В Индии можно услышать много рассказов о Кинг-кобре — «королевской кобре». Её всегда обрисовывают как гигантскую чёрную змею, укус которой убивает на месте. Индуистская мифология включает массу легенд, где в числе главных действующих лиц бытуют кобры.

Кобра находится всё время в жизни индийцев, в особенности индийских фермеров.

Наталья Романовна Гусева, доктор исторических наук, выдающийся учёный-индолог, пишет: «Кобра находится всё время в жизни индийцев, в особенности индийских фермеров.

Нигде они не застрахованы от встречи с коброй, не только лишь в поле и лесу, да и дома. Если кобра заползает в дом человека, её не уничтожат, а сочтут воплощением души какого-либо предка и будут умолять не приносить вреда живым и уйти из дома добровольно. Практически у каждой деревни где-нибудь под деревом можно узреть каменные изображения кобр. Сюда люди приходят молиться и приносят жертвы — молоко, рисовые шарики, цветы».

В особенности почитаемы змеи на юге страны. В штате Керала у неких каст в каждом дворе имеются змеиные заповедники, где живут в норах священные кобры. Если семья переезжает в другой дом, то домашний жрец конфискует с собой всех кобр на новое место. Изумителен тот факт, что домашние змеи никого из членов семьи не кусают, вроде бы велика эта семья ни была. Каким образом эти твари отличают собственных от чужих, никто не знает.

Праздничек ЗМЕЙ

Тут везде справляют «наг-панчми» — праздничек змей. В сей день обитатели неких деревень, где развит культ змей, идут в леса и приносят оттуда корзины змей, выпускают их на улицах и во дворах, осыпают их цветами, поят молоком, набрасывают их на шейки, обёртывают вокруг рук. И змеи при всём этом почему-либо не кусаются. Иноземцы обожают поглядеть на эти змеиные вакханалии и фотографировать их, но через закрытые стёкла машин. «Наг-панчми» продолжается целый денек, а к ночи усталые от человечьих ласк змеи уползают к для себя домой.

Для многих обитателей деревень змеи, которых они отлавливают в ближайших болотах, издавна стали единственным источником доходов. Охота сопровождается обычным обрядом: исполняются мантры, змеелов предупреждает свою пленную, как длительно он будет держать её в неволе. «Договор» никогда не нарушается. Змей могут отпустить ранее, но никак не позднее обещанного срока. Ядовитые зубы у их никогда не убирают. Искусство заклинания змей передаётся в деревнях из поколения в поколение. Даже малыши не страшатся змей, играют с ними.

Ещё в XIX столетии один французский путник стал очевидцем выступления факира либо заклинателя змей: «Индус поставил впереди себя плоскую плетенку, в какой, свернувшись, лежала кобра. Под однообразные звуки флейты змея начала медлительно выпрямляться.

Кажется, как будто она посиживала на свёрнутом в кольца хвосте. Кобра делала в направлении факира резкие выпады, как будто желала его укусить. Заклинатель неотрывно смотрел на змею и через десять-двенадцать минут та успокоилась и однообразно покачивалась под замедляющийся темп флейты. Глаза её, сначала выражавшие только желание немедля поруха на заклинателя, сейчас сделались недвижными и зачарованно наблюдали за движениями факира. Индус пользовался этой расслабленностью змеи, медлительно приблизился к ней, не прекращая игры на флейте, и прижался к её голове щекой и языком. Это продолжалось всего одно мгновение — рассерженная змея ринулась на смельчака, но тот уже отступил на неопасное расстояние».

Но путник посмел выразить колебание: вправду ли у змеи есть ядовитые зубы, и был готов уплатить в подтверждение испанский пиастр. Тогда факиру принесли петушка, и тот протянул его кобре. Змея приподняла свою смертоносную голову и моментально ужалила жертву. Через пару минут петушок свалился навзничь, протянув лапки…

Способности старого ремесла, которыми они обладают, передаются по наследию. Учят только мальчишек. В пяти-шестилетнем возрасте им уже разрешают дотрагиваться к змеям. Учителя делают типичные прививки своим малолетним ученикам: втирают им яд в ранку на коже поначалу микроскопически малыми, а потом всё большенными дозами и таким макаром делают их невосприимчивыми к яду.

БОЯЗНЬ ФЛЕЙТЫ

До недавнешних пор считали, что поведение кобр во время представления непременно связано со звуками флейты. Игрой на флейте факир типо принуждает кобру подняться и, раздув капюшон, медлительно раскачиваться в темпе мелодии. «На самом же деле, — пишет один современный наблюдающий, — они устанавливают контакт со змеёй не при помощи музыки, а с помощью жеста. Лучший эффект достигается малозаметной опасностью: кобра поднимает голову и раздувает капюшон только когда ощущает себя в угрозы. Заклинатель начинает с того, что обрызгивает её немного прохладной водой, которая волнует змею. После чего он начинает играть, направляя на неё флейту. Выходящий из инструмента воздух обдувает змее спину, вследствие чего она обычно и начинает подниматься».

Может быть, первым европейцем, попытавшимся узнать секреты старой профессии, был французский журналист Андре Виллерс, который в 70-х годах прошедшего века уговорил 1-го факира из Бенареса дать ему несколько уроков укрощения кобры.

«В ответ на мою тираду, — вспоминает А. Виллерс: «Я знаю, что флейта не играет никакой роли в заклинании, так как змеи лишены слухового аппарата», — я получал только обходительную ухмылку. Все же эта научная правда, почерпнутая из статей в фаворитных изданиях, отступала перед лицом фактов. Факты же были последующие: чуть факир открывал корзину, оттуда стрелой вылетала кобра, чья раскрытая пасть не оставляла ни мельчайших колебаний по поводу её целей. И здесь происходило волшебство. Факир начинал играть на флейте, точнее, исторгать из неё узкий пронизывающий звук, качая при всем этом головой сверху вниз. Рептилия здесь же успокаивалась и, не отрывая ледяного взгляда от инструмента, начинала покачиваться, причём конкретно в такт мелодии, которую она, по дружному воззрению зоологов, была неспособна услышать. Но тут крылся некий трюк. Но какой?»

С течением времени журналисту удалось узнать, что на змею повлияет инструмент, применяемый не по его прямому предназначению. Во время дрессировки только-только приобретённая кобра, повсевременно выказывавшая собственный свирепый характер, раз за разом получала флейтой по зубам. «При каждой попытке нападения она получала ожесточенный удар, теряла драчливость и под конец, обессилев, юркнула в приготовленную для неё корзину. Укротитель закрыл её плетёной крышкой и сел рядом», — констатирует факты журналист.