Климат: рычаг цивилизации или заступ могильщика?

Климат: рычаг цивилизации или заступ могильщика?Обыватель ругает погоду. Общественность озабочена метаморфозами климата. А ученые-климатологи сдержанны: изучили прошлое, констатируют настоящее, предвидят будущее. Почему наши сетования на аномальные зимы и весны оставляют этих людей безучастными? Отчего модные дебаты о глобальном потеплении вызывают у них рвотный рефлекс? Почему, потревоженные вопросами климатическими, они бодро переключаются на иные — геополитические, экономические и религиозные?

Трудное счастье гарамаитов

Прежде всего, потому, что апокалиптические страшилки их не занимают: климат Земли претерпевал изменения неоднократно. И перемены эти, доставляя людям серьезные неприятности, человечеству в целом приносили пользу. До недавних пор ученый полагали, что цивилизация зародилась, когда экстремальные условия последнего ледникового периода сменились мягким климатом голоцена (примерно 10 тысяч лет назад). Однако исследования профессора Нила Брукса (университет Восточной Англии) не оставили от этих представлений камня на камне.

Все началось невинно. Изучая цивилизацию гарамантов (Ливия), профессор установил, что ее расцвет около 3000 лет назад пришелся на время чудовищного катаклизма: земной рай превратился в пустыню, и люди скучились у немногих сохранившихся озер. Трудные времена вынудили их к сотрудничеству и созданию сложных структур для защиты городов.

Дальше — больше. Профессиональным взглядом Брукс окинул всю историю цивилизации и констатировал: катаклизмы только стимулировали ее развитие. Не будь их, люди еще сидели бы на деревьях или занимались собирательством, не покушаясь ка технический прогресс. ‘ То есть цивилизация — не следствие планомерного движения вперед, а лишь «побочный продукт необходимости приспособиться к катастрофическим изменениям климата».

Фестиваль науки в Норвиче, осчастливленный его докладом, замер в недоумении.

Наш ответ «Керзону» Есть такая молодая наука — палеоклиматология, наука о климатической истории. Статус она обрела в 80-х годах XIX века, а своего преданного паладина — в сегодняшней России. Доктор технических наук, профессор МЭИ^ руководитель Лаборатории глооальных проблем энергетики Владимир Клименко пишет книги, выступает с лекциями. Горячие головы, рассуждающие о таянии полярных льдов, об остужении Гольфстрима, установлении в Европе аляскинской погоды, перемещении полюсов и зловредном действии человека на породивший его мир, усилиями доктора Клименко получают холодный душ. «Сенсационная» теория Брукса гармонично вписалась в систему многолетних российских наблюдений. Ученые пришли к схожим выводам, хотя один шел от истории человечества, а другой — от истории климата.

Голодного мозги и ноги кормят

Пришли иные времена — в эпосах всех народов мира сохранилась добрая память о золотом веке. Этот период, длившийся примерно четыре тысячи лет, получил название климатического оптимума: природные условия были исключительно благоприятны, температура — на 1-1,5 градуса выше современной. Однако между VI и IV тысячелетиями до н. э. вновь произошла катастрофа: в силу естественных изменений в орбите Земли снизилась активность муссонных ветров, климат стал суше, население вновь двинулось туда, где водные ресурсы и плодородная почва были доступны. С этим периодом связано возникновение ранних цивилизаций Африки, Месопотамии, Южной Азии, Китая и Латинской Америки. Похолодание пошло на спад, но не без следа: до него древние китайцы собирали по три урожая в год; теперь это стало невозможно — пришлось увеличить площадь обрабатываемых земель, понадобились новые, более прочные орудия. Бронза сменилась железом.

Тепло неоднократно сменяется холодом — и вот в холодном VI веке до н. э. появляется самая древняя из мировых религий — буддизм, зарождаются зороастризм и джайнизм; Конфуций (VI-V века до н. э.) закладывает основы китайского миропонимания; античное искусство Греции переживает расцвет века до н.э.)

