Подарок с того света

Огненный змей обвился вокруг шеи Коляна и стал изрыгать пламя прямо в рот несчастному мужчине. Колян пытался оторвать змея от себя, но ничего не получалось. Тогда он перевернулся и, с грохотом упав на пол, проснулся. В груди саднило, во рту была пустыня.

Прокашлявшись, Колян поднялся на ноги и только сейчас заметил, что спал один. «Наверное, Верка опять в зале спит», — подумал Колян. Всё ещё смотря пустыми, засоловелыми глазами на смятую и переворочанную постель, он вдруг понял, что не может сказать ни слова. Коляна мучил жесточайший сушняк из-за выпитого накануне. Не зажигая света, и стараясь не шуметь, чтобы не потревожить жену, Колян поплёлся на кухню.

На кухне, ударившись об угол холодильника, Колян подошёл к плите и пощупал чайник. Чайник оказался холодным. Тогда Колян поднял его и стал жадно пить. Сквозь свои гулкие глотки он ясно услышал, как кто-то за столом чиркнул спичкой и закурил. По кухне потянуло табачным дымом. Колян поставил чайник на плиту и повернулся. Он надеялся увидеть там жену, которая сейчас начнёт его пилить за очередную пьянку, и уже приготовился выслушивать. Но за столом сидело два явно мужских силуэта. Колян протянул руку и зажёг свет.

-Ну зачем зажёг! – сказал один из сидевших мужчин, скорчившись от света.

-Так ведь хорошо сидели! – сказал другой, закрывшись рукой.

-Вы кто? – еле выдавил из себя Николай, вытаращившись на мужиков, сидевших за его столом на его кухне.

-А ты не узнаёшь, что ли? – сказал один из них, — Это же я – дед Потап, сосед твой!

Колян пригляделся, и ужаснулся – перед ним и вправду сидел дед Потап из соседней квартиры.

Колян с женой переехал в эту вновь купленную трехкомнатную квартиру три года назад. А соседями по площадке были старики – дед Потап и баба Маруся. Старикам очень приглянулась молодая семья, и они старались всячески им помогать. Они часто заходили в гости, баба Маруся угощала их домашней выпечкой. «Вы ведь всё время на работе – вам и готовить некогда», — говорила баба Маруся, вручая Вере то тазик с булочками, то с пирожками. Колян тоже любил поболтать с дедом Потапом. Но через полгода Николай стал всё чаще прикладываться к бутылке и всё чаще приходить с работы позже и пьяным. Начались ссоры, ругань. Но старики и тут умудрялись помирить молодую семью. Полтора года назад баб Маруся умерла, а спустя ещё полгода от горя и запоя умер дед Потап. И вот сейчас Колян смотрел на Потапа и не верил своим глазам.

-Кстати, знакомься, — сказал Потап, — это Миша.

-Здравствуйте, — промямлил Колян.

-Да ты не смотри, не узнаешь, — улыбнулся Миша, — ты у моего внука квартиру покупал вот эту, — Миша развёл руками, — я до тебя здесь жил.

-Точно, — сказал Колян, вспоминая, что в квартире до него жил дед того парня, у которого они с Верой купили квартиру. Только дед помер года за три до продажи квартиры. И Колян это тоже прекрасно помнил.

-Ты форточку открой, раз уж стоишь, — сказал Потап, — а то надымили. Маруся придёт за мной и ругаться будет.

Колян повернулся к окну и изумился – оно было деревянное и с форточкой, хотя он сам менял его на пластиковое, когда делал ремонт. Колян открыл форточку и огляделся. Кухня была его и не его одновременно. Что-то из мебели было старого советского образца, но абсолютно новое, а что-то из его покупок в свою квартиру.

-Присаживайся, — сказал Миша, наливая в стакан водку, — а то застоялся уже. Путь-то сюда неблизкий.

-Ага, — сказал Колян, присаживаясь на табуретку. Только сейчас он заметил, что старики не просто так сидели, а выпивали. И Колян зашёл именно в разгар их застолья. Колян взял в руку стакан и повертел его в руке. Он всё ещё не верил в происходящее, считая, что всё это ему снится.

-Что, нравится посуда? – спросил Миша, — Твоя-то всё новомодные кружки берёт. А нет ничего лучше советского гранённого стакана.

-Ага, — снова повторил Колян и выпил.

-Дарю! – сказал Миша, когда тот поставил свой пустой стакан на стол.

-Мы тут, Коля, держим только то, что нам нравится. Тут так можно. Ты ещё привыкнешь. Раненько, конечно, тебя к нам сослали. Не ждал я тебя так рано, — сказал Потап.

Старики разлили ещё. Колян снова поднял подаренный стакан и снова выпил. Он всё ещё не верил в происходящее и ждал когда проснётся.

-А где это тут? – спросил он уже заплетающимся языком у Потапа после четвертого полстакана.

-Так ясно где! Здесь на том свете! А ты думал, в рай попал, что ли? – засмеялся Потап.

В это время на кухню вошла баб Маруся и всплеснула руками:

-Вы чтой-то окаянные, совсем рехнулись? Молодого спаивают! Потап, ты и здесь уже от своей водки из ума выжил? Пошли домой! А Коле домой надо, рано ему ещё сюда.

-Как рано, раз пришёл? – начал спорить Потап, подавая знак Мише, чтобы скорее наливал.

Михаил быстро разлил и мужчины, подняв стаканы, выпили. Колян поставил стакан на стол и слышал, как баба Маруся бранилась с Потапом, только не мог разобрать слов. Он понял, что его клонит на стол спать.

Колян открыл глаза оттого, что в них бил свет из окна. Он поднял голову, и понял, что у него похмелье. Проморгавшись, он огляделся и понял, что за столом на стуле у себя на кухне. Хотя он чётко помнил, что ложился спать в спальню на кровать. Он отодвинул стул и встал. В это время на кухню зашла Вера.

-Ты с кем вчера пил-то? – спросила она.

-С Поздняковым в баре немного, — ответил Колян.

-А здесь с кем продолжал? – строго посмотрела на мужа Вера.

-Ни с кем, я же сразу спать лёг, — напрягся Колян, вспоминая свой жуткий сон.

-Я ночью вышла на кухню, а ты спишь за столом, в руке стакан и входная дверь не закрыта. Стакан-то откуда? – спросила Вера, вертя в руках очень знакомый Коляну стакан деда Миши.

-Наверное, Поздняков подарил, — ответил Колян, и понял, что его бросило в пот.

-И дверь забыл закрыть.

-Угу, — сглотнул подступивший комок к горлу Колян.

После этого случая, когда Николай сумел добиться прощения жены, тяга к спиртному пропала надолго. И только иногда во снах он всё ещё видел двух стариков, которые пили на его старой кухне, грустя, что в компании нет третьего.