Реальная жизнь современного Робинзона Крузо в Индонезии (5 фото)

Для человека, который провел 40 лет на необитаемом острове, Даенг Абу просто светится любовью к жизни. Когда он приглашал журналистов, приехавших к нему на островок у берегов Сулавеси, Индонезия, чтобы взять интервью, беззубый рот Абу сложился в радостную усмешку. Его слепые белесые глаза спрятались за морщинками, появившимися из-за смеха, а костлявые руки протянулись для теплого объятия. Он и его жена Даенг Майда ведут свою жизнь в изоляции на необитаемом острове с 1972 года.

Как зародилась семья отшельниковф

Реальная жизнь современного Робинзона Крузо в Индонезии (5 фото)

Никто не знает, сколько им было лет, когда они поженились на соседнем острове. На данный момент они сами полагают, что им около восьмидесяти. Абу помнит, что ему было больше двадцати, когда проходила церемония бракосочетания, а Майда – что был засушливый сезон. Ее дядя трижды выстрелил в воздух, она проследовала к новому семейному дому (Абу построил хижину из бамбука и пальмовых листьев), и началась семейная жизнь. Они даже не представляли себе, какое будущее их ждет – паре было предначертано стать экологическими активистами, которые проводят время, выращивая морских черепах и выступая против использования динамита и цианида при рыбной ловле, что уничтожает рифы Индонезии. Однако сначала у жизни были свои планы.

История болезни

Реальная жизнь современного Робинзона Крузо в Индонезии (5 фото)

Когда семейная пара зажила своей собственной жизнью, Абу начал нырять на глубину двадцати пяти метров за гигантскими моллюсками и морскими ушками, отправляться на недельные рыбацкие заплывы вокруг островов. Майда занималась домашним хозяйством, готовила и ткала. Дождливый сезон сменялся засушливым, а засушливый – снова дождливым. Иногда они ели много рыбы, иногда обходились только рисом. Майда родила шестерых детей, но пять из них умерли, не дожив даже до одного года. Сакка, их единственный выживший ребенок, уже вырос, когда Абу понял, что что-то не так. «Я нырял за морским ушком», — вспомнил он. — «Я почувствовал, как мое тело становится больше, я ощутил, как будто на мне было несколько мешком с цементом». Во тьме ночи Абу отправился в город Макасар – дорога занимала 12 часов. Много раз в течение многих лет он проделывал этот маршрут, потому что в его семье здоровье ценилось выше, чем еда. Абу вспомнил тот день, когда доктор обследовал его и выявил, что Абу потерял чувствительность в конечностях. Когда Абу сказал своей жене, что у него kusta – местный термин, обозначающий проказу, Майда заплакала. Если Абу не сможет нырять или хотя бы рыбачить, им будет нечего есть.

Поиск добровольцев

Реальная жизнь современного Робинзона Крузо в Индонезии (5 фото)

Немногим позже, в 1972 году, глава их района попросил выступить добровольцев, желающих жить на острове, находящемся в получасе дороги от их места проживания, чтобы выращивать там морских черепах. Никто не хотел идти, однако Абу почувствовал, что необитаемый остров – это идеальное место, где можно избежать социальной стигмы и заражения других заболеванием, которое продолжало уродовать его тело. Забота о черепахах – это работа, с которой они оба могли бы справляться, и государственное пособие станет для них выходом, когда Абу совсем ослабеет и не сможет даже рыбачить.

Переезд

Реальная жизнь современного Робинзона Крузо в Индонезии (5 фото)

Он разобрал дом, погрузил его и все семейные вещи на лодку и отправился вместе с женой на остров, где ему предстояло теперь жить. «Все плакали», — сказал Абу. — «Они говорили: «Почему ты отправляешься на остров, как будто ты сделал что-то плохое?»» Оказавшись на необитаемом острове, в первый вечер Абу и Майда тоже плакали. Многие бугийские островитяне хоронили своих умерших на необитаемых островах из страха перед привидениями и ходячими мертвецами. Ченгке был одним из таких островов, и Абу с Майдой говорят, что они до сих пор чувствуют присутствие духов. Когда семейная пара прибыла на остров, он представлял собой песчаный кусок земли, на котором даже негде было спрятаться от солнца или от шторма. Абу посадил семена, из которых со временем выросли деревья, дающие тень и защиту, и поколение за поколением маленькие черепашки начали вылупляться под надежным присмотром пары.

Спасение рифов

Изначально они выращивали черепах для продажи в Макасар – в качестве аквариумных животных, но, вероятнее всего, для употребления в пищу. Но со временем правительственные приоритеты изменились – изменилась и роль пары Даенг. Теперь они выращивали черепах, чтобы выпускать их на волю. Около 17 тысяч островов Индонезии разбросаны на протяжении пяти тысяч километров, создавая наиболее биологически разнообразные коралловые рифы, – более восьмидесяти процентов из них находятся под угрозой исчезновения. Черепахи являются жизненно важными для этой хрупкой экосистемы. Питаясь водорослями и губками, они поддерживают рифы здоровыми. Однако кораллам угрожает нечто большее, чем нехватка черепах. В девяностые использование цианида и динамита для рыбалки стало крайне распространенным, так как позволяло сэкономить время и силы – эта технология помогала местным рыбакам ловить рыбу для экспорта. Бросив шашку или банку на риф, можно было получить столько рыбы, сколько пришлось бы ловить неделю. Именно борьбе с этим и посвятили свою жизнь Абу и Майда.