Под черным небом Юстиниана

Ухудшение климата сопровождалось не только похолоданиями, иногда катастрофой была засуха. Случались и более основательные катаклизмы. По мнению британского журналиста Дэвида Кейса, гибельными для античного мира стали 535-536 годы н. э. «Солнце, по свидетельству Прокопия, почти весь год скудно источало свет, померкнув, словно луна, и происходившее напоминало затмение». Оно светило, но не грело не только над Византией. В Месопотамии нередок был снег. В Аравии голод (следствие засухи) сменился наводнением, в Китае, напротив, установилась великая сушь. Жизнь либо агонизировала, либо замирала: анализ годовых колец, проделанный дендрохрокологом Майком Бе или (Белфастский университет), свидетельствует: в 536 году дубы в Ирландии перестали расти. Аналогичные результаты принесли исследования, проводившиеся в Швеции, Финляндии, калифорнийской Сьерра- Неваде и Чили.

«Помрачение» солнца наблюдалось во всей ойкумене — загрязнение атмосферы носило глобальный характер. Скорее всего, виновником бедствия было извержение, произошедшее на периферии тогдашней цивилизации, а потому не получившее документального подтверждения. Кейс грешит на индонезийский вулкан Кракатау.

Удержимся от выводов — приведем факты. Массовые эпидемии, переселение степных племен на запад, гибель ряда держав в Центральной и Южной Америке, триумф англосаксов, не встретивших сопротивления в Британии, завоевание франками практически всей Галлии, возвышение Парижа, упадок традиционных центров Средиземноморья, возникновение и стремительное распространение ислама… Неужели все эти события совпали с климатической катастрофой середины VI века? И стоит ли таким же совпадением объяснить то, что средневековый климатический максимум сменился затяжным похолоданием эпохи Возрождения?

Пора отметить, что периоды климатического «облома» (похолодание, засухи) сопровождались творческим и техническим взрывом, а времена благополучия (тепло и сыро) характеризовались стагнацией. Грубо говоря, если Рим благоденствует — на окраинах империи народ спекается от жары и голода, бодро поднимается и в борьбе с могучей, но пресыщенной империей побеждает.

Кто виноват — понятно

В очередной раз Европу залихорадило в конце XVIII века. В июне 1783-го началось извержение двух исландских вулканов: Геклы и Лаки. Вулканическая пыль и ядовитые пары понеслись к Европе, в Северном полушарии резко похолодало. Нюрнбергские газеты отмечали, что летом на солнце можно было смотреть невооруженным глазом. Пошли холодные и неурожайные годы, взлетели цены на хлеб, Мария-Антуанетта произнесла свою историческую фразу о пирожных, Франция пофузилась в пучину революций. Виноваты были все: и сладкоежки-короли, и крутоголовые просвещенцы, а всего более — исландские вулканы.

Пора бы ученым разложить, помимо историко-географических карт, и карты климатические. Предположить (хотя бы!), что климат влияет на нормы морали и поведения; помыслить, что его изменение (пусть не мгновенно) приводит к перемене ментальности человека, а то и конфессиональной принадлежности. Нет? А почему в высоких широтах живут по преимуществу протестанты, в засушливой зоне — мусульмане, а в экваториальной — почти исключительно последователи анимистических верований?

И что же теперь делать?

По-хорошему — ждать, в любом случае — думать. В ближайшие пятьдесят лет температура повысится так же, как в последние сто Двадцать, пик придется примерно на 2200 год. Избежать этого не удастся — роль антропогенных факторов в судьбе планеты сильно преувеличена. Плохо будет далеко не всем: для России Украины этот период климатически обещает быть очень благоприятным, что и настораживает, Потепление приведет к иссушению огромных пространств в Восточной Европе, Сибири и Северной Америке. Тамошнее население, оказавшись под ударом стихии (и сообразуясь с историческим прецедентом), может принять на себя духовную и интеллектуальную миссии, оставив «благоденствующие» государства разлагаться. Собственно, это и страшно — недавний распад мы пережили весьма болезненно. А если это не конец?

Затем наступит очередное похолодание. И оно будет долгим. Все естественные факторы говорят в пользу этого сценария. Рассчитали, что и очередной супервулкан грохнет вот-вот. Профессор Клименко утверждает, что по астрономическим часам «мы живем в самом конце очень короткого межледникового периода. Сейчас — без пяти двенадцать».

Что ж, погреемся напоследок, оставим потомкам увлекательные мемуары. Впрочем, у них на чтение, возможно, и времени не останется: в условиях научно-технического прорыва и суровой холодрыги придется покрутиться!

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x