей со стороны это кажется безумием, но именно родственники наркоманов приносят наркотики в центры реабилитации и тюрьмы, подают жалобы на медработников, договариваются с полицией, дают взятки, отмывают алкоголиков от грязи и их собственных испражнений. В сети есть описание «нормальных героиновых наркоманов», у которых мать помогает забирать закладки или делает инъекции, чтобы «сохранить отношения»;
  • Решают проблемы зависимого в ущерб собственным потребностям — часто созависимые не могут нормально есть, спать, ездить в отпуск, встречаться с друзьями и так далее. Но это никого не останавливает.

Чем это отличается от любви и настоящей помощи?

  • Зависимым людям нужно давать не то, что они просят (наркотики и возможность не встречаться с последствиями своих действий), а то, что им нужно: реабилитацию, психологическую поддержку и ответственность за свою жизнь.

Это долгий путь, напоминающий игру «змеи и лестницы», шаг вперед, два назад. Борьба с зависимостью занимает много времени, и это большое испытание как для самого человека, так и для его родственников. Но для этого требуется решительность, устойчивость, информированность, компетентность и последовательность родственников — увы, всепрощение, доверие, принятие «таким, как есть» и жертвенность работают куда хуже.

  • В любви есть искренний интерес к личности партнёра, а суть алкогольной и наркотической зависимости — растворить свое эго, исчезнуть из мира, к тому же — к сожалению — наркоманы и алкоголики с большим стажем часто теряют значительную часть своей личности — и их партнёры могут этого даже не заметить, потому что сохранение видимости может оказаться важнее, чем человек;
  • Довольно часто созависимый пытается устроить зависимому «счастливую жизнь» — насколько ему это доступно. Варианты могут быть разными — от «чистая постель и горячая еда» до «образование в Оксфорде». К сожалению, это рай по версии созависимого, созданный его трудом, деньгами и усилиями.

Когда другой человек приезжает в этот рай на скоростном лифте, он обычно не испытывает благодарности и либо обесценивает его, либо протестует против него.

Созависимость. Что за диагноз?

Что при этом важно?

  • Комплекс поведения, характерный для созависимости, — это реактивный процесс (поведение в ответ на что-то). Выбор в пользу алкоголя и тяжёлых наркотиков, а также в пользу игры или агрессивного поведения — это решение, которое принадлежит самому человеку. Да, строгая мать может вызвать протест у ребенка. Но не она заставила его нюхать клей в компании друзей. Да, женщина может быть недовольна своим мужем, но не она вливает в него водку (а если вливает — то она не созависимая, а абюьзер);
  • Как правило, созависимое поведение не помогает зависимому, но не оно разрушает его жизнь — скорее, такой образ жизни вредит самому созависимому;
  • Отказ от созависимого поведения требует большой храбрости и устойчивости, и — к сожалению — редко спасает зависимого, но почти всегда помогает созависимому. Поэтому важно понимать, что если созависимый обратился к психологу для того, чтобы исцелиться и таким образом помочь мужу бросить пить — то все, скорее всего, будет не так.

И ещё немного важного: часто женщину, живущую в ситуации абьюза или очень любящую ребенка тоже называют созависимой. Это не совсем корректно.

В первом случае абьюзер чаще всего прикладывает ряд усилий или осуществляет ряд шагов, чтобы лишить человека ресурсов: отделяет от друзей, не даёт спать, работать, заботиться о себе, зарабатывать деньги. В этом случае женщина не созависимая, а зависимая, причем эту зависимость ей организовали.

Да, вследствие моральных и физических травм (жертв абьюза часто бьют по голове, и у них начинаются трудности с принятием решений, характерные также для профессиональных боксеров), они могут воспроизводить один и тот же сценарий или вести себя как созависимые. Но важно помнить, что, в отличие от зависимых, абьюзеры требуют от своих жертв определенного поведения и наказывают за отказ. Иногда очень жестоко.

Во втором случае мы говорим о гиперопеке или даже о сверхопеке. Это совершенно иное явление, хотя в его основе тоже лежат любовь и привязанность.

Резюмируя, хочется сказать, что созависимость на данный момент, это очень широкое понятие. Но это не стигма, не диагноз и не причина проблем человека, с которым живёт созависимый.

Это просто комплекс психологических проблем, с которыми можно работать в терапии. И в отличие от зависимости, созависимость лечится довольно успешно.